Двери Океан: двери океан ульяновские. Продажа по объявлениям.

Титулы

Так, в письмах К. П. Победоносцева Александру III говорится, что автор был «занят у Гурки» и «послал бумагу Гурке». Отсюда следует, что фамилия эта произносилась как Гурко. Ударение может быть установлено и путем выяснения происхождения фамилии. Князья Ухтомские, например, имели вотчину на р. Ухтоме. Но и общепринятые до революции ударения в некоторых фамилиях могли быть уже искаженными. Так, потомки Голицыных и Прозоровских уверяют, что их фамилии должны были произноситься как Голицыны (род вел начало от некоего Голицы) и Прозоровские.
Итак, в XVIII — начале XX в. происходят важные изменения в функционировании русской именной формулы. Отмеченные особенности ее использования дают возможность по имени (менее всего), отчеству и фамилии во многих случаях определить социальную принадлежность их обладателя, и в особенности принадлежность к дворянству. Некоторые известные дворянские фамилии (Нарышкины, Одоевские и др.) сами по себе являлись своеобразным титулом.
Существовали и специальные почетные фамилии-титулы, пожалование которых чаще всего сопровождалось награждением родовым титулом. Заимствовав древнеримский обычай давать военачальникам почетные «прозвания» по названиям мест, где те одерживали выдающиеся победы, в России практиковали в подобных случаях награждение победителей добавлением к их родовым фамилиям почетных наименований в виде добавочных фамилий с титулом или без него *. Еще в начале XVIII в. первым подобное наименование получил А. Д. Меншиков — титул светлейшего князя Ижорского. При Екатерине II графу А. Г. Орлову за победу над турецким флотом при Чесме было дано наименование Чесменский. Князя В. М. Долгорукова за присоединение Крыма к России наградили шпагой с алмазами и алмазными знаками к ордену Андрея Первозванного, а также фамилией Крымский, хотя он претендовал на чин фельдмаршала. Граф П. А. Румянцев за переход через р. Дунай получил титул Задунайского. Генерал-аншеф И. И. Меллер за взятие Очакова был награжден орденами Андрея Первозванного и Георгия 2-й степени, возведен в баронское достоинство и получил наименование Закомельского (по названию пожалованных ему земель за р. Комелью). А. В. Суворов за победу на р. Рымник получил титул графа с добавлением к фамилии наименования Рымникский, а затем при Павле I за швейцарско-итальянский поход еще титул князя Италийского. В 1813 г. за победы над французами в пределах Смоленской губернии в ходе Отечественной войны 1812 г. князь М. И. Голенищев-Кутузов получил наименование Смоленский. За раскрытие заговора декабристов офицеру русской армии И. В. Шервуду добавили к фамилии «Верный». В 1827 г. титул графа Эриванского получил И. Ф. Паскевич; позднее за подавление польского восстания он получил дополнительно наименование светлейшего князя Варшавского. В 1829 г. И. И. Дибичу пожаловали графское достоинство и наименование За-балканский (за переход через Балканы). За взятие турецкой крепости Каре (1855 г.) генерал Н. Н. Муравьев получил фамилию Муравьев-Карсский. Наконец, последним из военных в 1858 г. дополнительной почетной фамилией Амурский наградили генерал-губернатора Восточной Сибири (1847-1861 гг.) генерал-адъютанта графа Н. Н. Муравьева в память присоединения Амурского края к России.
Во всех отмеченных случаях почетные фамилии давались военным, хотя не только за воинские подвиги. Аналогичная практика имела место и в гражданской сфере. В 1866 г. за спасение Александра II от выстрела Д. А. Каракозова крестьянин О. И. Комиссаров получил дворянское звание и добавление к фамилии — Костромской. Несколько раньше Казанское литературное общество, занимавшееся исследованиями Средней Азии, наградило немецкого путешественника Г. Шлягенвейта за переход через горный хребет Кююлюнь званием Закююлюн-ский. Это звание было утверждено за Шлягенвейтом в виде родовой фамилии баварским правительством. В 1906 г. почетное добавление к фамилии за научные исследования получил вьщающийся русский географ член Государственного совета П. П. Семенов-Тян-Шанский.
Практика награждения почетными фамилиями вызвала в обществе стремление давать печально известным личностям аналогичные сатирические фамилии-прозвища. Так, когда за перестройку Зимнего дворца после пожара 1837 г. П. А. Клейнмихель в числе других наград получил графский титул, граф К. Ф. Толь предложил присвоить ему фамилию Клейнмихель-Дворецкий. Графа М. Н. Муравьева после участия его в подавлении польского восстания 1863 г. и управления Виленским генерал-губернаторством стали называть Муравьевым-Виленским (в отличие от брата Муравьева-Карсского и однофамильца Муравьева-Амурского), хотя официально он этого наименования не получал. В демократических же кругах ему была дана кличка Муравьев-Вешатель. Наконец, когда С. Ю. Витте после заключения Портсмутского мира с Японией получил титул графа, его противники стали называть его графом Полусахалинским (поскольку половина острова Сахалин была уступлена Японии).
Следует оговорить, что в официальных документах XIX в. нередко даже фамилии высших должностных лиц указывались не только без имен и отчеств, но даже без инициалов, поскольку их как бы заменяли частные титулы.

Hosted by uCoz