История России с древнейших времен(ч.6)

Мы видели, что если жители городов, т. е. посадов, занимались хлебопашеством, то жители сельские занимались разными ремеслами. Первоначальная промышленность в царствование Иоанна IV распространилась вследствие приобретения новых стран на востоке и населения незанятых еще там диких пространств; особенно распространилось рыболовство вследствие приобретения низовьев Волги, где оно производилось в самых обширных размерах. Новоустроенный в Астрахани Троицкий монастырь вместо денежной и хлебной руги просил несколько мест в устьях Волги, удобных для рыболовства. Из старых мест встречаем известие о состоянии рыболовной волости в переяславском посаде: здесь в 1562 году было рыболовских дворов 99 и в них столько же людей, один средний и 98 младших, пустых дворов 21, пустых мест 40. Ямские деньги, за посошных людей и за всякое городовое и засечное дело рыболовы переяславские взносили деньги в Большой дворец; оброку давали они царю за щуки закорные и за сельди четыре рубля двадцать алтын с деньгою; кроме того, давали на дворец невод сто сажен, да две матицы; ловили на царя сельди безурочно; на царя же ловили на поледной ловле две ночи, на царицу - ночь, на поледчика - ночь, на стольника - ночь, на двух наместников - по ночи. Ловили они во всем озере Переяславском и в реке Вексе запорным неводом, сетями, бредниками, котцами с весны, как вода пойдет; им дано было кругом озера Переяславского берегу суши от воды по десяти сажен для пристанища, где им неводы и сети вешать. От описываемого времени дошло до нас любопытное известие, что дворцовые сокольники, занимаясь своим промыслом на отдаленном севере, были также населителями пустынных пространств: так, трое вологодских оброчников соколья пути, Блазновы, просили у царя в 1548 году себе во владение дикие места, покрытые лесом, мхами и болотами, где находятся кречатьи и сокольи седьбища, от обитаемых мест версты за три и за четыре; царь дал им просимые земли, велел там дворы ставить, лес на пашни расчищать, на мхах и болотах помыкать кречетов и соколов для царской охоты; кого перезовут к себе не письменных и не тяглых людей, те освобождаются от всяких пошлин на десять лет; по прошествии урочных лет сокольники дают на царскую сокольню по три сокола, а не будет соколов пером, дают оброку полтора рубля. Соляная промышленность распространилась вследствие занятия Строгановыми диких прикамских земель и вследствие приобретения Астрахани, в 30 милях от которой находилась ископаемая соль; промышленники сами ломали ее, платя в казну по копейке с пуда. В старых областях упоминаются в 1543 году соляные варницы в уезде Стародуба Северного или Ряполовского, принадлежавшие Троицкому Сергиеву монастырю; название Новая Соль на Холую показывает, что варницы эти были заведены недавно. Для селитряного производства (ямчужного дела) посылался ямчужный мастер, который в назначенном месте строил амбар; окольные сельчане обязаны были высылать к этому амбару землю, дрова, золу. В описываемое время селитра выделывалась на Белоозере; выделка производилась от казны; но в 1582 году Кириллов Белозерский монастырь получил право поставить амбар и варить селитру всею кирилловскою вотчиною на соху по два пуда, всего 38 пудов; это количество селитры доброй перепущеной, которая бы к ручному зелью годилась, монастырь обязан был присылать, в Москву, в Пушечный приказ. Мы видели также, что Григорию Строганову позволено было в Сольвычегодске сварить 30 пудов селитры для построенного им городка, но не на продажу. В Двинской области, около Емецкого яма, жители выделывали много смолы и золы. Псковские каменщики не утратили своей славы: когда в 1555 году царь задумал укрепить Казань каменными стенами, то псковский дьяк Билибин, двое старост, церковный и городовой, мастер Посник Яковлев и каменщики псковские Ивашка Ширяй с товарищами получили приказ прибрать 200 человек псковских каменщиков, стенщиков и ломцев для отсылки в Казань. Вообще, как видно, и в описываемое время между русскими людьми мастерства процветали более в Новгороде и Пскове, чем в Москве. Так рещики на камне выписывались из Новгорода: в 1556 году царь писал к новгородским дьякам: "Мы послали в Новгород мастера печатных книг Марушу Нефедьева, велели ему посмотреть камень, который приготовлен на помост в церковь к Пречистой к Сретению. Когда Маруша этот камень осмотрит, скажет вам, что он годится на помост церковный и лице будет на него наложить можно, то вы бы этот камень осмотрели сами и мастеров добыли, кто б на нем лице наложил, как у Софии Премудрости божией; а если сам Маруша захочет поискуситься, лице наложить, то вы бы для образца прислали к нам камня два или три; да велели бы испытать всех трех камней, железницы, голубицы и красный. Маруша же нам сказывал, что есть в Новгороде, Васюком зовут, Никифоров, умеет резать резь всякую: и вы бы этого Васюка прислали к нам в Москву". После большого московского пожара, когда приступили к возобновлению церквей, то послали за иконописцами в Новгород и Псков; из псковских иконописцев были известны в это время: Остан, Яков, Михаила, Якушка, Семен Высокий Глаголь; в Новгороде - дьякон Никифор Грабленый. Упоминается колокольный мастер Иван Афанасьев, который слил колокол для Новгорода в Александровской слободе. Под 1558 годом новгородский летописец говорит, что в Саввиной пустыне покрывали церковь новою кровлею мастера домашние Захар и Семен. Но в 1535 году каменную церковь св. Георгия на Хутыни "чудесную, какой нет в Новгородской земле", строили мастера Тверской земли: старшему из них имя Ермолай. В 1536 году была построена первая теплая церковь в Новгороде, Сретения на Дворище; из Новгорода же выписывались серебряные мастера для делания иконных окладов: этим мастерством были известны Артемий и Родион Петровы с братьями и детьми. В Новгороде можно было достать оконничные разноцветные стекла, которые выписывались отсюда царем. В Москве упоминается особое мастерство ожерелейное, в Новгороде упоминаются сермяжники, молодожники, красильники. По свидетельству Михалона Литвина, города московские изобилов.али мастерами, которые отправляло в Литву деревянные чаши, палки для опоры слабым, старым и пьяным, седла, копья, украшения и различные оружия. Несмотря на то, русских мастеров было очень недостаточно: мы видели, как Иоанн домогался гаваней на Балтийском море для того, чтоб иностранные мастера могли беспрепятственно приезжать в его государство; как сильна была нужда в знающих какое-нибудь мастерство иностранцах, видно из следующей грамоты царя к новгородским дьякам в 1556 году: "Велели бы вы в Новгороде, пригородах, волостях и рядах кликать (по торгам не одно утро, чтоб боярские дети и всякие люди немецких пленников немцам и в Литву не продавали, а продавали бы их в московские города; а на кого доведут дети боярские, что немецких пленников продавал немцам, тех детей боярских пожалую своим жалованьем, а доведет черный человек, и ему на том, на кого доведет, доправить 50 рублей, а продавцов сажать в тюрьму до нашего указу.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz