История России с древнейших времен(ч.6)

Кто у кого возьмет деньги взаймы бескабально и без памяти или кто у кого возьмет в ссуду что-нибудь и на суде не отопрется, то велеть на нем править сполна и правеж давать всегда. Тот, кто занял деньги и заложил заимодавцу отчину за рост пахать, тот может выплачивать свой долг в урочные пять лет таким образом: отдает на первый год пятую долю долга по расчету, а вотчину возьмет назад; но заимодавец продолжает пахать ее у него за рост, и должник не может ни заложить ее, ни продать, ни променять, ни в приданое, ни по душе отдать, пока не выплатит всех денег, и если не выплатит, то вотчину отдавать назад заимодавцу. Если же должник, не заплативши всех денег по частям в пять лет, вотчину свою продаст, да, и продавши, не заплатит долга, то править на нем весь долг сполна; а не будет должника налицо, то править на том, кто у него закладную вотчину купил, и если на нем доправить нельзя, то взять у него эту вотчину и отдать заимодавцу, у кого она была заложена, а ему дать правеж на того, у кого он ее купил; если нельзя будет с него взыскать денег, то выдать его головою до искупа; а не будет его налицо, то у того, кто купил заложенную вотчину, деньги пропали, потому: покупай вотчину, сыскивая, свободна ли она? А если продавец после явится, то дать ему на него управу. В 1558 году государь приказал: кто займет деньги и кабалу на себя даст за рост служить, но, когда дело дойдет до взыскания, кабалу оболживит и скажет, что он сына боярского служивого сын, то сыскивать: если должнику более пятнадцати лет, а государевой службы не служит и в десятке не написан и кабала написана, когда уже ему минуло пятнадцать лет, то суд на него давать; если же ему будет менее пятнадцати лет, то на таких суда по кабалам не давать. В 1560 году по случаю пожара было постановлено: кто, потерявши дворы от пожара, станет искать по кабалам заемных денег на тех людях, у которых дворы также погорели, то приставов не давать и править долгов не велеть пять лет. Мы видели, что в старом Судебнике, по всем вероятностям, вследствие влияния законов Моисеевых, помещавшихся в кормчих книгах, имущество умершего за неимением сына положено отдавать дочери, за неимением дочери-ближайшему в роде. Но Иоанн IV, как мы видели также, счел нужным право наследования в старинных княжеских вотчинах ограничить мужеским потомством умершего. Относительно наследства после бездетных бояр и сыновей боярских Иоанн тогда же, в 1562 году, постановил, что если ближнего рода и духовной у них не будет, то вотчина отбирается на государя, а жене государь велит дать из этой вотчины, чем ей можно прожить, и душу умершего государь велит также устроить из своей казны. В 1572 году относительно вотчин пожалованных было определено, что в случае смерти бездетного владельца надобно обращать внимание на смысл жалованной грамоты, будет ли в ней прописано, что вотчина пожалована ему, жене, детям, роду: как написано, так и поступать; если в грамоте написано, что вотчина жалуется одному лицу, то по смерти его она отходит на государя; если же у него не будет государевой грамоты, то вотчины отбираются по его смерти на государя, хотя бы у него и дети были. Впрочем, и право боковых родственников наследовать в выслуженной вотчине ограничено только известными степенями: бездетно умершему наследуют братья его родные, сыновья и внуки родных братьев; если умрет бездетным один из этих братних сыновей или внуков, то участки умерших отдаются братьям их родным, дядям, племянникам и двоюродным внукам, но родственникам далее двоюродных внуков вотчина не отдается. В новом Судебнике находим постановление о праве выкупа вотчин, которое, по всем вероятностям, возникло из крепкой родовой связи, из общего родового владения поземельною собственностию. Закон говорит: кто вотчину продаст, то детям его и внукам до нее дела нет, не выкупать им ее. Если братья или племянники продавца подпишутся свидетелями в купчих, то им, их детям и внукам также нет дела до проданной отчины. А не будет братьи или племянников в свидетелях, то братья, сестры и племянники вотчину выкупают. Если сам продавший захочет выкупить свою отчину, то может сделать это полюбовно, с согласия того, кому продал, но принудить его к тому не может. Пройдет сорок лет после продажи вотчины, то вотчичам до нее уже дела нет, нет им дела и до купель: кто свою куплю продаст, дети, братья и племянники ее не выкупают. Кто оставит свою куплю в наследство детям, то она становится им вотчиною и вперед им ее выкупать. Кто вотчину свою выкупит в урочные сорок лет, тот должен держать ее за собою, другому в чужой род ее ни продать, ни заложить, отдать ему ее в свой род, именно тем родственникам, которые не подписались в прежних купчих свидетелями. Кто выкупит вотчину чужими деньгами или заложит, или продаст и прежде продавший ее родственник докажет, что выкупивший выкупил ее чужими деньгами и держит ее не за собою, то вотчина следует прежнему продавцу безденежно. Кто захочет свою вотчину, мимо вотчичей, заложить у стороннего человека, то эти сторонние люди должны брать в заклад вотчины только в такой сумме, чего вотчина на самом деле стоит. Если сторонний человек возьмет вотчину в заклад в большей цене, и вотчич станет бить челом, то последний может взять эту вотчину в заклад, в меру чего она стоит, а что сторонний человек дал взаймы лишнего, то у него деньги пропали. Кто свою вотчину променяет на вотчину и возьмет в придачу денег и если кто-нибудь из вотчичей захочет ее выкупить, то может это сделать, причем он должен тому, у кого выкупает, оставить земли в меру столько, сколько тот своей земли променял. В одном списке Судебника находится следующее прибавочное постановление: если бездетные князья, бояре и дети боярские и всякого чина люди захотят свои земли продать или заложить, или в монастырь по душе отдать, то им вольно это сделать со всеми своими куплями; что же касается до отчин, то могут отчуждать их только половину; если же кто отчудит больше половины и отчич будет бить челом об этом, то лишнюю продажу отдать отчичу, а, кто, не разузнавши, больше половины купил или под заклад взял, тот деньги потерял. В 1556 году было постановлено относительно духовных завещаний: если жена, умирая, напишет в духовной мужа своего прикащиком, то ему в прикащиках не быть, и духовная эта не в духовную, потому что жена в мужней воле: что ей велит написать, то она и напишет. В 1561 году велено было

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz