История России с древнейших времен(ч.3)

Когда Болеслав, возму- жав, потребовал от дяди очищения отцовских владений, то Конрад захватил его в плен; но племянник успел убежать из заключения и опять обратился с просьбою о помощи к Генриху силезскому; тот вступился в дело и помог Бо- леславу Лешковичу против дяди; но за эту помощь взял себе Краков и часть Сендомирской волости. С таким же успехом кончил Генрих и войну с велико- польским князем Владиславом Одоничем в 1234 году: Одонич должен был ус- тупить силезскому герцогу все свои земли, лежащие к югу от Варты. Благо- даря этим успехам Генриха силезского самая старшая линия Пястов усили- лась над всеми остальными линиями. Но, пролагая, с одной стороны, путь своему потомству к усилению себя на счет всех остальных родичей и к соб- ранию земли Польской, Генрих, с другой стороны, сильно содействовал пре- обладанию немецкой народности над славянскою в областях польских. Не раз замечали мы, как наши русские князья тяготились малонаселенностию земли своей и старались отовсюду призывать в нее колонистов; та же самая пот- ребность чувствовалась и в других землях славянских; монастыри, получив- шие большие земли во владение, искали средств расчистить свои леса, на- селить, обработать пустоши: для этого они стали перезывать к себе немец- ких колонистов. Князья перезывали их частию с тою же целию, частию сели- ли их в старых городах и основывали для них новые, дабы посредством них усилить промыслы, торговлю и таким образом увеличить свои доходы; ос- тальные землевладельцы последовали примеру духовенства и князей, и вот немцы распространяются по всем западнославянским землям. Пример к выводу немецких колонистов в польские владения должна была подать по своим осо- бенным обстоятельствам Силезия. Родоначальник силезских князей, Владис- лав II, по изгнании своем с старшего стола нашел дружественный прием в Германии; сыновья его, рожденные от немецкой принцессы, были здесь вос- питаны и с помощию императора Фридриха Барбаруссы получили от дядей во- лость в родной земле - Силезию. Это все повело к теснейшей связи их с Германиею. С другой стороны действовала церковь: монастыри, наполненные немецкими монахами и монахинями, рыцарские ордена, получившие себе земли от щедрости князей, стали с позволения последних вызывать в свои владе- ния немецких колонистов; скоро и города начали также наполняться немца- ми, причем важно было то, что последние сохраняли вполне свою народ- ность, судились и рядились своим правом. Особенную склонность к немцам обнаружил Генрих I силезский, и легко понять, какое значение для всей Польши должна была иметь эта склонность, когда Генрих стал самым сильным из ее владетелей. Генрих умер в 1238 году, оставя сыну своему Генриху II Благочестивому княжество, которое превосходило величиною владения всех остальных Пястов; но впадение монголов, в битве с которыми пал Генрих Благочестивый, воспрепятствовало усилению Силезии на счет других польских областей: владения Генриха разделились между тремя его сы- новьями; старший из них, Болеслав, которому достался Краков и часть ве- ликой Польши, беспорядочным поведением и наследственною в своем роде лю- бовию к немцам вооружил против себя вельмож, которые провозгласили своим князем Болеслава, Лешкова сына, а жители великой Польши передались сы- новьям старого своего князя Владислава Одонича. Но этого мало: скоро на- чалась усобица между Болеславом Генриховичем и его родными братьями, причем соперники обращались к немецким князьям и платили за помощь час- тию своих владений, а между тем прелаты, пользуясь недальновидною щед- ростию князей и их ослаблением вследствие усобиц, все более и более уси- ливали свое значение, и в Польше повторились явления, о которых начал уже забывать дальнейший запад: в 1258 году Болеслав Генрихович принужден был в одежде кающегося, босыми ногами отправиться в болеславскую церковь Иоанна Крестителя, чтоб избавиться от проклятия, над ним тяготевшего. Мы видели, что слабостию Силезии воспользовался Болеслав (Стыдливый), сын Лешка (Белого), для возвращения своей отчины, стола краковского; но прежде утверждения своего здесь он должен был выдержать войну с дядею Конрадом мазовецким. Даниил галицкий снова находился в союзе с послед- ним, и потому в 1245 году встречаем известие о войне его с Болеславом Лешковичем; в первый поход, вошедши в Польшу четырьмя дорогами, Романо- вичи опустошили Люблинскую область до рек Вислы и Сана; во второй поход осадили Люблин и сняли осаду только тогда, когда люблинцы дали слово не помогать Болеславу. Следствием этих войн было то, что в битве под Ярос- лавлем поляки Болеславовы находились в войске Ростислава черниговского, а Романовичи, заслышав приход последнего, послали сказать Конраду: "Из-за тебя пришли на нас ляхи Болеславовы, потому что мы помогали те- бе", и Конрад послал им вспомогательный отряд, который, однако, не успел принять участие в битве. В 1247 году умер Конрад, славный, предобрый, по выражению летописца, и Даниил с Васильком жалели об нем; еще при жизни своей он разделил Мазовию между двумя сыновьями: Казимиром и Болеславом; последний умер вскоре после отца и по просьбам князя Даниила отдал свою волость младшему брату Семовиту, за которым была племянница Даниилова, дочь Александра бельзского; дружеские отношения между Даниилом и Семови- том не прерывались до самой смерти последнего; с Болеславом краковским галицкий князь находился также в мире. Ярославскою битвою кончились, как мы видели, враждебные отношения к Венгрии, и за союзом родственным скоро последовал политический, когда по смерти последнего австрийского герцога Фридриха за владения его возникла упорная борьба между королями чешскими венгерским; последний обратился с просьбою о помощи к Даниилу и заключил с ним договор, по которому сын Даниила, Роман, женился на сестре покойного герцога Гертруде и в прида- ное брал Австрию. Следствием этого договора была война Даниила с чехами. В 1254 году Даниил предпринял поход в землю Опавскую (Троппау) сколько для короля венгерского, говорит летописец, столько же и для славы, пото- му что ни один князь русский, ни Святослав Храбрый, ни Владимир Святой, не воевал земли Чешской. Даниил выступил в поход вместе с Болеславом Стыдливым краковским, женатым на дочери венгерского короля; союзники, приближаясь к Опаве, отправили к городу сторожевой отряд из поляков, ко- торый был разбит чехами, выехавшими из Опавы. Такое неудачное начало на- вело сильный страх на поляков, и Даниил должен был увещевать их быть по- бодрее. "Чего вы испугались? - говорил он им, - разве вы не знаете, что война без мертвых не бывает? разве вы не знали, что вышли на мужчин воо- руженных, а не на женщин? если воин убит на рати, то какое тут чудо? другие и дома умирают без славы, а эти со славою умерли; укрепите сердца ваши и ступайте бодро вперед". Но тщетно Даниил уговаривал поляков подс- тупить поближе к городу: те никак не согласились; Даниил сильно горевал, тем более что большая часть его войска с сыном Львом отправилась другим путем и неизвестно где находилась; наконец пришел Лев Данилович, и нача- лась осада, которая, однако, не имела успеха по причине глазной болезни Данииловой; взят был только ближний город Насилье (Носсельт).

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz