История России с древнейших времен(ч.3)

Замечательно, что при затруднениях в смесном су- де дела москвитян и тверичей положено отдавать на решение великого князя рязанского Олега. Так счастливо для Москвы кончилась борьба с Тверью, т. е. с Литвою по поводу Твери. В том же году Олгерд попустошил Смоленскую волость за то, что князь ее воевал против Михаила тверского; с другой стороны, татары опустошили волости Нижегородскую и Новосильскую за то же самое; но мос- ковский князь оставался в покое ив 1376 году посылал Владимира Андрееви- ча с войском ко Ржеву; серпуховской князь, по обычаю, пожег посад, но, простояв три дня под крепостью, возвратился назад. Тверской князь не ду- мал разрывать союза с Литвою: еще в 1375 г в Тверь приведена была дочь Кейстутова Марья, окрещена и выдана замуж за сына великого князя Михаи- ла, Ивана. Но союз этот был бесполезен для тверского князя, ибо в 1377 году умер Олгерд, постригшись перед смертью в монахи, причем мирское православное имя Александра переменил на имя Алексея. Еще прежде умер брат его князь волынский Любарт, который всю жизнь провел в борьбе с по- ляками, стремившимися овладеть и Волынью, как овладели Галичем. Великим князем стал сын Олгерда Ягайло, в православии Яков, и дядя Кейстут, князь троцкий, присягнул племяннику. Но Ягайло, подобно дяде Евнутию, взял старшинство не по праву, мимо старшего брата, Вингольта Андрея, рожденного от первой жены Олгердовой; Андрей, княживший в Полоцке, объявил было свои притязания на старшинство, но, не получая ниоткуда подкрепления, должен был уступить Ягайлу, лишился своей волости и бежал в Псков, где жители посадили его на княжение с согласия великого князя Димитрия, к которому Андрей ездил в Москву. Димитрий хотел воспользо- ваться этою смутою, и в 1379 году Андрей Олгердович вместе с серпуховс- ким князем Владимиром Андреевичем и московским воеводою Димитрием Михай- ловичем Волынским от правились на литовские владения, взяли города Труб- чевск и Стародуб, повоевали много станов и волостей и возвратились с большим богатством домой; брат Андрея Димитрий Олгердович, князь труб- чевский, не сопротивлялся московским полкам: он вышел из города с се- мейством и боярами, поехал в Москву и вступил в службу великого князя, или, как выражается летописец, урядился в ряд и крепость взял; Димитрий принял его с честию, любовию и дал ему Переяславль со всеми пошлинами. За этою смутою, которая доставила московскому князю двух верных слуг между сыновьями Олгердовыми, последовала другая, более опасная для Лит- вы, более выгодная для врагов ее. Ягайло не походил на отца и деда свое- го: был ленив, любил удовольствия и не имел твердого характера, вследствие чего подвергался влиянию окружавших его. Самым приближенным из них был Войдылло, о котором вот что говорит летописец: был у великого князя Олгерда паробок, крепостной холоп, звали его Войдыллом; сначала был он хлебником, полюбился великому князю, который взял его к себе пос- телю стлать и пить подавать, а наконец дал ему держать город Лиду. Силен был Войдылло при Олгерде; еще сильнее стал при Ягайле, который даже от- дал за него родную сестру. Старому князю Кейстуту очень не понравилось, что племянницу его выдали за холопа; стал он попрекать и вдове Олгердо- вой, и Ягайлу, и самой племяннице, отсюда пошла ненависть между Кейсту- том и Войдыллом, и последний стал думать, как бы избавиться от старика. С этою целик) он начал наговаривать Ягайлу на Кейстута и поднимать на него немецких рыцарей. Куно Либштейн, командор остерродский, кум Кейсту- та, послал сказать последнему: "Ты ничего не знаешь, как Ягайло беспрес- танно посылает Войдылла к нам и уже договор с нами написал, чтоб отнять у тебя волости". Кейстут, получив эту весть, послал сказать сыну своему Витовту: "Ты живешь с Ягайлом в тесной дружбе, а он договорился с немца- ми на наше лихо". Витовт отвечал отцу, что ничему не надобно верить, что он живет с Ягайлом душа в душу, знает все его думы. Скоро, однако, прав- да обнаружилась. В Полоцке по изгнании Андрея Олгердовича княжил сын Кейстута Андрей, прозвищем Горбатый. Ягайлу или Войдыллу хотелось отнять эту волость у Кейстутовича и отдать ее родному брату Ягайлову, Скиригай- лу; но полочане, старые вечники, никак не согласились на эту перемену и с позором выгнали от себя Скиригайла. Великий князь выслал против них сильное войско, с которым соединились и немцы; но полочане не потеряли духа: они объявили, что скорее поддадутся немцам, чем Скиригайлу, и вместе с Андреем мужественно отразили все приступы. Старик Кейстут, ус- лыхав о полоцких происшествиях, опять стал жаловаться сыну своему Витов- ту на Ягайла: "За Войдылла отдал мою племянницу, уговорился с немцами на мое лихо; а вот теперь с кем мы воевали? с немцами? а он с ними заодно добывает Полоцка". Витовт отвечал и на этот раз, что он все еще не сов- сем верит коварству Ягайла, и выехал в Дрогичин, откуда скоро отправился в Гродно. Но старик Кейстут не разделял сомнений сына своего: он решился для собственной безопасности предупредить Ягайла, врасплох явился с войском перед Вильною, овладел ею, взял в плен Ягайла со всем се- мейством, захватил все грамоты и, между прочим, последний договор Ягайла с немцами. Витовт, извещенный чрез гонца о торжестве отцовском, в один день прискакал из Гродна в Вильну. Кейстут показал ему грамоту: "Ты мне все не верил, а вот тебе и грамота на лице; написали на наше лихо, да бог нас остерег. А я великому князю Ягайлу за это никакого зла не сделал, не дотронулся ни до именья его, ни до стад, и сам он у меня не в плену, хо- дит только за малой стражей; отчину его - Витебск и Крево и все места, что отец его держал, все отдаю ему и ни во что его не вступаюсь; а что я теперь сделал, того нельзя было мне не сделать: берег свою голову". Ягайло должен был присягнуть, что никогда не вооружится против Кейстута и не выйдет из его воли, после чего со всеми родными и имением отправил- ся в Витебск. Кейстут стал великим князем, но недолго пользовался своим новым поло- жением. Вдова Олгердова Иулиания и дети ее не могли спокойно видеть, что стол великокняжеский перешел к Кейстуту, и потому посредством Скиригай- ла, изгнанника полоцкого, завязали снова сношения с немцами, которые бы- ли рады смутам в Литве. Но пока Кейстут жил в Вильне, никто не смел про- тив него подняться, тем более что Ягайла трудно было уговорить на ка- кое-нибудь отважное предприятие. Только когда Кейстут велел повесить пленника своего Войдылла, Ягайло позволил сестре и ее приверженцам уго- ворить себя действовать решительно против дяди. В это время старый Кейс- тут вел войну с племянником Димитрием Олгердовичем; Ягайло обязан был также выступить в поход; но, вместо того чтоб идти с войском на Русь, он двинулся нечаянно к Вильне, где Кейстута тогда не было, и овладел горо- дом; та же участь постигла и Троки.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz