История России с древнейших времен(ч.3)

Наконец, завещатель выражает надежду, что сыновья его перестанут давать выход в Орду. Говоря о важном значении княжения Димитриева в истории Северо-Восточ- ной Руси, мы не должны забывать и деятельности бояр московских: они, пользуясь обстоятельствами, отстояли права своего малолетнего князя и своего княжества, которым и управляли до возмужалости Димитрия. Послед- ний не остался неблагодарен людям, которые так сильно хотели ему добра; доказательством служат следующие места жития его, обнаруживающие всю степень влияния бояр на события Димитриева княжения. Чувствуя приближе- ние смерти, Димитрий, по словам сочинителя жития, дал сыновьям следующее наставление: "Бояр своих любите, честь им достойную воздавайте против их службы, без воли их ничего не делайте". Потом умирающий князь обратился к боярам с такими словами: "Вы знаете, каков мой обычай и нрав, родился я перед вами, при вас вырос, с вами царствовал; воевал вместе с вами на многие страны, противникам был страшен, поганых низложил с божиею помо- щию и врагов покорил, великое княжение свое сильно укрепил, мир и тишину дал Русской земле, отчину свою с вами сохранил, вам честь и любовь ока- зывал, под вами города держал и большие волости, детей ваших любил, ни- кому зла не сделал, не отнял ничего силою, не досадил, не укорил, не ог- рабил, не обесчестил, но всех любил, в чести держал, веселился с вами, с вами и скорбел, и вы не назывались у меня боярами, но князьями земли мо- ей". Кто же были эти бояре? Первое место между ними принадлежит Димитрию Михайловичу Волынскому-Боброку, победителю рязанцев и решителю Куликовс- кой битвы; он выехал из Волыни в Москву при Донском и женился на сестре великокняжеской, Анне; между свидетелями, подписавшимися на второй ду- ховной великого князя, имя Димитрия Михайловича стоит на первом месте. После Волынского следует Тимофей Васильевич, окольничий, который называ- ется также великим воеводою; по родословным книгам, он был брат послед- него тысяцкого, Василия Васильевича Вельяминова; в первой духовной Донс- кого он подписался свидетелем на первом месте, во второй духовной - на втором, уступив первое Димитрию Михайловичу Волынскому; подпись эта до- казывает, что он не был убит на Куликовском сражении, как говорится в сказаниях. После Тимофея, окольничего, на духовных грамотах следует под- пись Ивана Родионовича Квашни, который в известиях о Куликовской битве называется костромским воеводою: это был сын известного Родиона Несторо- вича, боярина Калитина. После имени Ивана Родионовича в духовных велико- го князя следуют имена двоих Федоров Андреевичей: первый был сын извест- ного уже в предыдущее княжение боярина Андрея Кобылы; но сын, Федор Анд- реевич, носил уже другое прозвание - Кошка; о знатности этого боярина свидетельствует то, что великий князь тверской Михаил Александрович же- нил своего сына на его дочери. Другой боярин, Федор Андреевич Свибл, был правнук знаменитого Акинфа чрез сына его, известного уж нам Ивана. Свибл, как мы видели, был начальником рати, опустошившей землю Мордовс- кую; кто из обоих Федоров Андреевичей был оставлен в Москве воеводою во время Донского похода и кто из них вытягал у смольнян два места, как значится в духовной великого князя, - решить нельзя, ибо прозваний в обоих случаях нет. Во второй духовной встречаем имена двоих Иванов Федо- ровичей: один из них должен быть сын боярина Федора Кошки; что же каса- ется до другого, то в родословных книгах значится, что у последнего ты- сяцкого Василия Васильевича был брат Федор Воронец, у которого был сын Иван, носивший боярское звание. Но очень может быть также и Иван Федоро- вич Уда, происходивший, по родословным, от князей Фоминских-Смоленских; имя одного Ивана Федоровича встречается и в первой духовной и в договор- ной грамоте с Олгердом. Что касается до остальных имен, встречаемых в подписях на грамотах: Ивана Михайловича, Димитрия Александровича, Симео- на Васильевича, Александра Андреевича, Ивана Андреевича, то мы видели прежде имена Михаила, Александра, Василия и Андрея между боярами мос- ковскими; Димитрий Александрович может быть или Димитрий Александрович Всеволож, сын выходца смоленского, князя Александра Всеволодовича, кото- рый вместе с братом Владимиром упоминается в сказаниях о Донской битве, или внук мурзы Чета, выехавшего при Калите, предка Сабуровых и Годуно- вых. Относительно Александра Андреевича должно заметить, что, по родос- ловным, между боярами великого князя Димитрия значится Андрей Одинец, у которого был сын Александр Белеут; Александр Белеут вместе с Федором Свиблом и Иваном Федоровичем Удою был послан в 1384 г. в Новгород брать черный бор; но, кроме того, между братьями Федора Андреевича Свибла встречаем имена Александра и Ивана. В летописи под 1367 годом встречаем воеводу Димитрия Минина, родоначальника Софроновских и Проестевых, пос- ланного против Олгерда вместе с воеводою князя Владимира Андреевича, Акинфом Федоровичем Шубою. Послом в Константинополь с нареченным митро- политом Митяем отправлен был большой боярин Юрий Васильевич Кочевин Оле- шенский, сын известного нам при Калите Василия Кочевы. В известиях о Ку- ликовской битве упоминается владимирский воевода Тимофей Валуевич, пере- яславский Андрей Серкизович; по родословным книгам, к великому князю Ди- митрию выехал из Орды царевич Серкиз, у которого был сын Андрей; бояри- ном же Донского называется Владимир Данилович Красный Снабдя, потомок князей муромских. В известиях о Куликовской битве упоминается боярин и крепкий воевода Семен Мелик; в родословных значится: "Семен Мелик да Ва- силий: оба из немец пришли". Между убитыми на Дону упоминаются: Михаил Андреевич Бренко, любимец великокняжеский, Семен Михайлович, Михайла и Иван Акинфовичи, Иван Александрович, Андрей Шуба, Валуй Окатьевич, Лев Мазырев, Тарас Шетнев. Упоминается боярин Михалко Александрович, который сказал великому князю, сколько осталось в живых после Куликовской битвы. Под 1382 годом упоминаются бояре Симен Тимофеевич (сын окольничего, по родословным) и Михаил, быть может Михаил Андреевич Челядня, брат Федора Свибла, ездившие за митрополитом Киприаном. Под 1375 годом упоминается наместник великого князя в Новгороде Иван Прокшинич; послом от великого князя во Псков приезжал Никита. Под 1375 годом упоминается костромской воевода Александр Плещей: по родословным, это был меньшой брат св. митрополита Алексея, сын боярина Федора Бякон- ты, вышедшего из Чернигова. Дьяком при великом князе Димитрии был снача- ла прежний Нестор, а потом Внук.
ГЛАВА ПЕРВАЯ КНЯЖЕНИЕ ВАСИЛИЯ ДИМИТРИЕВИЧА (1389-1425)
Присоединение к Москве княжества Нижегородского.- Столкновение вели- кого князя с дядею Владимиром Андреевичем Донским.- Договоры великого князя с родными братьями.- Отношения к Новгороду Великому.- Внутренние движения в Новгороде.- Ссора Новгорода со Псковом.- Отношения Москвы к Рязани и Твери.- Усобицы между тверскими князьями.- Нашествие Эдигея на Москву.Отношение великого князя к татарам после Эдигеева нашествия.- От- ношения литовские: взятие Смоленска Витовтом; намерение Витовта овладеть Новгородом; битва Витовта с татарами на Ворскле; вторичное взятие Смо- ленска Витовтом; борьба московского князя с литовским и мир на Угре; взгляд летописца на литовские и татарские отношения.- Отношения Литвы к Польше и Тевтонскому ордену.- Борьба Пскова и Новгорода с Ливонским ор- деном.- Борьба Новгорода со шведами.- Смерть Василия Димитриевича.- Его духовные грамоты.Бояре Василия
Молодой сын Донского в самом начале княжения своего показал, что ос- танется верен преданию отцовскому и дедовскому.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz