Русская история(гл.3)

Совершенно так же расширялась территория и за Каспийским морем, в глубине Азии. Южные границы Западной Сибири издавна беспокоили кочевые киргизы, населявшие Северный Туркестан. В царствование Николая эти киргизы были усмирены, но усмирение это привело Россию в столкновение с различными ханствами Туркестана - Кокандом, Бухарой и Хивой. Поддерживаемое своими единоплеменниками, население этих ханств начало сильнее тревожить юго-восточные пределы Руси. Рядом походов 1864 - 1865 гг. под командой Черняева и Веревкина были почти завоеваны сначала ханство Кокандское, потом Бухарское. Из завоеванных владений в 1867 г. было образовано Туркестанское генерал-губернаторство на Сыр-Дарье. Тогда разбойничью роль, от которой должны были отказаться оба ханства, приняли на себя хивинцы, отделенные от новых границ России песчаными степями. Рядом походов, начатых в 1873 г. под начальством генерал-губернатора ташкентского Кауфмана и законченных текинской экспедицией Скобелева, 1880 - 1881 гг., завоевана была и Хива. Таким образом, юго-восточные границы России сами собою дошли либо до могущественных естественных преград, либо до преград политических. Такими преградами являются: хребты Гинду-Куш, Тянь-Шань, Афганистан, Английская Индия и Китай. ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС. Итак, в продолжение XIX в. юго-восточные границы России постепенно отодвигаются за естественные пределы неизбежным сцеплением отношений и интересов. Совсем иным направлением отличается внешняя политика России на юго-западных европейских границах. Я сказал, что здесь с начала века усвоены были новые задачи. Кончив политическое объединение русского народа, территориальное собирание русской равнины, здесь Россия предпринимает политическое освобождение других национальностей, связанных с русским народом родством, либо племенным, либо религиозным, либо религиозно-племенным. Но эта задача не сразу далась России, выработалась и усвоилась ею постепенно, даже не без стороннего внушения. В XVIII в., в царствование Екатерины, еще не понимали религиозно-племенных задач внешней политики, не стремились обдуманно к политическому освобождению родственных народностей. Во внешней политике по отношению к Турции и к Польше господствовала одна простая цель, которую можно обозначить словами: «территориальное урезывание враждебного соседа с целью округления собственных границ». У врагов просто отнимали смежные земли, чтобы исправить собственные пределы; исправляя свои границы, наконец, дошли на юге до пределов, далее которых нельзя было вести прежнюю политику, именно нельзя было по двум причинам. Теперь русские войска остановились перед такими областями Турции, которые либо нельзя было присоединить к империи, не возбудив страшной тревоги на Западе, либо неудобно было присоединять по отсутствию прямых географических связей их с империей. Так, из политики территориального урезывания соседа развился другой план - политика раздробления соседа. Присмотревшись к Турции, увидели, что это не цельное тело, а куча разнохарактерных народностей. Тогда и решили постепенно обособлять эти составные части двояким способом: или деля их между сильными державами Европы, или восстановляя из них государства, некогда существовавшие в пределах нынешней Турции. Отсюда развивается двойная политика по отношению к Турции - политика ее международного раздела, подобного польским, и политика исторических реставраций. Оба эти стремления иногда причудливо смешивались в одних и тех же планах, но оба эти стремления были совершенно чужды религиозно-племенным принципам. Любопытный образец этого смешения представляет знаменитый греческий проект Екатерины. Готовясь ко второй войне с Турцией, в 1782 г. Россия заключила союз с Австрией на таких условиях: из Молдавии, Валахии и Бессарабии образуется независимое государство Дакийское (термин, вычитанный из средневековых летописцев); из коренных областей европейской и, если можно, азиатской Турции образуется восстановленная Византийская империя; Босния и Сербия отдаются Австрии вместе с владениями Венеции на материке, которая в возмездие за то получает Морею, Крит и Кипр. Нельзя себе представить большего хаоса в политических понятиях и большего дурачества в международных комбинациях: восстановляется несуществовавшее государство (Дакия какая-то), славянские земли отдаются немецкой Австрии, православно-греческие области присоединяются к католической Венеции. Подобным хаосом отличается и план, предложенный в 1800 г. Ростопчиным императору Павлу. Считая Турцию неспособной существовать, Ростопчин думал, что лучше всего разделить ее с Австрией и Францией; Россия берет себе Молдавию, Болгарию и Румынию, отдает Австрии Валахию, Сербию и Боснию, а Франции - Египет; Морея с архипелажскими островами становится независимой республикой. В этом плане есть все - и раздел Турции, и политическая реставрация с границами, не имевшими никакой опоры в истории, и пренебрежение к религиозно-племенным интересам и отношениям. Этот хаос заставил некоторых политиков идти против всякого раздела Турции; таков был наш посланник в Константинополе граф Кочубей. В 1802 г. он писал императору, что всего хуже раздел Турции, всего лучше - сохранение ее: «Турки - самые спокойные соседи, и потому для блага нашего лучше всего сохранить сих естественных наших неприятелей». РОССИЯ И ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ. Но с самого начала XIX в. различные условия, частью возникавшие в самой православно-славянской среде, частью навеянные со стороны, подсказали русской политике новые начала, которыми она должна была руководствоваться. Все эти условия выходили из одного источника, составляющего характерное явление международной европейской жизни истекшего века, - этим источником был национальный принцип. Принцип этот с особенной силой проявился в Европе не без участия французской революции. Французская революция и завоевательная политика, усвоенная ее преемницей - наполеоновской империей, чрезвычайно сильно подействовали на всю Европу, но подействовали не везде одинаково, смотря по положению различных народностей, подвергшихся их действию. В этом отношении европейские народы можно разделить на три разряда. Одни из них, составляя независимые и цельные политические тела, были лишены внутренней свободы, таковы были Испания, Португалия; другие пользовались внешней независимостью и также лишены были внутренней свободы, но при этом не имели еще политической цельности, были раздроблены на несколько самостоятельных государств, таковы были Германия, Италия. Наконец, третьи лишены были как внешней независимости, так и внутренней свободы, таковы были православно-славянские или славяно-католические племена Балканского полуострова и Австрии. В первых народностях французская революция и империя пробудили стремление к внутренней свободе, во вторых - к политическому объединению вместе с внутренней свободой, в третьих - стремление к национально-политическому освобождению от иноземного ига. Стремление этих-то последних народов и внушило России новое направление ее внешней политики. С первых лет века различные племена Балканского полуострова начали шевелиться; поднимая восстания, они обращались за помощью к России, напоминая ей свое религиозное или племенное с ней родство. Эти религиозные и племенные связи и указали русской политике начала, во имя которых она стала действовать против Турции. Первое выражение этих начал находим в сочинении одного славянского публициста, вызванном восстанием сербов. В конце 1803 г. поднялись сербы Восточной Сербии; митрополит австрийских сербов Стратимирович, чтобы помочь единоплеменникам, в 1804 г. переслал в Петербург записку, или «начертание о восстановлении нового, славяно-сербского государства». В этой записке он указывает на сходство религии, языка и образа жизни сербов с русскими и ставит русскому правительству вопрос: «Нельзя ли и не стоит ли труда добрых славянорусских родичей в политическое бытие привести, а со временем и в политическое содружество?» Он предлагает и форму освобождения: поднявшаяся часть сербов может оставаться под верховной властью Турции, получивши только независимость внутреннего управления и находясь под покровительством России. Эта программа волей-неволей была усвоена русской политикой и повела к удивительно однообразному процессу освобождения различных мелких национальностей Балканского полуострова. Уже в XVIII в. правительства Молдавии и Валахии были поставлены в несколько независимые отношения к Турции; рядом договоров в XIX в. с Турцией постепенно приобретена была этим областям полная независимость. По договору в Бухаресте 1812 г. Турция лишалась права держать свои войска в этих областях; по договору в Аккермане 1826 г. обе области управляются выборными господарями, избираемыми местными «боярами» на семь лет с утверждения России, и управляются независимо от Турции. По договору в Адрианополе 1829 г. семилетняя власть выборных господарей превращена была в пожизненную. В 1859 г. оба княжества вопреки обычаю выбрали одного господаря, князя Кузу; через три года Турция должна была признать это слияние. Лет через шесть, в 1866 г., румыны, как стало называться население соединенных княжеств, прогнали Кузу. Тогда европейские державы указали румынам в правители принца Карла Гогенцоллерна; он избран был князем соединенных дунайских княжеств. За участие в последней войне России с Турцией, 1877 - 1878 гг., по Сан-Стефанскому договору Румыния, прежде вассальное княжество, превратилась в самостоятельное королевство. Совершенно таким же порядком шло освобождение и других племен Балканского полуострова: племя восставало против Турции; турки направляли на него свои силы; в известный момент Россия кричала Турции: «Стой!»; тогда Турция начинала готовиться к войне с Россией, война проигрывалась, и договором восставшее племя получало внутреннюю независимость, оставаясь под верховной властью Турции.

Авторские права принадлежат Ключевскому В.О.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz