История России с древнейших времен(ч.1)

ПРЕДИСЛОВИЕ
Русскому историку, представляющему свой труд во второй половине XIX
века, не нужно говорить читателям о значении, пользе истории отечествен-
ной; его обязанность предуведомить их только об основной мысли труда.
Не делить, не дробить русскую историю на отдельные части, периоды, но
соединять их, следить преимущественно за связью явлений, за непос-
редственным преемством форм, не разделять начал, но рассматривать их во
взаимодействии, стараться объяснить каждое явление из внутренних причин,
прежде чем выделить его из общей связи событий и подчинить внешнему вли-
янию - вот обязанность историка в настоящее время, как понимает ее автор
предлагаемого труда.
Русская история открывается тем явлением, что несколько племен, не
видя возможности выхода из родового, особного быта, призывают князя из
чужого рода, призывают единую общую власть, которая соединяет роды в од-
но целое, дает им наряд, сосредоточивает силы северных племен, пользует-
ся этими силами для сосредоточения остальных племен нынешней средней и
южной России. Здесь главный вопрос для историка состоит в том, как опре-
делились отношения между призванным правительственным началом и призвав-
шими племенами, равно и теми, которые были подчинены впоследствии; как
изменился быт этих племен вследствие влияния правительственного начала -
непосредственно и посредством другого начала - дружины, и как, в свою
очередь, быт племен действовал на определение отношений между прави-
тельственным началом и остальным народонаселением при установлении внут-
реннего порядка или наряда. Замечаем именно могущественное влияние этого
быта, замечаем другие влияния, влияние греко-римское, которое проникает
вследствие принятия христанства от Византии и обнаруживается преимущест-
венно в области права. Но, кроме греков, новорожденная Русь находится в
тесной связи, в беспрестанных сношениях с другим европейским народом - с
норманнами: от них пришли первые князья, норманны составляли главным об-
разом первоначальную дружину, беспрестанно являлись при дворе наших кня-
зей, как наемники участвовали почти во всех походах, - каково же было их
влияние? Оказывается, что оно было незначительно. Норманны не были гос-
подствующим племенем, они только служили князьям туземных племен; многие
служили только временно; те же, которые оставались в Руси навсегда, по
своей численной незначительности быстро сливались с туземцами, тем более
что в своем народном быте не находили препятствий к этому слиянию. Таким
образом, при начале русского общества не может быть речи о господстве
норманнов, о норманском периоде.
Выше замечено, что быт племен, быт родовой могущественно действовал
при определении отношений между правительственным началом и остальным
народонаселением. Этот быт долженствовал потерпеть изменения вследствие
влияния новых начал, но оставался еще столько могущественным, что в свою
очередь действовал на изменявшие его начала; и когда семья княжеская,
семья Рюриковичей, стала многочисленна, то между членами ее начинают
господствовать родовые отношения, тем более что род Рюрика, как род вла-
детельный, не подчинялся влиянию никакого другого начала. Князья считают
всю Русскую землю в общем, нераздельном владении целого рода своего,
причем старший в роде, великий князь, сидит на старшем столе, другие ро-
дичи смотря по степени своего старшинства занимают другие столы, другие
волости, более или менее значительные; связь между старшими и младшими
членами рода чисто родовая, а не государственная; единство рода сохраня-
ется тем, что когда умрет старший или великий князь, то достоинство его
вместе с главным столом переходит не к старшему сыну его, но к старшему
в целом роде княжеском; этот старший перемещается на главный стол, при-
чем перемещаются и остальные родичи на те столы, которые теперь соот-
ветствуют их степени старшинства. Такие отношения в роде правителей, та-
кой порядок преемства, такие переходы князей могущественно действуют на
весь общественный быт древней Руси, на определение отношений прави-
тельственного начала к дружине и к остальному народонаселению, одним
словом, находятся на первом плане, характеризуют время.
Начало перемены в означенном порядке вещей мы замечаем во второй по-
ловине XII века, когда Северная Русь выступает на сцену; замечаем здесь,
на севере, новые начала, новые отношения, имеющие произвести новый поря-
док вещей, замечаем перемену в отношениях старшего князя к младшим, ос-
лабление родовой связи между княжескими линиями, из которых каждая стре-
мится увеличить свои силы на счет других линий и подчинить себе послед-
ние уже в государственном смысле. Таким образом, чрез ослабление родовой
связи между княжескими линиями, чрез их отчуждение друг от друга и чрез
видимое нарушение единства Русской земли приготовляется путь к ее соби-
ранию, сосредоточению, сплочению частей около одного центра, под властию
одного государя.
Первым следствием ослабления родовой связи между княжескими линиями,
отчуждения их друг от друга было временное отделение Южной Руси от Се-
верной, последовавшее по смерти Всеволода III. Не имея таких прочных ос-
нов государственного быта, какими обладала Северная Русь, Южная Русь
после татарского нашествия подпала под власть князей литовских. Это обс-
тоятельство не было гибельно для народности юго-западных русских облас-
тей, потому что литовские завоеватели приняли русскую веру, русский
язык, все оставалось по-старому; но гибельно было для русской жизни на
юго-западе соединение всех литовско-русских владений с Польшею
вследствие восшествия на польский престол литовского князя Ягайла: с
этих пор Юго-Западная Русь должна была вступить в бесплодную для своего
народного развития борьбу с Польшею для сохранения своей народности, ос-
новою которой была вера; успех этой борьбы, возможность для Юго-Западной
Руси сохранить свою народность условливались ходом дел в Северной Руси,
ее самостоятельностью и могуществом.
Здесь новый порядок вещей утверждался неослабно. Вскоре по смерти
Всеволода III, по отделении Южной Руси от Северной, явились и в послед-
ней татары, опустошили значительную ее часть, наложили дань на жителей,
заставили князей брать от ханов ярлыки на княжение. Так как для нас
предметом первой важности была смена старого порядка вещей новым, пере-
ход родовых княжеских отношений в государственные, отчего зависело
единство, могущество Руси и перемена внутреннего порядка, и так как на-
чала нового порядка вещей на севере мы замечаем прежде татар, то мон-
гольские отношения должны быть важны для нас в той мере, в какой со-
действовали утверждению этого нового порядка вещей. Мы замечаем, что
влияние татар не было здесь главным и решительным. Татары остались жить
вдалеке, заботились только о сборе дани, нисколько не вмешиваясь во
внутренние отношения, оставляя все как было, следовательно, оставляя на
полной свободе действовать те новые отношения, какие начались на севере
прежде них. Ярлык ханский не утверждал князя неприкосновенным на столе,
он только обеспечивал волость его от татарского нашествий; в своих
борьбах князья не обращали внимания на ярлыки; они знали, что всякий из
них, кто свезет больше денег в Орду, получит ярлык преимущественно перед
другим и войско на помощь.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz