История России с древнейших времен(ч.3)

Расска- завши смерть Романову, летописец обращается к русским князьям и увещева- ет их не пленяться суетною славою света сего, не обижать друг друга, не лукавствовать между собою, не похищать чужого, не обижать меньших роди- чей. Неизвестно, кто оклеветал Романа. Из бояр при князьях Северо-Восточной Руси упоминается Жидислав, вое- вода князя Ярослава Ярославича, которого татары убили в Переяславле в 1252 году; именем своим он напоминает прежних, славных на севере Жидис- лавов, или Жирославов. У князя Василия костромского упоминается воевода Семен, опустошавший в 1272 году Новгородскую волость; можно думать, что это одно лицо с знаменитым впоследствии Семеном Тонилиевичем. Обратимся теперь к Юго-Западной Руси. Плано-Карпини, проехавший через древнюю собственную Русь (Киевскую область) в 1245 году, говорит, что он во все продолжение пути находился в беспрестанном страхе перед литовцами, которые начали опустошать теперь и Приднепровье благодаря тому, что некому было противиться: большая часть жителей Руси или была побита, или взята в плен татарами; Киев пос- ле Батыева опустошения сделался ничтожным городком, в котором едва нас- читывалось домов с двести, жители находились в страшном рабстве; по ок- рестностям путешественники находили бесчисленное множество черепов и костей человеческих, разбросанных по полям. Таким образом, Русь находи- лась между двумя страшными врагами, татарами с востока и Литвою с запа- да, которые не замедлят вступить в борьбу за нее. Но у нее оставался еще знаменитый князь, под знаменем которого она могла еще с успехом отстаи- вать свою независимость, хотя и тут, разумеется, собственная Русь не могла играть по-прежнему первенствующей роли; Киев уже прежде потерял свое первенствующее значение, перешедшее теперь к богатой области При- карпатской, отчине знаменитого правнука Изяслава Мстиславича. Но к этой волости перешло также роковое преимущество Киевского княжества быть предметом усобиц между Мономаховичами и Ольговичами: несмотря на татарс- кое опустошение, за Галич продолжали бороться двое представителей обеих враждебных линий - Даниил Романович Мономахович и Михаил Всеволодович Ольгович. Даниил еще до взятия Киева Батыем поехал в Венгрию, но был дурно при- нят королем, который отказался выдать дочь свою за его сына. Даниил вые- хал из Венгрии, но, встретив на дороге толпы народа, спасавшегося бегством от татар, должен был возвратиться назад; потом, услыхав, что брат, жена и дети спаслись в Польшу, отправился и сам туда же, на дороге соединился с семейством и вместе с ним поехал к Кондратову сыну Болесла- ву, который дал ему на время Вышгород, где Даниил и пробыл до тех пор, пока узнал, что татары вышли из его волости. Обстоятельство, что Даниил выехал в Венгрию только с одним сыном Львом, оставивши семейство в Гали- че, заставляет думать, что он не бежал пред татарами, а ездил для сва- товства и заключения союза с королем против татар. В Галиче ждали Дании- ла прежние неприятности: когда он подъехал к городу Дрогичину, то на- местник тамошний не позволил ему войти в город; другие города были опус- тошены; из Бреста нельзя было выйти в поле от смрада гниющих трупов; во Владимире не осталось ни одного живого человека; Богородичный собор и другие церкви были наполнены трупами. Между тем и Михаил черниговский с сыном Ростиславом возвратились из Польши, где также скрывались от татар, и проехали мимо Владимира к Пинску, не давши знать Романовичам о своем приезде, чем явно выказывали вражду свою к ним; из Пинска Михаил отпра- вился в Киев и жил под этим городом на острове, а сын его Ростислав пое- хал княжить в Чернигов, Когда, таким образом, Черниговские обнаруживали неприязнь свою к Романовичам, последние должны были бороться со внутрен- ними врагами. Бояре галицкие, по словам летописца, называли Даниила сво- им князем, а между тем сами держали всю землю; главными из них были в это время Доброслав Судьич, попов внук, и Григорий Васильевич: первый взял себе Бакоту и все Понизье, а другой хотел овладеть Горною стороною Перемышльскою, и был мятеж большой в земле и грабеж от них, Даниил пос- лал стольника своего Якова сказать Доброславу: "Я ваш князь, а вы меня не слушаетесь, землю грабите; я не велел тебе принимать черниговских бо- яр, велел дать волости галицким, а Коломыйскую соль отписать на меня", "Хорошо, - отвечал Доброслав, - так и будет сделано"; но в это самое время вошли к нему Лазарь Домажирич и Ивор Молибожич, два беззаконника от племени смердьего, как называет их летописец; они поклонились Доброс- лаву до земли. Яков удивился и спросил; "За что это они так тебе низко кланяются?" "За то, что я отдал им Коломыю", - отвечал Доброслав. "Как же ты смел это сделать без княжеского приказа? - сказал Яков. - Великие князья держат эту Коломыю на раздачу оруженосцам своим, а эти чего сто- ят?" "Что же мне говорить?" - отвечал, смеясь, Доброслав; другого ничего Яков не мог от него добиться. К счастию Даниила, оба боярина, Доброслав и Григорий, скоро перессорились; Доброславу не хотелось иметь товарища, и потому он прислал к князю с доносом на Григория, и оба потом явились с наветами друг на Друга к Даниилу, который был особенно оскорблен гордос- тию Доброслава: этот боярин приехал к князю в одной сорочке, закинув вверх голову, в сопровождении толпы галичан, шедших у его стремени. Ро- мановичи увидали, что оба боярина лгут, оба не хотят ходить по воле кня- жеской, и потому велели схватить обоих, потом отправили печатника Кирил- ла в Бакоту собрать подробные сведения о грабительствах боярских и успо- коить землю, в чем Кирилл и успел. Но только что установилось спокойствие внутреннее, как Романовичи должны были приняться за оружие для отражения врагов внешних: в 1241 го- ду Ростислав Михайлович черниговский, собравши князей болховских и гали- чан себе преданных, осадил Кирилла в Бакоте; после битвы у городских во- рот Ростислав потребовал свидания с печатником, надеясь склонить его на свою сторону, но Кирилл отвечал ему: "Так-то ты благодаришь дядей своих за их добро? ты позабыл, как тебя выгнал и с отцом король венгерский и как тогда приняли тебя господа мои, твои дядья? отца твоего в великой чести держали и Киев ему обещали, тебе Луцк отдали, а мать твою и сестру из Ярославовых рук освободили". Много умных речей говорил Кирилл, но Ростислав не послушался; тогда печатник принялся за другое средство, по- действительнее, и вышел на черниговского князя с пехотою; тот не решился вступить в битву и ушел за Днепр. Даниил, услыхавши, что Ростислав при- ходил на Бакоту с князьями болховскими, пошел немедленно на последних, потому что эти князья также отплатили ему злою неблагодарностию за доб- ро: когда он жил в Вышгороде у Болеслава мазовецкого, то князья болховс- кие прибежали также в Польшу от татар; но Болеслав не хотел принимать их, а хотел ограбить.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz