История России с древнейших времен(ч.3)

Знаем также из других источников, что в XIV веке русских купцов можно было найти в Кафе, Оце, Греции. Встречаем известия и о торговле приволжской с татарами: так, летопи- сец говорит, что татарский царевич Арапша перебил много русских купцов и богатство их пограбил. Тохтамыш послал слуг своих в Болгарию захватить русских купцов с судами их и товарами. Нижний Новгород благодаря положе- нию своему уже и в описываемое время производил значительную торговлю: так, говорится, что новгородские ушкуйники пограбили в Нижнем множество купцов, татар и армян, равно и нижегородских; пограбили товару их мно- жество, а суда их рассекли; здесь перечисляются и разные названия этих судов: паузки, карбасы, лодьи, учаны, мишаны, бафты и струги. Восточные купцы торговали в городах русских под покровительством татар: тверичи во время восстания своего на татар истребили и купцов ордынских старых и пришедших вновь с Шевкалом; под 1355 годом упоминается о приходе в Моск- ву татарского посла и с ним гостей-сурожан; под 1389 годом встречаем из- вестие об Аврааме - армянине, жившем в Москве; наконец, видим, что в Москву приходили и купцы с запада, именно из Литвы. Мы видели заботы новгородцев о том, чтоб купцам их был путь чист по русским княжествам; великие князья Северо-Восточной Руси в договорах между собою и в договорах с великим князем литовским выговаривают то же самое. Видим, что монастыри получают право беспошлинной торговли: новго- родцы в половине XV века дали на вече Троицкому Сергиеву монастырю гра- моту, в которой запрещалось двинским посадникам, холмогорским и воло- годским, их приказчикам и пошлинникам брать пошлины и судить людей Тро- ицкого монастыря, старцев или мирян, которые будут посланы монастырем на Двину, зимою на возах, а летом на одиннадцати лодьях: "А кто эту грамоту новгородскую нарушит, обидит купчину Сергиева монастыря, или его кормни- ков (кормчих), или осначев (оснастчиков), тот даст посаднику и тысяцкому и всему господину Великому Новгороду пятьдесят рублей в стену. А вы, бо- яре двинские, и житые люди, и купцы! обороняйте купчину Сергиева монас- тыря даже и тогда, когда Новгород Великий будет немирен с некоторыми сторонами; блюдите монастырскую купчину и людей его, как своих, потому что весь господин Великий Новгород жаловал Сергиев монастырь, держит его своим, и вы, посадники, бояре, приказчики их и пошлинники, сей грамоты новгородской не ослушайтесь". Митрополит из Москвы посылал своих слуг в Казань с рухлядью для торговли. Великие князья литовские для поднятия своего главного города Вильны дают ее купцам право беспошлинной и бесп- репятственной торговли во всех литовских и русских областях. В Вильне видим ярмарки два раза в год; в городах Восточной России видим торги по воскресеньям. Относительно монеты должно заметить, что в первой половине XIV века счет гривнами заменяется счетом рублями, причем не трудно усмотреть, что старая гривна серебра и новый рубль одно и то же; слово куны в значении денег вообще начинает сменяться теперь употребительным татарским словом деньги. Так как от описываемого времени дошли до нас прямые известия о кожаных деньгах, то мы обязаны здесь подробнее рассмотреть этот давний, важный и запутанный вопрос в нашей исторической литературе. Здесь должно отличать два вопроса: вопрос о мехах, обращавшихся вместо денег и имею- щих ценность сами по себе, и вопрос собственно о кожаных деньгах, о час- тицах шкуры известного животного, не имеющих никакой ценности сами по себе и обращающихся в виде денег условно. Относительно обоих вопросов мы встречаем у исследователей крайние мнения: одни не хотят допускать в древней России металлической монеты и заставляют ограничиваться одними мехами, другие, наоборот, подле металлической монеты не допускают вовсе мехов. Против первого мнения мы уже указали неопровержимые свидетельства источников, против второго существуют свидетельства также неопровержи- мые, например в уставной грамоте князя Ростислава смоленского: "А се по- городие от Мьстиславля 6 гривен урока, а почестья гривна и три лисицы: а се от Крупля гривна урока, а пять ногат за лисицу". Или: "Се заложил Власей св. Николе полсела в 10 рублех да в трех сорокех белки". Здесь мы ясно видим, что подле, вместе с гривнами и рублями принимались в уплату меха, и это самое показывает, что, без всякого сомнения, было время, когда употребление мехов для уплат всякого рода, употребление их вместо денег было господствующим; смоленский князь или его пошлинник вместе с рублем брал три лисицы; частное лицо, какой-то Власий, вместе с 10 руб- лями занял и три сорока белки и обязался уплатить то же самое; так же точно первые князья брали дань с подчиненных племен одними черными куни- цами и белками, потому что серебра этим племенам было взять негде; так точно в это время и частные люди совершали свои уплаты одними мехами. Явилась металлическая монета, но она не вытеснила еще мехов; выражение: "А пять ногат за лисицу" - показывает нам переход от уплаты мехами к уп- лате деньгами. Если и князья и простые люди принимали в уплату меха вместо денег, то нет нам нужды рассуждать о том, что ценность пушного товара не могла оставаться всегда одинаковою по различию лиц, имеющих или не имеющих в нем нужду, по различию мест, более или менее богатых этим товаром, что шкуры зверей - товар, подверженный порче, что он теря- ет достоинство даже от частого перехода из рук в руки: ни пошлинник смо- ленского князя не взял бы в казну трех истертых лисьих мехов, ни упомя- нутый Власий не занял бы трех сороков истертых белок, и ясно также, что если в Смоленской области лисица стоила пять ногат, то в Черниговской могла стоить больше или меньше. Труднее объяснение другого явления, именно собственных кожаных денег, имеющих условную ценность; но в исто- рии много таких явлений, которых мы объяснить теперь не можем и которых однако, отвергать не имеем права, если об них существуют ясные, не под- лежащие сомнению известия. Но таковы именно свидетельства современников и очевидцев - Рубруквиса и Гильберта де Ланноа; названия единиц нашей древней монетной системы могли, положим, ввести в заблуждение Герберш- тейна, за сто лет до которого, по его собственному свидетельству, перес- тали уже употреблять вместо денег мордки и ушки белок и других зверей; но как же отвергать свидетельства Рубруквиса и Ланноа - очевидцев? Один старый исследователь, отвергавший кожаные деньги, смеялся над свиде- тельством, что в Ливонии ходили беличьи ушки с серебряными гвоздиками и назывались ногатами; другой, позднейший исследователь находит это извес- тие замечательным: но его мнению, оно может указывать на обычай наших предков мелкую серебряную монету для сохранности укреплять в лоскутки звериных шкур, откуда легко могло образоваться у иностранцев мнение, что в России ходили беличьи и куньи мордки или ушки, части шкуры, негодные для меха, но надежные для хранения монет.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz