Бадминтон одна из древнейших игр нашей планеты.

История России с древнейших времен(ч.2)

Здесь с первого взгляда оче- виден пропуск, ибо сочинитель обещал начать повесть от старого Владими- ра; мы необходимо должны предположить здесь рассказы о борьбе Мономаха и последующих князей с половцами и потом естественный переход к походу Игоря на поганых; очень вероятно, что приведенное нами выше поэтическое сказание о походах Мономаха и о том, что происходило в степи по его смерти, находилось между этими сказаниями, которыми начал свою повесть сочинитель Слова о полку Игореву. Последний верен своему обещанию рассказывать по былинам: рассказ его совершенно одинаков с рассказом летописца, лишнего в нем одни только по- этические украшения; что же касается подробностей, то их гораздо больше в летописи. Любопытно, что в Слове гораздо больше превозносится похвала- ми Всеволод Святославич, чем Игорь, старший брат; в битве на первом пла- не поставлен Всеволод: этим рассказ сочинителя Слова отличается от расс- каза летописного; но такое предпочтение Всеволода объясняется словами летописца, который, сказавши о смерти Всеволода, прибавляет, что этот князь превосходил всех Ольговичей доблестию. Особенно же замечательны для нас слова автора об усобицах княжеских: в сильных выражениях описы- вает он усобицы, происходившие вследствие лишения волостей Олега Святос- лавича: "Тогда земля сеялась и росла усобицами, погибла жизнь Дажбогова внука, в княжих крамолах век человеческий сократился. Тогда по Русской земле редко раздавались крики земледельцев, но часто каркали вороны, де- ля между собою трупы, часто говорили свою речь галки, сбираясь лететь на добычу". В другом месте: "Сказал брат брату: это мое, и это мое же, и за малое стали князья говорить большое, начали сами на себя ковать крамолу: а поганые со всех сторон приходили с победами на землю Русскую". Описы- вая общее горе на Руси, когда услыхали здесь об истреблении полков Иго- ревых, сочинитель Слова опять начинает говорить об усобицах: "встонал Киев тугою, а Чернигов напастями; тоска разлилась по Русской земле; а князья сами на себя крамолу ковали, а поганые наезжали на Русскую землю, брали дань по белке от двора". В этом отношении замечательна также жало- ба старого Святослава киевского, когда он узнал о беде сезерских князей: "Все зло мне происходит от княжого непособия; благоприятное время от не- го упущено... Великий князь Всеволод (III)! чтоб тебе перелететь сюда издалека, отцовского золотаго стола поблюсти! Ведь ты можешь Волгу раск- ропить, а Дон шлемами вычерпать; если бы ты был здесь, то была бы у нас половецкая раба по ногате, а раб по резани". Сочинитель от имени Святос- лава обращается также и к другим князьям с требованием помощи Русской земле и мести поганым за обиду Игореву. Обращаясь к племени Всеславову, князьям полоцким, он упрекает их как зачинщиков усобиц, которые дали возможность поганым нападать на Русскую землю: здесь разумеется первая усобица по смерти Ярослава, начатая Всеславом полоцким. "Ох! - прибавля- ет сочинитель, - стонать Русской земле, припомнивши первую годину и пер- вых князей: того старого Владимира (Мономаха) нельзя было пригвоздить к горам Киевским"(tm). В древних русских стихотворениях из лиц исторических описываемого времени является действующим новгородец Василий Буслаев(tm). Песня в не- которых чертах верно изображает старину новгородскую, в некоторых стари- ну общую русскую. "В славном великом Новгороде жил Буслай до девяноста лет; с Новгородом жил, не перечился, с мужиками новгородскими поперек словечка не говаривал. По смерти Буслая осталась вдовою жена его Амелфа Тимофеевна да сын молодой, Василий Буслаевич". Этот-то Василий представ- лен в песни образцом и предводителем новгородской буйной молодежи, слав- ной походами своими на севере, ходившей всюду без новгородского слова, не дававшей покоя ни своим, ни чужим. Василий стал водиться с пьяницами, безумницами, удалыми добрыми молодцами, пьяный стал буйствовать по ули- цам, бить, уродовать прохожих. Пошли жалобы на молодого буяна; новгород- цы, однако, не попытались его взять и наказать; над ним была другая власть, к которой и обратился город с жалобой, - власть старухи-матери: к ней посадские, богатые мужики новгородские принесли великую жалобу на буйство сына; она стала журить, бранить Василия; журьба не полюбилась ему, и он вздумал набрать себе дружину таких же молодцов, чтоб с ними буйствовать безнаказанно; он кликнул клич: "Кто хочет пить и есть гото- вое, вались к Ваське на широкий двор, пей и ешь готовое, носи платье разноцветное". Охотники нашлись, собралось их двадцать девять человек. Пришли они в братчину Никольщину, Василий заплатил за каждого брата по пяти рублей, за себя пятьдесят рублей, и церковный староста принял их в братчину; вечером начались потехи, которые летописец называет от беса замышленным делом: стали бороться, а в ином кругу на кулачки биться, и от кулачного бою дошло до большой драки: мы видели, как немецкие купцы, в договоре с новгородцами, обезопасивали свой двор относительно обычной новгородской забавы - драки; недаром в Новгороде ходило предание, что Перун, когда его тащили в Волхов через большой мост, бросил свою палку и сказал: "Пусть новгородцы этим меня поминают!" Этою палкою и теперь бе- зумные убиваются, утеху творят бесам, прибавляет летописец. Василий вме- шался в драку и кто-то его очень неловко задел; он закричал своим, что его бьют, дружина выскочила, и началась схватка: "скоро они улицу очис- тили, прибили уже много до смерти, вдвое, втрое перековеркали, руки, но- ги переломали". Буслаевич, видя, что его взяла, вызывает на бой весь Новгород, заключает с жителями его условие, что если он с дружиною побьет новгородцев, то последние платят ему дань по смерть, а если нов- городцы побьют его, то он обязан давать им дань. "Началась у них дра- ка-бой великая. Дерутся день до вечера - Буслаевич с дружиною начинает одолевать; новгородцы, видя, что дело плохо, обращаются опять с просьбою и подарками к матери Буслаевича, и материнская власть является во всей силе: того, кто вызвал на бой целый Новгород и победил, того одна мате- ринская служанка берет за белые руки и тащит на двор родительский, где мать велит запереть его в глубоких погребах, за железными дверями, за булатными замками.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz