История России с древнейших времен(ч.3)

В 1272 году Ярослав умер на возвратном пути из Орды. По старому по- рядку вещей великое княжество перешло к брату его Василию костромскому; но относительно Новгорода явился ему соперник, и, таким образом, новго- родцы получили право выбора: послы Василия костромского и племянника его, Димитрия переяславского в одно время съехались в Новгороде; оба князя просили себе этого стола. Казалось, что выбор будет легок для нов- городцев: благодарность заставляла их избрать Василия, недавно избавив- шего их от страшной опасности. Несмотря на то, они посадили у себя Ди- митрия. Есть известие, объясняющее причину такого поступка: Василий тре- бовал уничтожения грамот брата своего, следовательно, новгородцы выбрали того, кто согласился княжить у них на всей их воле. Однако новый великий князь не думал уступать своих прав: с татарами и племянником своим, кня- зем тверским Святославом, он повоевал волости новгородские, взял Торжок, пожег хоромы, посадил своего тиуна, торговля с Низовою землею прекрати- лась, купцов новгородских перехватали там, и хлеб сильно вздорожал в го- роде. Зимою 1273 года князь Димитрий с новгородцами пошел к Твери, а к Василию послали сказать: "Возврати волости новгородские и помирись с на- ми"; но Василий не хотел мириться - тогда в Новгороде возмутились люди и захотели Василия; Димитрий, не дожидаясь изгнания, добровольно уехал в свой Переяславль, и Василий сел на столе новгородском; по некоторым из- вестиям, великий князь наказал своих противников, в числе которых был тысяцкий; судя по обстоятельствам, с вероятностию можно положить, что прежние требования Василия относительно грамот были исполнены. Перемена князя повлекла и перемену посадника: еще до приезда Васильева отняли по- садничество у Павши (Павла Семеновича) и дали Михаилу Мишиничу (вероят- но, сыну убитого прежде Миши); Давша бежал сперва к Димитрию, но потом раздумал и поехал с поклоном к Василию, который, как видно, принял его милостиво, потому что как скоро Василий утвердился в Новгороде, то отня- ли посадничество у Михаила и отдали опять Павше, выведши его из Костро- мы; но в следующем же 1274 году Павша умер, и Михаил стал опять посадни- ком. В 1276 году умер великий князь Василии и погребен в своей отчине, Костроме; с ним прекратилось первое поколение потомства Ярослава Всево- лодовича, и старшинство со столом владимирским перешло по старине к старшему сыну Невского, Димитрию Александровичу переяславскому. Таким образом, при ослаблении родовой связи и общности владения, при образова- нии уделов, отдельных отчин и при необходимо следующем отсюда стремлении каждого великого князя усилить свое собственное княжество, причем все они начинают с Новгорода, жребий - усилиться и стать чрез это сосредото- чивающим пунктом Руси - выпал сперва Твери, но недостаток твердости в Ярославе тверском и соперничество брата его Василия воспрепятствовали усилению Твери; Василий костромской едва получил великокняжескую об- ласть, как начал действовать точно таким же образом, какой осуждал в брате; подобно ему привел татар на новгородцев, тогда как прежде засту- пился за последних и отклонил от них татарское нашествие; но кратковре- менное пятилетнее правление не позволило ему усилить Костромское кня- жество, он умер бездетен, и очередь перешла к Переяславлю Залесскому. Касательно ордынских отношений по смерти Невского: в 1266 году кончи- лось первое, самое тяжелое двадцатипятилетие татарского ига; в этом го- ду, говорят летописи, и умер хан Берге и была ослаба Руси от насилия та- тарского; Берге был первый хан, который принял магометанство, и поэтому неудивительно читать в летописях, что какой-то Изосим принял ислам в угодность татарскому баскаку. Берге наследовал Менгу-Тимур, внук Батыя от второго сына его Тутукана. В 1275 году происходила вторичная перепись народа на Руси и в Новгороде. На западе по-прежнему шла борьба с Литвою и немцами. В Литве в это время произошли усобицы, вследствие которых прибежал во Псков один из литовских князей, именем Довмонт, с дружиною и с целым родом, принял крещение под именем Тимофея и был посажен пскови- тянами на столе св. Всеволода: здесь в первый раз видим то явление, что русский город призывает к себе в князья литвина вместо Рюриковича, явле- ние любопытное, потому что оно объясняет нам тогдашние понятия и отноше- ния, объясняет древнее призвание самого Рюрика, объясняет ту легкость, с какою и другие западные русские города в это время и после подчинялись династии князей литовских. Псковичи не ошиблись в выборе: Довмонт своими доблестями, своею ревностию по новой вере и новом отечестве напомнил Ру- си лучших князей ее из рода Рюрикова - Мстиславов, Александра Невского. Чрез несколько дней после того, как псковичи провозгласили его князем, Довмонт, взявши три девяноста дружины, отправился на Литовскую землю и повоевал свое прежнее отечество, пленил родную тетку свою, жену князя Гердена, и с большим полоном возвращался во Псков. Переправившись через Двину и отъехав верст пять от берега, он стал шатрами на бору, расставил сторожей по реке, отпустил два девяноста ратных с полоном во Псков, а сам остался с одним девяностом, ожидая за собою погони. Гердена и других князей не было дома, когда Довмонт пустошил их землю; возвратившись, они погнались с 700 человек вслед за ним, грозясь схватить его руками и пре- дать лютой смерти, а псковичей иссечь мечами. Стража, расставленная Дов- монтом на берегу Двины, прибежала и объявила ему, что литва уже перепра- вилась через реку. Тогда Довмонт сказал своей дружине: "Братья мужи псковичи! кто стар, тот отец, а кто молод, тот брат! слышал я о мужестве вашем во всех сторонах; теперь перед нами, братья, живот и смерть: братья мужи псковичи! потянем за св. Троицу и за свое отечество". Поехал князь Довмонт с псковичами на литву и одним девяностом семьсот победил. В следующем 1267 году новгородцы с Довмонтом и псковичами ходили на Лит- ву и много повоевали; в 1275 году русские князья ходили на Литву вместе с татарами и возвратились с большою добычею. В 1268 году новгородцы соб- рались было опять на Литву, но на дороге раздумали и пошли за Нарову к Раковору (Везенберг), много земли попустошили, но города не взяли и, по- терявши 7 человек, возвратились домой; но скоро потом решились предпри- нять поход поважнее и, подумавши с посадником своим Михаилом, послали за князем Димитрием Александровичем, сыном Невского, звать его из Переяс- лавля с полками; послали и к великому князю Ярославу, и тот прислал сы- новей своих с войском, Тогда новгородцы сыскали мастеров, умеющих делать стенобитные орудия, и начали чинить пороки на владычнем дворе. Немцы-ри- жане, феллинцы, юрьевцы, услыхавши о таких сборах, отправили в Новгород послов, которые объявили гражданам: "Нам с вами мир, переведывайтесь с датчанами-колыванцами (ревельцами) и раковорцами (везенбергцами), а мы к ним не пристаем, на чем и крест целуем"; и точно - поцеловали крест; новгородцы, однако, этим не удовольствовались, послали в Ливонию привес- ти к кресту всех пискупов и божиих дворян (рыцарей), и те все присягну- ли, что не будут помогать датчанам.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz