Русская история(гл.1)

УДЕЛЬНЫЕ ВЕКА. Бросив в изучаемом периоде беглый взгляд на судьбу юго-западной Руси, мы надолго выпустили её из вида, чтобы сосредоточить всё своё внимание на северо-восточной половине Русской земли, на верхневолжской отчине суздальских Всеволодовичей. Такое ограничение поля наблюдения - неизбежная уступка условиям наших занятий. Мы можем следить только за господствующими движениями нашей истории, плыть, так сказать, её фарватером, не уклоняясь к береговым течениям. В области Верхней Волги сосредоточивались с XIII в. наиболее крепкие народные силы, и там надобно искать завязки основ и форм народной жизни, которые потом получили господствующее значение. Мы уже видели, в каком направлении стала изменяться здесь общественная жизнь под влиянием отлива народных сил в эту сторону. Старый устоявшийся быт расстроился. В новой обстановке, под гнётом новых внешних несчастий всё здесь локализовалось, обособлялось: широкие общественные связи порывались, крупные интересы дробились, все отношения суживались. Общество расплывалось или распадалось на мелкие местные миры; каждый уходил в свой тесный земляческий уголок, ограничивая свои помыслы и отношения узкими интересами и ближайшими соседскими или случайными связями. Государство, опирающееся на устойчивые общие интересы, на широкие общественные связи, при такой раздроблённой и разлаженной жизни становится невозможно или усвояет несвойственные ему формы и приёмы действия: оно также распадается на мелкие тела, в строе которых с наивным безразличием элементы государственного порядка сливаются с нормами гражданского права. Из такого состояния общества на Западе вышел феодализм; такое же состояние на Верхней Волге послужило основой удельного порядка. При изучении истории неохотно останавливают внимание на таких эпохах, дающих слишком мало пищи уму и воображению: из маловажных событий трудно извлечь какую-либо крупную идею; тусклые явления не складываются ни в какой яркий образ; нет ничего ни занимательного, ни поучительного. Карамзину более чем 300-летний период со смерти Ярослава I представлялся временем, «скудным делами славы и богатым ничтожными распрями многочисленных властителей, коих тени, обагрённые кровию бедных подданных, мелькают в сумраке веков отдалённых». У Соловьева, впрочем, самое чувство тяжести, выносимое историком из изучения скудных и бесцветных памятников XIII и XIV вв., облеклось в коротенькую, но яркую характеристику периода. «Действующие лица действуют молча, воюют, мирятся, но ни сами не скажут, ни летописец от себя не прибавит, за что они воюют, вследствие чего мирятся; в городе, на дворе княжеском ничего не слышно, всё тихо; все сидят запершись и думают думу про себя; отворяются двери, выходят люди на сцену, делают что-нибудь, но делают молча. Однако такие эпохи, столь утомительные для изучения и, по-видимому, столь бесплодные для истории, имеют своё и немаловажное историческое значение. Это так называемые переходные времена, которые нередко ложатся широкими и тёмными полосами между двумя периодами. Такие эпохи перерабатывают развалины погибшего порядка в элементы порядка, после них возникающего. К таким переходным временам, передаточным историческим стадиям, принадлежат и наши удельные века: их значение не в них самих, а в их последствиях, в том, что из них вышло. СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. Удельный порядок, следствия которого нам предстоит изучить, сам был одним из политических следствий русской колонизации Верхнего Поволжья при участии природы края. Эта колонизация приносила в тот край те же общественные элементы, из которых слагалось общество днепровской Руси: то были князья, их дружины, городской торгово-промышленный класс и перемешавшееся сельское население из разных старых областей. Мы знаем их взаимное отношение в старой Руси: три первых элемента были силами господствующими и борющимися при участии духовенства, обыкновенно умиротворяющем. Областные вечевые города, руководимые своими «лепшими мужами», знатью торгового капитала, обособляли области в местные миры, а дружины, аристократия оружия, со своими князьями скользили поверх этих миров, с трудом поддерживая связь между ними. Представляются вопросы: какое соотношение установилось между этими общественными стихиями под кровом удельного порядка и какое участие приняла каждая из них в действии этой новой политической формы? Эти вопросы и будут руководить нами при изучении следствий удельного порядка. При этом изучении мы будем рассматривать удел сам в себе, без его отношений к другим уделам: этих отношений мы коснёмся в истории княжества Московского. Следствия этого порядка становятся заметны уже в XIII в., ещё более в XIV. ДРОБЛЕНИЕ УДЕЛОВ. Прежде всего этот порядок сопровождался всё усиливавшимся удельным дроблением северной Руси, постепенным измельчанием уделов. Старая Киевская Русь делилась на княжеские владения по числу наличных взрослых князей, иногда даже с участием малолетних; таким образом, в каждом поколении Русская земля переделялась между князьями. Теперь с исчезновением очередного порядка стали прекращаться и эти переделы. Члены княжеской линии, слишком размножавшейся, не имели возможности занимать свободные столы в других княжествах и должны были всё более дробить свою наследственную вотчину. Благодаря этому в некоторых местах княжеские уделы распадались между наследниками на микроскопические доли. Я сделаю краткий обзор этого удельного дробления, ограничиваясь лишь двумя первыми поколениями Всеволодовичей. По смерти Всеволода его верхневолжская вотчина по числу его сыновей распалась на 5 частей. При старшем Владимирском княжестве, которое считалось общим достоянием Всеволодова племени, явилось 4 удела: Ростовский, Переяславский, Юрьевский (со стольным городом Юрьевом Польским) и Стародубский на Клязьме. Когда внуки Всеволода стали на место отцов. Суздальская земля разделилась на более мелкие части. Владимирское княжество продолжало наследоваться по очереди старшинства, но из него выделились 3 новых удела: Суздальский, Костромской и Московский. Ростовское княжество также распалось на части: из него выделились младшие уделы Ярославский и Углицкий. Переяславский удел также распался на несколько частей: рядом со старшим уделом Переяславским возникли два младших, из него выделившихся, Тверской и Дмитрово-Галицкий. Только княжества Юрьевское и Стародубское остались нераздельны, ибо первые их князья оставили лишь по одному сыну. Итак, Суздальская земля, распадавшаяся при детях Всеволода на 5 частей, при внуках его раздробилась на 12. В подобной прогрессии шло удельное дробление и в дальнейших поколениях Всеволодова племени. Для наглядности пересчитаю вам части, на какие последовательно дробилось старшее из первоначальных удельных княжеств - остовское.

Авторские права принадлежат Ключевскому В.О.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz