История России с древнейших времен(ч.3)

Из этой грамоты мы уже видим, что у митрополита был свой двор, свои бояре и слуги, дом его называется дворцом. Встречаем и в летописи известия о митрополичьих боярах, отроках: о Митяе говорится, что бояре митрополичьи служили ему, отроки предстояли, куда двинется, и те и дру- гие шли перед ним. Митрополит имел своих стольников: так, митрополит Киприан посылал своего стольника Федора Тимофеева звать новгородского владыку в Москву; имел своего печатника, своего конюшего. Из этих прид- ворных слуг своих митрополит посылал для управления волостями (в волос- тели), для суда церковного (в десятинники) и проч. Мы видели, какое важ- ное значение имел митрополит в отношениях княжеских, и потому встречаем подписи митрополичьи и печати на грамотах княжеских, на договорах, ду- ховных завещаниях. Из дошедших до нас грамот договорная Димитрия Донско- го с двоюродным братом Владимиром Андреевичем - первая, в начале которой встречаем слова: "По благословению отца нашего Олексея митрополита всея Руси". В конце духовного завещания Димитрия Донского читаем: "А сю гра- моту писал есмь себе душевную, и явил есмь отцю своему Олексею митропо- литу всея Руси, и отец мой Олексей митрополит всея Руси и печать свою привесил к сей грамоте". Печать митрополичья имеет на одной стороне изображение богородицы с младенцем Иисусом, и на другой - надпись: "Бо- жиею милостию печать (имя) митрополита всея Руси". На духовном завещании Василия Димитриевича встречаем подпись митрополита Фотия по-гречески; ту же подпись видим и на договорной грамоте Василия Васильевича с дядею Юрием. С 1450 года грамоты пишутся по благословению митрополита Ионы и утверждаются его подписью: "Смиренный Иона, архиепископ киевский и всея Руси". Такова же подпись и преемника Ионина, Феодосия. В настольных грамотах патриарших новопоставленному митрополиту гово- рилось, что великий князь должен воздавать ему честь, показывать духов- ную любовь с благоговением и послушанием и благим повиновением, равно как все другие русские князья, сановники, духовенство и весь христоиме- нитый народ, и что митрополит должен во всем пределе своем ставить архи- епископов, священников, монахов, дьяконов, поддьяконов и чтецов, освя- щать церкви и управлять всеми церковными делами. Избрание епископов, как видно, производилось так же, как и в предшествовавшем периоде: так, под 1289 годом читаем в летописи, что великий князь Михаил Ярославич тверс- кой вместе с матерью своею послал игумена Андрея в Киев, к митрополиту Максиму, и тот поставил его епископом в Тверь; этот Андрей был сын ли- товского князя. Впрочем, от конца описываемого времени дошел до нас ус- тав, как должно избирать епископа здесь говорится, что по случаю избра- ния митрополит созывает всех епископов, ему подчиненных; который из них не мог приехать, присылал грамоту, что будет согласен на решение ос- тальных; собравшиеся епископы избирают три лица, имена которых в запеча- танном свитке отсылают митрополиту, и тот из троих выбирает уже одного. Такой порядок действительно мог быть введен в конце описываемого време- ни, когда значение областных князей поникло. Избранный пред посвящением давал обет исповедовать православие, повиноваться митрополиту, не пре- пятствовать в своей епархии сбору митрополичьих пошлин, не исполнять обязанностей своего звания в чужих епархиях, приезжать к митрополиту беспрекословно по первому зову, не позволять в своей епархии православ- ным вступать в браки, кумиться и брататься с армянами и латинами; тут же новопоставляемый объявлял, что не дал ничего за поставление, не обещался дать и не даст; запись эту он писал собственною рукою и подписывал. Нас- тольные грамоты митрополичьи епископам писались по приведенному образцу настольной патриаршей митрополиту. Архиепископы и епископы не могли на- зывать митрополита братом, но только отцом; в противном случае подверга- лись выговору. Митрополит имел право отлучать епископов от службы. В 1280 году мит- рополит Кирилл, обозревая подведомственные ему епархии, приехал в Ростов и узнал, что здешний епископ Игнатий велел в полночь выкинуть из собор- ной церкви тело князя Глеба Васильковича и запросто закопать его в мо- настыре. Митрополит немедленно отлучил за это епископа от службы и прос- тил его только по усердным просьбам князя Димитрия Борисовича, причем дал такое наставление Игнатию: "Не возносись и не думай, что ты без гре- ха, больше освобождай и прощай, чем запрещай и отлучай. Плачь и кайся до самой смерти в этой дерзости, потому что осудил ты прежде суда божия уже мертвого человека, а живого боялся, дары от него принимал, ел с ним, пил и веселился и, когда было можно исправить его, не исправлял, а теперь уже мертвого хочешь исправить таким жестоким отлучением. Если хочешь по- мочь ему на том свете, то помогай милостынями и молитвами". Митрополит Петр снял сан с епископа сарайского Измаила; митрополит Феогност отлучил и потом простил суздальского епископа Даниила. Князь, недовольный своим епископом, ездил жаловаться на него митрополиту. Тверской епископ Евфи- мий возбудил на себя сильное негодование своего князя Михаила Александ- ровича, который в 1390 году послал звать в Тверь митрополита Киприана. Тот отправился с двумя владыками греческими и несколькими русскими. За 30 верст от Твери его встретил внук великого князя, за 20 - старший сын, за 5 - сам великий князь. Встреченный перед городскими воротами духо- венством со крестами, Киприан отслужил обедню в соборной церкви, после чего обедал у великого князя; получил дары и честь большую. Три дня князь Михаил угощал таким образом митрополита; на четвертый собралось на великокняжеском дворе духовенство и бояре, и когда приехал туда Киприан, то все начали жаловаться ему на епископа Евфимия; митрополит вместе с другими владыками стал судить: по одним известиям, обвиняемый не мог оп- равдаться, не обрелась правда в устах его, по другим, обвинения были клеветами. Но как бы то ни было, известия согласны в одном, что неудо- вольствие на Евфимия было страшное, и митрополит, не успевши помирить князя с епископом, отослал последнего в Москву, а на его место поставил в Тверь протодьякона своего Арсения, который едва согласился быть здесь епископом, видя такие вражды и смуты. В начале описываемого времени, именно под 1229 годом, находим любопытное известие о суде местного князя над епископом как владельцем частной собственности. "Пришло, - говорит летописец, - искушение на ростовского епископа Кирилла: в один день все богатство отнялось от него вследствие проигрыша тяжбы, а решил дело в пользу соперников Кирилловых князь Ярослав; Кирилл был очень богат, деньгами и селами, всяким товаром и книгами, одним словом, такого бога- того епископа еще не бывало в Суздальской земле". Встречаем известие о жалобе епископа на митрополита константино- польскому патриарху.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz