Узел прохода через кровлю

История России с древнейших времен(ч.3)

Исследователи могут успоко- иться насчет кожаных лоскутков с гвоздиками, ибо такова была именно фор- ма древнейших ассигнаций в Европе: к 1241 году император Фридрих II пус- тил в обращение кожаные деньги в Италии; они состояли из кожаного лоску- та, на одной стороне которого находился небольшой серебряный гвоздик, а на другой - изображение государя; каждый лоскут имел ценность золотого августала. Знаем, что такого же рода монеты ходили во Франции в XIV ве- ке. Неужели же мы должны предположить, что Ланноа в Новгороде, Рубруквис в степях приволжских, итальянские, французские историки на западе Европы - все согласились выдумать кожаные деньги и дать им обращение - в своих известиях только! Наконец, знаем, что у татар в описываемое время были бумажные и кожаные деньги по образцу китайскому. О переменах монеты в Новгороде встречаем следующие известия: под 1410 годом летописец говорит, что новгородцы начали употреблять во внутренней торговле лобки и гроши литовские и артуги немецкие, а куны отложили; под 1420 годом говорится, что новгородцы стали торговать деньгами серебряны- ми, артуги же, которыми торговали 9 лет, продали немцам. Псковский лето- писец в соответствие новгородскому известию под 1410 говорит под 1409, что во Пскове отложили куны и стали торговать пенязями, а под 1422 годом говорит, что псковичи стали торговать чистым серебром; новгородский же летописец говорит, что в это время во Пскове деньги сковали и начали торговать деньгами во всей Русской земле. Но эти перемены не могли обой- тись без смут в Новгороде: под 1447 годом летописец рассказывает, что начали новгородцы хулить деньги серебряные, встали мятежи и ссоры большие: между прочим, посадник Сокира, или Секира, напоивши ливца и весца серебряного, Федора Жеребца, вывел его на вече и стал допыты- ваться, на кого он лил рубли. Жеребец оговорил 18 человек, и, по его ре- чам, народ скинул с моста некоторых из оговоренных, у других домы разг- рабили и даже вытащили имение их из церквей, чего прежде не бывало, за- мечает летописец. Несправедливые бояре научали того же Федора говорить на многих людей, грозя ему смертию; но когда Жеребец протрезвился, то стал говорить: "Я лил на всех, на всю землю и весил с своею братьею, с ливцами". Тогда весь город был в большой печали, одни только голодники, ябедники и посульники радовались; Жеребца казнили смертию, имение его вынули из церкви и разграбили. Чтоб помочь злу, посадник, тысяцкий и весь Новгород установили пять денежников и начали переливать старые деньги, а новые ковать в ту же меру, платя за работу от гривны по полу- деньге; и была христианам скорбь великая и убыток в городе и по волос- тям. Главные торговые города древней Руси - Новгород, Киев, Смоленск, Полоцк - обязаны были своею торговлею и своим богатством природному по- ложению, удобству водных путей сообщения. В описываемое время города Се- веро-Восточной Руси, Москва, Нижний, Вологда, были обязаны своим относи- тельным процветанием тому же самому. И долго после сухим путем по России можно было только ездить зимою; летом же оставался один водный путь, ко- торый потому имеет такое важное значение в нашей истории; мороз и снега зимою и реки летом нельзя не включить в число важнейших деятелей в исто- рии русской цивилизации. Князья ездили в Орду водою; так, известно, что сын Димитрия Донского Василий отправился к Тохтамышу в судах из Владими- ра Клязьмою в Оку, а из Оки вниз по Волге; Юрий Данилович московский по- ехал в последний раз в Орду из Заволочья по Каме и Волге. Из Москвы в города приокские и приволжские отправлялись водою; так, отправился из Москвы в Муром на судах нареченный митрополит Иона для переговоров с князьями Ряполовскими насчет детей великого князя Василия Темного. Епи- фаний в житии св. Стефана Пермского говорит: "Всякому, хотящему шество- вати в Пермскую землю, удобствен путь есть от града Уствыма рекою Вычег- дою вверх, дондеже внидет в самую Пермь". При удобстве путей сообщения водою летом и санным путем зимою пере- численные прежде благоприятные обстоятельства для торговли имели силу и теперь. Касательно же препятствий для торговли мы прежде всего должны упомянуть, разумеется, о татарских опустошениях, после которых Киев, например, не мог уже более оправиться. Но здесь мы опять должны заме- тить, что Киев упал не вследствие одного татарского разгрома, упадок его начался гораздо прежде татар: вследствие отлива жизненных сил, с одной стороны, на северо-восток, с другой - на запад. Других главных рынков - Новгорода, Пскова, Смоленска, Полоцка - не коснулись татарские опустоше- ния. После утверждения татарского господства ханы и баскаки их для собственной выгоды должны были благоприятствовать торговле русской; в Орде можно было все купить, и у новгородцев была ханская грамота, обес- печивавшая их торговлю, притом же по прошествии первого двадцатипятиле- тия тяжесть ига начинает уменьшаться, и после видим значительное разви- тие восточной торговли и волжского судоходства; даже с достоверностию можно положить, что утверждение татарского владычества в Средней Азии, также в низовьях Волги и Дона и вступление России в число зависящих от Орды владений очень много способствовало развитию восточной торговли; время от Калиты до Димитрия Донского должно считать самым благоприятным для восточной торговли, ибо непосредственной тяжести ига более не чувствовалось, и между тем татары, успокоиваемые покорностию князей, их данью и дарами, не пустошили русских владений, не загораживали путей. После попыток порвать татарскую зависимость, после Куликовской битвы или несколько ранее, обстоятельства становятся не так благоприятны для вос- точной торговли: опять начинаются опустошительные нашествия, от которых особенно страдают области Рязанская и Нижегородская, Нижегородская - преимущественно жившая восточною, волжскою торговлею; теперь ханы, воо- ружаясь против России, прежде всего бросаются на русских купцов, которых только могут достать своею рукою. Под 1371 годом встречаем любопытное известие, из которого, с одной стороны, можно видеть богатство купцов нижегородских, а с другой стороны, гибельное влияние татарских опустоше- ний на пограничные русские области: был, говорится, в Нижнем гость Тарас Петров, первый богач во всем городе; откупил он полону множество всяких чинов людей своею казною, и купил он себе вотчину у князя, шесть сел за Кудьмою-рекою, а как запустел от татар этот уезд, тогда и гость переехал из Нижнего в Москву. Но не всегда же Россия после Мамая находилась в неприязненных отношениях к Орде, и давно протоптанный путь не мог быть вдруг покинут. В договоре Димитрия Донского с Олгердом видим условие о взаимной сво- бодной торговле; но этим договором не кончилась борьба между Москвою и Литвою, не могла не страдать от нее и торговля. Впрочем, открытая вражда между московскими и литовскими князьями не была постоянною, притом же во время ссор с Москвою Литва находилась в мире с Рязанью, Тверью, Новгоро- дом и Псковом.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz