История России с древнейших времен(ч.3)

Обязательство удельного князя служить великому и обязательство последнего кормить удельного смотря по службе являются раз в договоре Димитрия Донского с двоюродным братом Владимиром Андреевичем и потом исчезают вследствие то- го, что Василий Димитриевич и Василий Васильевич находятся в менее вы- годном положении относительно родичей. Даже довольно неопределенное вы- ражение "держать великое княжение честно и грозно" утверждается не вдруг в договорных грамотах. Договоров служебных князей с теми князьями, к ко- торым они вступали в службу с отчинами, из Северо-Восточной Руси до нас не дошло; но мы имеем довольное число таких договоров из Руси Юго-Запад- ной. В 1448 году князь Федор Львович Воротынский, взявши город Козельск в наместничество из руки Казимира, короля польского и великого князя ли- товского, записался своему господарю без лести и без хитрости. Король Казимир в 1455 году пишет, что дал вотчину князю Воротынскому, узревши верную его службу. Договорная грамота князей новосильских и одоевских с Казимиром начинается тем, что означенные князья били челом господарю ве- ликому князю, чтобы принял их в службу. Тот пожаловал, принял их в служ- бу, и они обязываются служить ему верно во всем, без всякой хитрости, и быть во всем послушными, давать ему ежегодную дань (полетное), быть в его воле, иметь одних друзей и врагов. Казимир с своей стороны обязыва- ется держать их в чести и в жалованье, оборонять от всякого; обязывается и за наследников своих не нарушать договора, не вступаться в их отчину; в противном случае крестное целованье с них долой, и они становятся вольными; обязывается суд и исправу давать им во всяких делах чистые, без перевода; судьи королевские съезжаются с их судьями и судят, поцело- вавши крест, без всякой хитрости; если возникнет у судей спор, то дело переносится на решение великого князя; споры самих князей между собою отдаются также на решение Казимира. Любопытно сравнить дошедшую до нас духовную грамоту Олгердова внука, князя Андрея Владимировича, с духовны- ми грамотами московских князей; и в этих письменных памятниках, как во всяких других, высказывается различие в характере стран, где они писаны. И московские и южно-русское завещания начинаются словами: "Во имя отца, и сына, и св. духа", после чего в московских, как мы видели, означается, что завещатель находился в добром здоровье, душевном и телесном,- заме- чание, необходимое для того, чтобы духовная имела полную силу, и потом, без всяких околичностей, излагаются распоряжения завещателя. В духовной же Гедиминовича нет замечания о душевном и телесном здравии: вместо того завещатель распространяется, как он с женою и детьми приехал в Киев богу молиться, поклонился всем святыням, благословился у архимандрита Нико- лая, поклонился гробам родственников и всех святых старцев и стал раз- мышлять в своем сердце: сколько тут гробов, а ведь все эти мертвецы жили на сем свете и пошли все к богу! Пораздумав, что скоро и ему туда при- дется идти, где отцы и братья, князь почел приличным написать духовное завещание. Мы видели, что прежде князь было общим, неотъемлемым названием для всех членов Рюрикова рода, а старший в этом роде князь назывался вели- ким, причем мы видели, что название великий князь придавалось иногда и младшему в роде просто из учтивости, от усердия пишущего к известному князю. В описываемое время на севере при ослаблении родовой связи, родо- вого единства, при стремлении князей к особности, независимости мы долж- ны ожидать, что явится много князей, которые в одно и то же время будут величать себя названием великих, и не обманываемся в своих ожиданиях: князья московские носят это название по праву, обладая постоянно старшим столом Владимирским; но в то же самое время называют себя великими князья тверские и рязанские, в роде князей рязанских князья пронские, стремясь постоянно к независимости, называют себя также великими; нако- нец, видим, что по-прежнему и те младшие, удельные князья, которые в официальных памятниках никогда не смеют называть себя великими, в памят- никах неофициальных из учтивости величаются этим названием: так, св. Ки- рилл Белозерский в духовной своей называет великим князем удельного мо- жайского, Андрея Димитриевича. Прежде, когда все внимание обращалось на родовые отношения князей, а не на владения, старшему великому князю про- тивополагались младшие; но теперь, когда родовые отношения стали ру- шиться, отношения же по владениям и зависимости начали выдвигаться на первый план, в противоположность великому князю для младших являются названия удельных и поместных князей. Мы видели, что и прежде некоторые князья назывались великими князьями всея Руси, как, например, Мономах, Юрий Долгорукий; в описываемое время из официальных памятников видим, что уже Иоанн Калита называется великим князем всея Руси и потом все его преемники. Из прежних названий княжеских встречаем господин; вновь явля- ются господарь и государь. Что касается происхождения первого слова, то оно одинаково с происхождением слова князь: оспода означает семью, оспо- дарь - начальника семьи, отца семейства; должно заметить также, что пер- вое название употребительнее на юге, второе - на севере. Господин и гос- подарь встречаются в соединении, например: "Занеже, господине князь ве- ликий, нам, твоим нищим, нечим боронитися противу обидящих нас, но ток- мо, господине, богом, и пречистою богородицею, и твоим, господине, жало- ванием нашего господина и господаря". Что значение слова господарь или государь было гораздо важнее значения прежнего господин, свидетельствует упорное сопротивление новгородцев ввести его в употребление вместо гос- подин. Господарь противополагается служащим: "Кто кому служит, тот с своим господарем и едет". Для великих князей встречаем названия: велико- го государя земского, великого государя русского, великого господаря, самодержца. Самый полный титул великого князя московского для внешних сношений встречаем в договорной грамоте его с Казимиром, королем польским: "По божьей воли и по нашей любви, божьею милостью, се яз князь великий Василий Васильевич, московский и новгородский и ростовский и пермьский и иных". По-прежнему подданные, все остальное народонаселение, противополагаются князьям под названием черных людей. При подлинных грамотах княжеских, дошедших до нас от описываемого времени, находятся печати князей с различными изображениями и надписями. На печати Иоанна Даниловича Калиты с одной стороны находится изображение Иисуса Христа, на другой - св. Иоанна; вокруг надпись: "Печать великого князя Ивана". У Симеона Гордого на одной стороне печати - изображение святого Симеона, на другой - надпись: "Печать князя великого Семенова всея Руси". У брата его Иоанна II на одной стороне печати - изображение святого Иоанна с надписью: "Агиос Иоанн", на другой - надпись: "Печать князя великого Ивана Ивановича".

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz