История России с древнейших времен(ч.3)

Даниил рассердился на ятвя- гов, но делать было нечего. Почти два года после того не встречаем из- вестий о делах литовских; в конце 1255 года летописец рассказывает о ми- ре между Даниилом и сыном Миндовговым, Воишелком, князем новгородским (новогрудским); характер и жизнь этого Воишелка очень замечательны для нас, потому что подобные явления всего лучше показывают состояние нравов в известный век, в известном обществе. Жесток был и Миндовг, но бесчело- вечие Воишелка превосходило всякое вероятие; наивный рассказ летописца наводит ужас: "Воишелк стал княжить в Новгороде, будучи в поганстве, и начал проливать крови много: убивал всякий день по три, по четыре чело- века; в который день не убивал никого, был печален, а как убьет кого, так и развеселится". И вдруг пронеслась весть, что Воишелк - христианин; мало того, он оставляет княжение свое и постригается в монахи. Этот-то Воишелк явился в 1255 году к королю Даниилу посредником мира между ним и отцом своим Миндовгом; условия были так выгодны, что нельзя было не при- нять их: Шварн Данилович получал руку Миндовговой дочери, а старший брат его, Роман, получал Новогрудек от Миндовга да Слоним с Волковыйском и другими городами от Воишелка с обязанностию, впрочем, признавать над со- бою власть Миндовга. При заключении этого мира Воишелк просил Даниила дать ему возможность пробраться на Афонскую гору, и Даниил выхлопотал для него свободный путь через венгерские владения; но смуты, происходив- шие тогда на Балканском полуострове, заставили Воишелка возвратиться на- зад из Болгарии, после чего он построил себе свой особый монастырь на реке Немане между Литвою и Новогрудеком. Таким образом, южным Мономаховичам удалось снова утвердиться в волос- тях, занятых было Литвою; но зато Изяславичи полоцкие должны были усту- пить свои волости князьям литовским. Последним полоцким князем является в наших летописях Брячислав, которого имя записано под 1239 годом по случаю брака Александра Невского на его дочери; но потом (в 1262 г.) по- лоцким князем является уже литвин Тевтивил, племянник Миндовгов от сест- ры. Но и Роману Даниловичу трудно было княжить в своей новой волости, среди родственников, подобных Воишелку: под 1260 годом встречаем извес- тие, что король Даниил и брат его Василько воевали Литву, ища Романа Да- ниловича, схваченного Воишелком и Тевтивилом; чем кончилось дело, как освободился Роман - неизвестно; известно только то, что в 1262 году Мин- довг, желая отомстить Васильку, который вместе с татарами воевал его землю, послал на Волынь две рати, набравшие добычи; но одну из них Ва- силько нагнал у города Небла; литовцы стояли у озера и, увидавши неприя- теля, сели в три ряда за щитами, по своему обычаю; Василько ударил на них и победил, причем не осталось из них ни одного человека: одни погиб- ли от меча, другие потонули в озере. Василько отправил сайгат к брату своему Даниилу, который был тогда на дороге в Венгрию и сильно тосковал по брате и молодом племяннике Владимире, зная, что они пошли в поход, как вдруг один из слуг начал говорить: "Господин! какие-то люди едут за щитами с сулицами, и кони с ними в поводах". Король вскочил с радостию и сказал: "Слава тебе, господи! это Василько победил Литву!" Посланный подъехал и привел сайгат: коней в седлах, щиты, сулицы, шлемы. Эта война Романовичей с Литвою была последнею при жизни Миндовга. В то время как сын его Воишелк жил в монастыре, Миндовг ждал случая отвергнуть новую веру и прервать связь с Орденом или, лучше сказать, зависимость от него; он долго выказывал себя пред рыцарями ревностным христианином, послушным сыном папы, союзником Ордена, уступил последнему значительные земли; ма- ло того, завещал ему всю Литву в случае своей беспотомственной смерти, а между тем толпы литовцев в 1259 г. вторгнулись в Курляндию и пустошили там орденские владения; отряд тевтонских рыцарей вышел к ним навстречу, и на берегах реки Дурбы произошла битва, которая служила печальным пред- вещанием для Ордена: литовцы одержали блистательную победу и отпраздно- вали ее сожжением пленных рыцарей в жертву богам. Эта победа Литвы слу- жила знаком к волнению пруссов, подстрекнутых, как говорят, Миндовгом; а в 1260 г., в условленный день, вспыхнуло повсеместное восстание. Миндовг еще медлил, все выжидал, наконец, видя, что час пробил, решился действо- вать открыто: отрекся от христианства и королевского титула, вступил с войском в Пруссию и страшно опустошил ее. С другой стороны, его войско счастливо воевало польские владения, убило одного князя, взяло в плен другого; с литовским войском в этом походе находился рязанский выходец Евстафий, сын известного нам братоубийцы князя Константина; сын, как видно, был похож на отца, потому что летописец называет Евстафия окаян- ным и беззаконным. Такие успехи не могли быть перевешены неудачею, кото- рую литовцы в последнее время потерпели от Василька волынского, и лето- писец говорит, что Миндовг начал сильно гордиться и не признавал себе никого равным. В 1262 году умерла у него жена, о которой он очень жалел. У покойной была сестра за Довмонтом, князем нальщанским; Миндовг послал сказать ей: "Сестра твоя умерла, приезжай сюда плакаться по ней"; но когда та приехала, то он стал говорить ей: "Сестра твоя, умирая, велела мне жениться на тебе, чтоб другая детей ее не мучила", - и женился на свояченице. Муж последней, Довмонт, озлобившись за это на Миндовга, стал думать, как бы убить его, но открыто сделать этого не мог, потому что сила его была мала, а Миндовгова велика; тогда Довмонт стал искать себе союзника и нашел его в племяннике Миндовговом от сестры, Треняте, князе жмудском. В 1263 году Миндовг послал все свои войска за Днепр, на князя Романа брянского, и Довмонт находился также в этом ополчении; усмотря удобное время, он объявил другим вожакам, что волхвы предсказывают ему дурное, и потому не может продолжать поход; возвратившись назад, он не- медленно отправился ко двору Миндовга, застал его врасплох и убил вместе с двумя сыновьями. Тренята, вероятно вследствие прежнего ряда с Довмон- том, стал княжить в Литве, на месте Миндовга, и в Жмуди и послал сказать брату своему, Тевтивилу полоцкому: "Приезжай сюда, разделим землю и все имение Миндовгово"; но дележ повел к ссоре между братьями: Тевтивил стал думать, как бы убить Треняту, а Тренята - как бы отделаться от Тевтиви- ла; боярин последнего, Прокопий Полочанин, донес Треняте о замыслах сво- его князя, тот предупредил брата, убил его и стал княжить один, но не- долго накняжил: четверо конюших Миндовговых составили заговор отомстить убийцам прежнего князя своего и убили Треняту, когда тот шел в баню. Тогда начал действовать единственный оставшийся в живых сын Миндовга Во- ишелк; когда он узнал о смерти отца своего, то испугался и ушел из Литвы в Пинск; но когда услыхал, что Тренята убит, то с пинским войском отпра- вился в Новогрудек и, взявши здесь другие полки, пошел в Литву, где был принят с радостью отцовскими приверженцами.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz