История России с древнейших времен(ч.3)

Прие- хавши в Орду, он никак не хотел, обратившись на юг, поклониться изобра- жению умершего Чингисхана, говоря, что охотно поклонится хану и даже ра- бам его, но христианин не должен кланяться изображению мертвого челове- ка. Напрасно князь Борис ростовский уговаривал его со слезами исполнить обряд, а бояре ростовские обещались принять на себя за него епитимью и со всею своею областью - Михаил оставался непреклонным, тем более что боярин его Федор напоминал ему увещания духовника не губить души идоло- поклонством. Михаил умер мучительною смертию; летопись называет палачом его русского отступника путивльца Домана; боярин Феодор был также убит (в 1246 г.). В Чернигове начал княжить Андрей Всеволодович, как видно, брат Михаилов. Из других черниговских князей упоминается Роман брянский, который в 1264 году поразил литовское войско, нападшее на его волость. Под 1241 годом упоминается князь рыльский Мстислав, убитый татарами. В одной летописи под 1245 годом упоминается о смерти князя Андрея Мстисла- вича, убитого Батыем; Плано-Карпини называет его князем черниговским.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ БОРЬБА МЕЖДУ СЫНОВЬЯМИ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО (1276-1304)
Исчезновение прежних понятий о праве старшинства.- Великий князь Ди- митрий Александрович переяславский стремится к усилению.- Восстание про- тив него младшего брата, Андрея городецкого, с помощию Орды.- Влияние боярина Семена Тонилиевича.- Союз князей против Димитрия.- Осторожность северных князей.Разделение Орды, и Димитрий пользуется этим разделени- ем.- Убиение Семена Тонилиевича.- Новая усобица.- Торжество Андрея.- Бе- зуспешный съезд князей.Князь переяславский Иван Дмитриевич отказывает свою волость князю Даниилу Александровичу московскому.- Смерть Андрея.- События в других северных княжествах.- Отношения к татарам, шведам, нем- цам и Литве.- Дела на юго-западе.
Мы достигли того времени, когда прежние понятия о праве старшинства исчезают; великие князья показывают ясно, что они добиваются не стар- шинства, но силы. Каждый князь, получив область Владимирскую, старается увеличить свою собственность на счет других княжеств. Но когда преобла- дание понятия о собственности, отдельности владения заставляло каждого великого князя заботиться только о самом себе, то все остальные князья не могут уже более доверять родственной связи, должны также заботиться о самих себе, всеми средствами должны стараться приобресть силу, потому что им оставалось на выбор: быть жертвою сильнейшего или других сделать жертвами своей силы. Вот почему мы видим теперь восстания князей на ве- ликого с попранием всех старинных прав, родовых отношений. Князь Димитрий Александрович переяславский, присоединивши к своей от- чине область Владимирскую, начал тем же, чем начинали его предшественни- ки, - стремлением усилиться на счет Новгорода, который по смерти Василия поспешил признать его своим князем. В 1279 году он, по словам летописца, выпросил у новгородцев позволение поставить для себя крепость Копорье, пошел и сам срубил ее; в следующем году он поехал туда вторично с посад- ником Михаилом, с лучшими гражданами; заложили в Копорье крепость камен- ную. В том же году посадник Михаил Мишинич, возведенный в это досто- инство при Василии, был сменен, и на его место был возведен Семен Михай- лович, неизвестно, сын какого из прежде бывших посадников - Михалка Сте- пановича или Михаила Федоровича. Летопись говорит, что у Мишинича отнято было посадничество князем и новгородцами вместе - все показывало, следо- вательно, согласие города с Димитрием; но в следующем 1281 году вдруг встречаем известие о ссоре великого князя с новгородцами. Очень вероят- но, что ссора эта произошла по поводу Копорья, на который Димитрий хотел смотреть как на свою собственность, что не нравилось новгородцам. Как бы то ни было, когда новгородцы отправили к Димитрию владыку с мольбою, то он не послушал его, пришел с войском на волость Новгородскую и сильно опустошил ее, после чего заключен был мир, как видно на всей воле вели- кого князя. Быть может, этот поступок Димитрия, обличавший стремление его усилить себя на счет других, послужил Андрею Александровичу городец- кому знаком к восстанию на старшего брата; быть может, он хотел подра- жать дяде своему Василию Ярославичу, который посредством хана не позво- лил брату своему Ярославу усилиться окончательно на счет Новгорода; впрочем, летописцы указывают на бояр Андреевых, и особенно на одного из них, Семена Тонилиевича, как главного виновника этого восстания. Мы ви- дели у князя Василия костромского воеводу Семена, который водил полки своего князя против Димитрия и новгородцев. Очень вероятно, что вследствие этих отношений к Димитрию Семен по смерти Василия перешел не к переяславскому князю, а к городецкому Андрею, тем более что Кострома по смерти бездетного Василия перешла к Андрею Этот-то Семен начал воору- жать нового князя против Димитрия, и вот Андрей отправляется в Орду, имея споспешником себе и помощником Семена Тонилиевича и других многих, говорит летописец. Задаривши хана Менгу-Тимура, Андрей получил ярлык на Владимир и войс- ко против Димитрия, потому что последний не думал повиноваться слову ханскому, и нужно было принудить его к тому силою, причем все князья, ближние и дальние родственники, соединились с Андреем против Димитрия. Мы не станем предполагать, что Димитрий дурно обходился с ними, пусть Димитрий был добрый, кроткий князь: для нас важна здесь недоверчивость князей к великому князю владимирскому, постоянное нерасположение их к каждому князю, присоединявшему к своему уделу Владимирскую область. Ди- митрий, видя союз князей и татарские полки против себя, поехал к Новго- роду, желая засесть в своем Копорье, но на озере Ильмене встретил полки новгородские; новгородцы показали князю путь, самого не схватили, но взяли двух дочерей его и бояр в заложники. "Отпустим их тогда, - сказали они Димитрию, - когда дружина твоя выступит из Копорья", Но дружина эта не думала оставлять крепости, потому что ею начальствовал зять Димитрия, знаменитый Довмонт псковский: он нечаянно напал на Ладогу и высвободил оттуда имение Димитриево; но когда новгородские полки подошли к Копорью, то дружина великокняжеская не могла долее здесь держаться и, получив беспрепятственный выход, оставила крепость, которую разрыли новгородцы. Между тем Димитрий отправился за море, а татары, пришедшие с Андреем, ища Димитрия, рассыпались по всей земле, опустошили все около Мурома, Владимира, Юрьева, Суздаля, Переяславля, Ростова, Твери до самого Торжка и далее к Новгороду. Андрей сел во Владимире, угостил богатым пиром, одарил князей ордынских и, отпустив их домой, поехал в Новгород, где был честно посажен на стол. Но скоро пришла к нему сюда весть, что Димитрий возвратился из-за моря с наемными войсками, засел в своем Переяславле, укрепляется там и собирает полки.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz