История России с древнейших времен(ч.3)

В 1412 году Борисовичи успели выхлопотать себе в Орде ярлыки на отчину свою; но один ярлык давно уже потерял значение на Руси, ив 1416 году приехали в Москву нижегородские князья Иван Васильевич, внук Димит- рия, и Борисович Иван, а сын последнего Иван приехал еще за два года пе- ред тем; в следующем году явился и князь Даниил Борисович, но в 1418 го- ду убежал отсюда опять вместе с братом Иваном. Дальнейших летописных из- вестий о судьбе князей суздальских не встречаем; но имеем право заклю- чать, что Суздальская волость оставалась за ними, потому что великий князь Василий в завещании своем ни слова не говорит о Суздале, отказывая сыну только два примысла свои - Нижний и Муром. Утверждение нового порядка вещей не обошлось без сопротивлений и в самом роде князей московских: в первый же год княжения Василиева встре- чаем известие о ссоре великого князя с дядею Владимиром Андреевичем, ко- торый выехал из Москвы сперва в свой наследственный город Серпухов, а потом в новгородскую область, в Торжок. Но в начале следующего года на- ходим уже известие о мире между дядею и племянником: Василий придал Вла- димиру к его отчине два города - Волок и Ржеву. Договор дошел до нас: великий князь выговаривает себе право посылать дядю в поход, и тот дол- жен садиться на коня без ослушания. Следующее условие показывает сильную недоверчивость между родственниками. "Если я, - говорит великий князь дяде, - сам сяду в осаде в городе (Москве), а тебя пошлю из города, то ты должен оставить при мне свою княгиню, своих детей и своих бояр; если же я тебя оставлю в городе, а сам поеду прочь, то я оставлю при тебе свою мать, своих братьев младших и бояр". Предположение "Если переменит бог Орду" находится в договоре; видно также, что при заключении договора Василий уже имел намерение примыслить Муром, Торусу и другие места: "Найду я себе Муром, или Торусу, или другие места, то ты (князь Влади- мир) не участвуешь в издержках, которые я понесу при этом; если же тебе бог даст какие другие места кроме Мурома и Торусы, то мы (великий князь с братьями) не участвуем в твоих издержках". Потом заключен был второй договор с Владимиром, по которому он уступил великому князю Волок и Рже- ву и взял вместо них Городец, Углич, Козельск и некоторые другие места. Владимир обязался не вступаться в примыслы великого князя - Нижний Нов- город, Муром, Мещеру и ни в какие другие места татарские и мордовские, которые были за дедом Василиевым Димитрием Константиновичем и за ним са- мим. Владимир обязался в случае смерти великого князя признать старшим, отцом, сына его, а своего внука, Ивана; здесь, впрочем, выговорена не- большая перемена в отношениях. "Если, господин! - говорит Владимир, - будет сын твой на твоем месте и сядет сын твой на коня, то и мне с ним вместе садиться на коня; если же сын твой сам не сядет на коня, то и мне не садиться, а пошлет детей моих, то им сесть на коня без ослушанья". В 1410 году умер князь Владимир Андреевич. В завещании он разделил свою волость на пять частей по числу сыновей своих, которых вместе с княгинею своею и боярами приказал великому князю Василию с просьбою печаловаться об них; споры между сыновьями решает княгиня, мать их, и великий князь должен привести в исполнение приговор ее, причем завещатель прибавляет: "А вотчине бы их и уделам было без убытку". В случае смерти одного из сыновей завещатель распорядился так: "Если не будет у него сына и оста- нется дочь, то все дети мои брата своего дочь выдадут замуж, а брата своего уделом поделятся все поровну". До нас дошли также договорные грамоты Василия Димитриевича с родными его братьями. В них нет отмен против прежних подобного же рода грамот. Для объяснения последующих событий нужно заметить, что князья Андрей и Петр Димитриевичи обязываются в случае смерти Василия блюсти великое княжение и под сыном его, тогда как в договорной грамоте Юрия этого ус- ловия не находится. Подобно Юрию, и самый младший брат великокняжеский, Константин, не хотел сначала отказаться от прав своих в пользу племянни- ка. Мы видели, что Константин родился незадолго до смерти отца, так что ему в духовной Донского не было назначено никакого удела, и Василий Ди- митриевич в первом завещании своем, распорядившись насчет родного сына, говорит: "А брата своего и сына, князя Константина, благословляю, даю ему в удел Тошню да Устюжну по душевной грамоте отца нашего, великого князя". Но когда Василий в 1419 году потребовал от братьев, чтоб они от- реклись от прав своих на старшинство в пользу племянника, то Константин оказал явное сопротивление. "Этого от начала никогда не бывало", - гово- рил молодой князь; Василий рассердился, отнял у него удел, и Константин ушел в Новгород, убежище всех недовольных князей; однако скоро он усту- пил требованиям старшего брата и возвратился в Москву. С Новгородом Великим началась у московского князя вражда в 1393 году. Давно уже новгородцы одним из главных условий своих с великими князьями ставили, чтоб не звать их к суду в Низовые города; в 1385 году они взду- мали приобресть то же право и в отношении к суду церковному; посадник и тысяцкий созвали вече, где все укрепились крестным целованием не ходить в Москву на суд к митрополиту, а судиться у своих владык по закону гре- ческому; написали об этом и утвержденную грамоту. Когда в 1391 году мит- рополит Киприан приехал в Новгород, то целые две недели уговаривал граж- дан разодрать эту грамоту. Новгородцы отвечали одними устами: "Целовали мы крест заодно, грамоты пописали и попечатали и души свои запечатали". Митрополит говорил им на это: "Целованье крестное с вас снимаю, у грамот печати порву, а вас благословляю и прощаю, только мне суд дайте, как бы- ло при прежних митрополитах". Новгородцы не послушались, и Киприан пое- хал от них с большим гневом. Московский князь, хорошо зная, что зависеть от митрополита значило зависеть от Москвы, не хотел позволить новгород- цам отложиться от суда митрополичьего: примысливши Нижний Новгород, он послал сказать гражданам Великого, чтоб дали ему черный бор, заплатили все княжеские пошлины (княжчины) и чтоб отослали грамоту о суде к митро- политу, который снимет с них грех клятвопреступления. Новгородцы не сог- ласились, и великий князь отправил дядю своего Владимира Андреевича и брата Юрия с войском к Торжку. Новоторжцы побежали с женами и детьми в Новгород и другие места, и много народу из новгородских волостей сбежа- лось с домочадцами своими в Новгород. Князь Владимир и Юрий сели в Торж- ке, а рать распустили воевать новгородские волости; взяты были Волок Ламский и Вологда. Остальные жители Торжка возмутились было и умертвили великокняжеского боярина Максима; но Василий послал перехватать убийц, которые были привезены в Москву и казнены различными муками. Между тем новгородская охочая рать с двумя князьями (Романом литовским и Констан- тином белозерским) и пятью своими воеводами начала воевать великокняжес- кие волости, взяла Кличен городок и Устюжню, а из Заволочья новгородцы с двинянами взяли Устюг.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz