История России с древнейших времен(ч.3)

Опустошив- ши вконец всю землю Опавскую, Даниил и Болеслав возвратились домой, Даниил по уговору с королем венгерским опустошил чешские владения, но король не исполнил своих обещаний, данных Роману, и оставил его в городе Нейбурге, подле Вены, безо всякой помощи; чешский король Оттокар осадил Нейбург и, не будучи в состоянии взять его силою, прислал сказать Рома- ну: "Ты мне родня и свояк (Оттокар был женат на Маргарите, другой сестре австрийского герцога Фридриха), оставь венгерского короля, и мы разделим с тобою пополам Австрию; король тебе много обещает и ничего не сделает; а я тебе говорю правду и поставлю свидетелей - папу и 12 епископов". Ро- ман отвечал: "Не могу иметь с тобою никакого дела, потому что стыдно бу- дет мне и грех вопреки обещаниям покинуть короля венгерского", - и пос- лал объявить последнему о предложении Оттокар а, прося немедленной помо- щи. Но король явно его обманывал: хотел Австрию для себя, а Роману обе- щал дать города в Венгрии и не посылал ему помощи, а между тем осажден- ные терпели сильный голод в Нейбурге: одна женщина тайком прокрадывалась в Вену и покупала там съестные припасы для князя. Тогда жена Романова стала уговаривать мужа ехать к отцу, и Роман, воспользовавшись добро- хотством какого-то Веренгера Просвела, выбрался из города и уехал в Га- лицию. В 1260 году Даниил опять соединил полки свои с войском Белы про- тив Оттокара богемского; но союзники были разбиты последним при реке Мо- раве, и Даниил должен был отказаться от надежды видеть сына своего на престоле австрийском, тем более что татарские отношения занимали тогда все его внимание. Король Даниил не долго пережил разрушение своих надежд на успешную борьбу с татарами; он умер между 1264-1266 годом; таким образом, почти в одно время Восточная Европа лишилась троих знаменитейших своих владете- лей: в Руси Северной не стало Александра Невского, в Южной - Даниила, в Литве - Миндовга. Не трудно заметить сходство в деятельности обоих кня- зей русских - Невского и короля Даниила: оба прославились воинскими под- вигами на западе и оба должны были поникнуть пред монголами, причем неу- дача предприятий Данииловых служит самым лучшим объяснением постоянной покорности Александровой и выставляет с выгодной стороны проница- тельность и осторожность внука Всеволода III; легко заметить, как оба князя, представители - один Северной, другой Южной - Руси, представители двух долго враждебных линий Мономахова племени, остаются верны каждый своей стране и своему племени по личному характеру своему, несмотря на известное сходство в характере их деятельности. Даниил сделал для Южной Руси все, что можно было ожидать от него при тех тяжких обстоятельствах, которым мог быть в уровень только князь, талантливый подобно Даниилу и подобно Даниилу испытанный бедствиями, с ранней молодости не знавший по- коя. Крепости срыты по приказанию татарского баскака, но Холм сбережен, и вообще отношения монгольские не так тяжки на юге, гроза Бурундаева прошла как-то мимо; Литва и ятвяги в зависимости, среди соседних христи- анских государств Русь получила важное место с признанным необходимым влиянием, чему много способствовало то, что главная сцена действия пере- несена была с востока, из области днепровской, на запад, в область днестровскую Но кроме подвигов внешних Даниил прославился особенно внут- реннею распорядительностию: после монгольского опустошения успел привес- ти свою землю в цветущее состояние, населил, обстроил города, усилил промышленность, торговлю. При этом должно заметить, однако, что Даниил, населяя города свои, наполнил их немцами, поляками, армянами, жидами, что не могло не иметь влияние на будущую судьбу страны. По смерти короля Даниила мысль Романа Великого была приведена в ис- полнение: Галицкая земля перешла прямо к сыновьям Данииловым: Льву, Мстиславу и Шварну (Роман больше не упоминается), а дядя их Василько ос- тался княжить по-прежнему на Волыни. Литва готовилась окончательно слиться с Русью под властию одного из сыновей Данииловых: в 1268 году Воишелк снова заключился в монастыре, отдав все свои владения зятю Швар- ну. Последний, боясь, как видно, возобновления внутренних волнений в Литве в пользу князей природных, уговаривал Воишелка покняжить еще вмес- те, но тот решительно отказался, говоря: "Много согрешил я пред богом и перед людьми; ты княжи, а земля тебе безопасна". Живя в угровском Дани- лове монастыре, Воишелк говорил: "Вот здесь подле меня сын мой Шварн, а там господин мой отец князь Василько, буду ими утешаться". Но он недолго утешался: Шварн умер бездетным, и литовцы снова вызвали Воишелка из мо- настыря для управления делами княжества; это возбудило вражду в брате Шварновом, Льве Даниловиче, которому хотелось быть наследником брату в Литве, а Воишелк не склонялся на его желание. Между обоими князьями го- товы уже были начаться неприятельские действия, как Василько Романович, князь волынский, предложил им съезжаться вместе для примирения. Воишелк и Лев приехали к Васильку во Владимир Волынский, где Маркольд, родом не- мец, старый советник короля Даниила, позвал всех троих князей к себе на обед; обедали весело, много пили, и Василько после обеда поехал к себе домой спать, а Воишелк поехал в Михайловский монастырь, где стоял. На этом дело не кончилось: Лев приехал в монастырь к Воишелку и стал гово- рить ему: "Кум! попьем-ка еще!" Тот согласился, и началась опять попой- ка, во время которой князья опять поссорились, от брани дошло до драки, и Воишелк был убит Львом. Последний хотел было воспользоваться смертью Воишелка и приобрести себе Литву; но он не получил успеха в этом деле, и литовцы выбрали себе единоплеменного князя. Так порвано было в самом на- чале мирное соединение Литвы с Русью. С поляками, именно с Болеславом краковским, началась война скоро по смерти Данииловой; в ней русские по- терпели поражение вследствие неосторожности Шварна, который, не послу- шавшись совета старого дяди Василька, не дождался полков волынских и ударил один на соединенных врагов, тогда как Василько именно говорил: "Не бейтесь сначала с поляками, но отпустите их в свою землю, когда пой- дут, разделившись, тогда нападайте". В 1271 году умер Василько волынс- кий, оставив стол свой сыну Владимиру. Кроме потомков Романа Великого на западной стороне Днепра упоминаются трое князей пинских: Федор, Демид и Юрий Владимировичи в союзе с Васильком волынским (1262 г.); Изяслав, князь свислочский (1256); Глеб Ростиславич степанский. Обратимся теперь к другим княжествам Южной Руси, на восточном берегу Днепра. Мы оставили Михаила черниговского в Киеве, где он жил под горо- дом на острове. Узнавши, что король венгерский выдал наконец дочь свою за его сына Ростислава, он поехал в Венгрию, но не получил почетного приема ни от свата, ни от сына и, рассердившись на Ростислава, поехал в Чернигов, и оттуда - к Батыю просить себе ярлыка на это княжество.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz