Титулы

Пользование полным именем являлось прерогативой дворян; полуимя в повседневной жизни было признаком принадлежности к неблагородным сословиям. Но в сношениях с центральной властью и дворяне называли себя полуименами или даже в уничижительной форме (правда, в этом случае из контекста всегда явствовало, что речь идет о дворянине). Любопытно, что последнее усвоили и иностранцы, находившиеся на русской службе. В письмах к Петру I конца 1690-х гг. есть подписи Юшки Фаменри-на, Ивашки Инехова и Адамки Вейде; генерал А. А. Вейде одно из писем подписал: Adamco Weyde. С 1 января 1702 г. Петр запретил употребление полуимен в официальных документах не только для дворян, но и для крестьян. Царское запрещение вошло в практику не сразу, но тенденция определилась: все социальные слои стали пользоваться полным именем.
Обычно имя давалось при крещении в соответствии со святцами, содержавшими поденный перечень православных святых. Однако такой порядок не стал безусловно обязательным для дворян. Это подтверждается, в частности, тем, что в разное время и на разных территориях преобладало преимущественное употребление определенного перечня предпочтительных имен (отметим, что количество русских имен очень велико, причем мужских имен на практике примерно в два раза больше, чем женских). Предпочтительность имен в дворянской среде обусловливалась не столько их благозвучием или модой, сколько традиционностью для рода и их смысловым значением. Отступление от святцев практиковалось и при наименовании членов императорской семьи. Так, выбор имени Павел для сына Екатерины II — наследника престола — определялся стремлением связать его имя с именем Петра I. Само имя Петр было к тому времени скомпрометировано (Петр II и Петр III). «Све-' жее» имя Павел в сознании современников вызывало желаемую ассоциацию благодаря тому, что Петр и Павел считались, так сказать, парными святыми (главный собор столицы назывался их именами — Петропавловский). Политический умысел присутствовал и при выборе имен внуков Екатерины — сыновей Павла. Когда у государственного секретаря А. А. Половцова родилась внучка Бобринская, ее нарекли Екатериной. Поступили так, чтобы напомнить: новорожденная являлась праправнучкой Екатерины II, побочный сын которой от графа Г. Г. Орлова получил фамилию Бобринский с титулом графа.
К выбору имен в России вообще относились основательно. Так, один из мемуаристов рассказывает, что министр юстиции граф В. Н. Панин, «пожелав младшую дочь назвать Марией... поручил... начальнику канцелярии составить для него биографии всех угодниц и преподобных, носивших имя Мария». С огорчением «граф узнал, что все святые этого имени вели в молодые годы довольно предосудительную жизнь...»
Отчество в составе русской именной формулы выполняло тройную функцию: дополняло имя, отличая его обладателя (в дополнение к фамилии) от тезки, проясняло родство в кругу семьи (отец—сын) и выражало почтение (формула вежливости). Отчество могло иметь две формы: Петр Иванов сын и Петр Иванович.
Первая форма отчества (получившая название полуотчества) надолго стала основной, официально употребляемой для лиц всех сословий. Так, в конце XIXв. В. И. Ленин в своем прошении в Петербургский университет называет себя «Владимир Ильин сын Ульянов». Отсюда, кстати сказать, возник и один из его позднейших псевдонимов — В. Ильин. При обращении к недворянам слово «сын» в обиходе обычно опускалось. Правилами, принятыми в 1826 г. для военного ведомства, предусматривалось, что рекруты чаще именовались именем и прозвищем. В том случае, если последние оказывались «непристойными», полагалось их заменять «во всех списках и перекличках отчеством» (имелось в виду полуотчество), например Петр Лукин (без добавления слова «сын»).
Вторая форма отчества (со старославянским окончанием -вич) со времени ее возникновения на исходе XVI в. употреблялась как элемент особо почетной формы обращения (имя и отчество). Право пользоваться ею рассматривалось как милость, и «сам государь указывал, кого следует писать с -вичем». Сохранялась эта традиция и первое время при Петре I: в 1697 г. он разрешил «писаться с -вичем» князю Якову Федоровичу Долгорукову, а в 1700 г. — «именитому человеку» Григорию Дмитриевичу Строганову. В царствование Екатерины I составили список немногих лиц, которых в правительственных документах полагалось именовать отчеством с -вичем. После введения Табели о рангах употребление отчества стало согласовываться и с классом чина. При напечата-нии «чиновной росписи» та же Екатерина повелела особ первых пяти классов писать с -вичем, чинов VI—VIII классов — полуотчествами, а всех остальных — только по имени, без отчества. Именование с -вичем на этом этапе являлось несомненным признаком дворянской принадлежности. Затем эта форма отчества стала получать все более широкое распространение в сфере частных отношений дворянства и чиновничества, а с середины XIX в. — и других сословий.
Е. П. Карнович рассказывает в своем исследовании, что накануне отмены крепостного права в крестьянской среде было принято именование друг друга только по отчеству с -вичем (Иванович, Васильевич).

Hosted by uCoz