История России с древнейших времен(ч.3)

Мстислав спешил успокоить больного. "Брат и господин! - велел он отве- чать ему, - земля божия и твоя и города твои, и я над ними не волен, сам я в твоей воле, и дай мне бог иметь тебя как отца и служить тебе со всею правдою до смерти, чтоб ты, господин, здоров был, а мне главная надежда на тебя". Эта речь была люба Владимиру, он успокоился и поехал в Рай-го- род; здесь он начал говорить княгине: "Хочу послать за братом Мстисла- вом, урядиться с ним о земле, и о городах, и о тебе, княгиня моя милая Ольга, и об этом ребенке Изяславе, которую люблю, как дочь родную; бог за грехи мои не дал мне детей, так эта была мне вместо родной, потому что взял ее от матери в пеленах и вскормил". За Мстиславом послали, и когда он приехал, то Владимир поднялся с постели, сел и стал его расспрашивать про поход; Мстислав рассказал ему все по порядку, как бы- ло, и когда пришел к себе на подворье, то Владимир послал епископа и двух бояр сказать ему: "Брат! я за тем тебя вызвал, что хочу урядиться с тобою о земле и о городах, о княгине своей и о ребенке Изяславе, хочу грамоты писать". Мстислав отвечал: "Брат и господин! Я разве хотел ис- кать твоей земли по твоей смерти? Сам ты прислал ко мне в Польшу объявить, что отказываешь мне свою землю; если хочешь грамоты писать, то пиши как богу любо и тебе". Епископ возвратился с этим ответом, и Влади- мир велел писцу писать грамоты: в одной отказал Мстиславу всю свою землю и города; в другой отказал жене своей город Кобрин с несколькими селами и монастырь Апостольский с селами же. "А княгиня моя, сказано в конце грамоты, захочет идти в монастырь после меня, пусть идет, а не захочет, то как ей любо: мне ведь не смотреть, вставши из гроба, что кто станет делать по моей смерти". Когда грамоты были написаны, Владимир послал сказать Мстиславу: "Це- луй крест на том, что не отнимешь ничего у княгини моей и у ребенка Изяславы, не отдашь ее неволею ни за кого, но за кого захочет княгиня моя, за того отдашь". Мстислав поцеловал крест, после чего поехал во Владимир, в Богородичную церковь, куда созваны были бояре и граждане русские и немцы; перед ними прочли Владимирову духовную, в которой отка- зана была вся земля Мстиславу, и епископ благословил последнего крестом воздвизальным на княжение; Мстислав уже хотел начать после этого кня- жить, но опять был остановлен больным Владимиром, который велел ему по- дождать до своей кончины. Мстислав отправился в свою Луцкую волость, а Владимир из Рая переехал в Любомль, где лежал больной всю зиму, рассылая слуг своих на охоту, потому что был страстный охотник и храбрый: завидит вепря или медведя - не станет дожидаться слуг, сам убьет всякого зверя. Но больному князю не дали успокоиться; как наступило лето, прислал к не- му Конрад Семовитович мазовецкий. "Брат и господин! - велел сказать ему Конрад, - ты был мне вместо отца, держал под своею рукою, своею ми- лостью; тобою я княжил и города свои держал, от братьи отступился и был грозен; а теперь, господин! слышал я, что ты отказал свои земли брату своему Мстиславу - так послал бы ты к нему своего посла вместе с моим, чтоб и он принял меня под свою руку и стоял бы за меня, как ты". Влади- мир исполнил желание Конрада, послал к Мстиславу, и тот обещался не да- вать в обиду мазовецкого князя и, если случится, голову свою за него сложить. Мстиславу хотелось также видеться лично с Конрадом; тот согла- сился с радостию, заехал сперва к Владимиру, в Любомль, где горько пла- кал, увидевши, как болезнь истощила красивое тело князя волынского; от- туда поехал к Мстиславу, который встретил его с боярами и слугами своими и принял с честию и любовию под свою руку, сказавши: "Как тебя брат мой Владимир честил и дарил, так дай бог и мне честить тебя, и дарить, и стоять за тебя, когда кто-нибудь тебя обидит". Потом князья начали весе- литься: Мстислав одарил Конрада конями красивыми в седлах дивных, платьем дорогим и другими дарами многими и так с честью отпустил его. За Конрадом явился к больному Владимиру другой гость: прислал князь Юрий Львович посла своего сказать дяде: "Господин дядюшка! Бог знает, и ты знаешь, как я служил тебе со всею правдою, почитал я тебя, как отца; чтоб тебе сжалиться за мою службу? теперь отец прислал ко мне, отнимает у меня города, что прежде дал, - Бельз, Червень и Холм, а велит мне быть в Дрогичине и Мельнике; бью челом богу и тебе: дай мне, господин дядюш- ка, Брест". Владимир велел отвечать ему: "Племянник! не дам: сам знаешь, что я не двуречив и не лгун, не могу нарушить договора, что заключил с братом Мстиславом: дал ему всю землю и все города и грамоты написал". Отправивши с этим ответом Юрьева посла, Владимир отрядил к брату Мстис- лаву верного слугу своего Ратьшу с таким наказом: "Присылал ко мне пле- мянник Юрий просить Бреста, но я не дал ему ни города, ни села" - и, взявши из-под постели клок соломы, прибавил: "Не давай и такого клока соломы никому после моей смерти". Мстислав велел отвечать ему: "Ты мне и брат, ты мне и отец, Данило король, когда принял меня под свои руки; что ни велишь мне, все с радостию исполню". Но этим дело не кончилось: чрез несколько времени вошли слуги и объявили больному: "Владыка, господин, приехал". "Какой владыка?" - спросил Владимир. "Перемышльский Мемнон, от брата твоего Льва приехал". Догадался Владимир, зачем приехал владыка, но делать нечего, велел позвать; владыка вошел, поклонился князю до зем- ли, промолвив: "Брат тебе кланяется", сел и начал править посольство: "Брат твой велел тебе сказать, господин: дядя твой Данило король, а мой отец лежит в Холме у св. Богородицы, и сыновья его, братья мои и твои, Роман и Шварн, и всех кости тут лежат; а теперь, брат, слышал я про твою болезнь тяжкую: чтоб тебе, братец, не погасить свечи над гробом дяди своего и братьи своей, дать бы тебе свой город Брест? То бы твоя свеча была". Владимир, говорит летописец, разумел всякие притчи и темные слова и начал с епископом длинный разговор от книг, потому что был книжник большой и философ, какого не было во всей земле, да и по нем не будет; наконец отпустил епископа к брату с такими словами: "Брат Лев! что ты думаешь, что я уже из ума выжил и не пойму твоей хитрости? мало тебе твоей земли, что еще Бреста захотел, когда сам три княженья держишь: Га- лицкое, Перемышльское и Бельзское, и того все мало? мой отец, а твой дя- дя лежит у св. Богородицы во Владимире, а много ль ты над ним свеч пос- тавил? какой город дал, чтоб свеча была? сперва просил ты живым, а те- перь уже мертвым просишь; не дам не только города, села у меня не выпро- сишь, разумею я твою хитрость, не дам". Волость свою Владимир отдал брату; что же касается движимого имения, то, еще будучи на ногах, роздал его бедным: золото, серебро, камни дра- гоценные, пояса отцовские и свои, золотые и серебряные, все роздал; блю- да большие серебряные, кубки золотые и серебряные сам пред глазами свои- ми побил и полил в гривны, полил и монисты, большие золотые бабки и ма- тери своей, и разослал милостыню по всей земле; и стада роздал убогим людям, у кого лошадей нет и кто потерял их во время Телебугина нашест- вия.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz