Смотрите описание листового пластика Сибу на сайте stilex.ru.

Титулы

После реформы 1861 г. бывшие крепостные нарочито называли друг друга по имени и отчеству с -вичем, а бывших помещиков — именем и полуотчеством без слова «сын».
Третий элемент русской именной формулы — фамилия. Этот термин даже в начале XIX в. официально толковался как «семья» и «род», а не как название рода, для чего использовался термин «родовое прозвание». Мы все-таки предпочтем ему принятое теперь понимание слова «фамилия» как общего наименования рода — нисходящих поколений родственников по мужской линии. Фамилия, несомненно, являлась главной составляющей именной формулы, поскольку служила, в частности, более четкому осознанию родовой принадлежности, ее выражением. Как правило, русские фамилии — одинарные и передавались только по мужской линии (об исключениях мы скажем далее). Родовая фамилия матери терялась, что затрудняет генеалогические разыскания (хотя девичья фамилия иногда указывалась на визитных карточках).
Первыми в России появились княжеские фамилии (XIV — первая половина XV в.). К началу XVIII в. фамилии имели уже все дворяне-помещики. Их фамилии большей частью образовались от отчеств (имени отца) и определили названия дворянских владений (деревень). Наоборот, Жалованная грамота дворянству 1785 г. разрешала представителям этого сословия именоваться по названиям имений (что было весьма распространено, в частности, среди польской шляхты), но это право использовали немногие. С введением при Петре паспортов и более строгого учета населения все горожане и государственные крестьяне получили фамилии. Духовенство стало приобретать фамилии лишь с середины XVIII в., обычно образовываемые от названий приходов (Преображенский, Никольский, Покровский и т. п.). В середине XIX в., особенно после отмены крепостного права в 1861 г., формируются фамилии крестьян (от фамилий помещиков, названий населенных пунктов, прозвищ, отчеств).
Способы образования дворянских фамилий (фамилий древних дворянских родов и родов, выслуживших дворянство чинами после введения Табели о рангах) достаточно многообразны. Небольшую группу составляли фамилии древних княжеских родов, происходивших от названий их княжений. До конца XIX в. из числа таких родов, ведших свое происхождение от Рюрика, сохранилось пять: Мосальские, Елецкие, Звенигородские, Ростовские (последние обычно имели двойные фамилии) и Вяземские. От названия вотчин произошли фамилии Барятинских, Белосельских, Волконских, Оболенских, Прозоровских, Ухтомских и некоторых других. Чаще фамилии в своем основании имели кличку или отчество члена рода, чем-нибудь отличившегося, переехавшего в другую местность, ставшего владельцем имения или главой особенно большого семейства.
Надо иметь в виду, что фамилии не вводились каким-либо правовым актом, а устанавливались произвольно или по традиции и даже более или менее случайно (например, в связи с определением на царскую службу), что приводило к определенным колебаниям, в результате чего фамилии либо менялись, либо удваивались. Примером такого рода является фамилия известных бояр Романовых: дед патриарха Филарета из этого рода именовался Захарьиным-Юрьевым по именам своего деда и отца. Среди сохранившихся в потомстве двойных фамилий — Бобрищевы-Пушкины, Мусины-Пушкины, Вельяминовы-Зерновы, Воронцовы-Вельяминовы, Го-ленищевы-Кутузовы, Квашнины-Самарины, Сухово-Кобылины и др. Относительная немногочисленность двойных фамилий объяснялась тем, что в России «не было заведено передачи их по женскому колену», то есть при породнении двух родов (даже в случае пресечения одного из них по мужской линии). При Петре I произошел первый случай передачи князю Друцкому-Соко-линскому фамилии его тестя Рурко-Ромейко, в результате чего образовалась фамилия Друцкие-Соколинские-Рурко-Ромейко, пресекшаяся лишь в конце XIX в. Затем только при Павле I получила распространение практика передачи угасших в мужском колене дворянских фамилий другому роду по женской линии. Так, в 1801 г. фамилию генерал-фельдмаршала князя Н. В. Репнина передали его внуку — сыну дочери, вышедшей замуж за одного из князей Волконских. Вдове генерал-аншефа Ф. И. Рлебова, урожденной Стрешневой, в 1803 г. разрешили (вместе с детьми) пользоваться фамилией этого боярского рода, родственного царскому дому. В связи с отсутствием мужских потомков у детей Глебовой-Стрешневой фамилия по женской линии должна была перейти к дворянам фон Бреверн. Но так как единственная дочь Бреверна вышла замуж за князя Шаховского, то фамилия Глебовых-Стрешневых сразу перешла к нему. В 1854 г. фамилия князей Прозоровских (еще до ее пресечения в 1870 г.) перешла в род князей Волконских. Фамилия Нелединских-Мелецких передана князю Оболенскому; князей Дашковых — графу Воронцову (без княжеского титула); внук М. И. Голенищева-Кутузова П. М. Толстой получил фамилию деда (тоже без титулов).
Были и другие причины и поводы к удвоению фамилий. В 1697 г. дворяне Дмитриевы просили для отличия их «от многих разных чинов малородных» с той же фамилией разрешить им присоединить фамилию «сродника» Мамонова и называться Дмитриевыми-Мамоновыми, «чтобы...

Hosted by uCoz