История России с древнейших времен(ч.2)

Но, стало быть, Андрей Боголюбский переменил родовые отношения к Ростиславичам на семейные? Новые, подручнические отношения, каких не хо- тели признать Ростиславичи, выходят семейные, в противоположность родо- вым? Что может быть проще, естественнее, непосредственнее перехода от значения великого князя как старшего в роде, только зависимого от роди- чей, к значению государя, как скоро он получает независимость от роди- чей, материальную силу? А г. Кавелин говорит, что между этими двумя зна- чениями целая пропасть, которую мы ничем не наполнили и которая, по его мнению, наполняется господством семейного начала. Но г. Кавелин, объясняя исчезновение родового начала разложением его посредством начала семейного, изнашиванием без причины, без всякого пос- тороннего влияния, отвергая объяснение наше относительно старых и новых городов, сам на стр. 194 принимает влияние городов за разлагающее родо- вой быт начало и упрекает нас в том, что мы не выставили его как движу- щее начало, тогда как мы именно выставили отношения городов движущим на- чалом, выставили отношения новых городов к князьям главным условием в произведении нового порядка вещей и отношения старых городов условием для поддержания старого, потому что старые общины не понимали нас- ледственности и потому препятствовали князьям усаживаться в одних и тех же волостях, смотреть на последние как на отдельную собственность; если старые общины переменяли иногда княжеские родовые счеты, то этим они по- давали повод к усобицам, но не могли вести к разложению родового начала, ибо предпочтенное племя развивалось опять в род с прежними счетами и от- ношениями, а на отношения к старым общинам князья опереться не могли по шаткости, неопределенности этих отношений. Прежде г. Кавелин утверждает, что родовое начало исчезло само собою вследствие повторительного разло- жения семейным началом, без всякого участия посторонних условий, кото- рых, по мнению г. Кавелина, вовсе не было на Руси, а потом подле семей- ного, или вотчинного, начала он ставит влияние общин на разложение родо- вого быта. Мы видим здесь непоследовательность, противоречие, но все ра- ды за автора, что он признал, наконец, возможность посторонних влияний, но если он признал влияние городов, то зачем же он так сильно вооружает- ся на нас за то, что мы выставили это влияние, а не приняли его объясне- ния, по которому родовое начало должно было безо всякой причины, безо всякого постороннего влияния само собою износиться? Мы принимаем влияние городовых отношений, и он принимает теперь это влияние, следовательно, вопрос должен идти о том только, как рассматривать это влияние, а не о том, нужно или не нужно вводить его? Зачем же г. Кавелин говорит, что наша гипотеза о влиянии городовых отношений не нужна в науке? Г. Кавелин утверждает, что рядом с родовыми, кровными, интересами у древних князей наших развивались и другие, владельческие, которые впос- ледствии мало-помалу вытеснили все другие. Он говорит: "Мы позволили се- бе даже пойти далее и утверждать в противность мнению г. Соловьева, что эти интересы уже стояли теперь на первом плане, но только прикрывались формами родовых отношений, так сказать, сдерживались ими, и потому-то борьба за старшинство, которою автор характеризует междукняжеские отно- шения в эту эпоху, не что иное, как выражение тех же владельческих стремлений, которые князья старались узаконить господствовавшим тогда родовым правом". Отвечаем: историку нет дела до владельческих интересов, отрешенно взятых, ему дело только до того, как выражались эти вла- дельческие интересы, как владеют князья, что дает им возможность владеть теми или другими волостями, как эта возможность определяется ими самими и целым современным обществом, потому что только эти стремления характе- ризуют известный век, известное общество, а эта-то характеристика прежде всего и нужна для историка. Впрочем, это мнение о преобладании вла- дельческих интересов более развито г. Погодиным, который в статье "О междоусобных войнах" выражается так: "Где право, там и обида, говорит русская пословица. У нас же нас- ледственное право состояло в одном семейном обычае, который искони пере- давался от отцов к детям, из рода в род, без всякой определенной формы, всего менее - юридической. Простираясь, по самому естеству вещей, только на ближайшее потомство и завися во многих отношениях от произвола действующих лиц, он подавал легко поводы к недоразумениям, спорам и, следовательно, войнам при всяких новых случаях вследствие неизбежного умножения княжеских родов. Присоедините бранный дух господствующего пле- мени, избыток физической силы, неукротимость первых страстей. жажду дея- тельности, которая нигде более по переменившимся обстоятельствам не на- ходила себе поприща, и вы поймете, почему междоусобия занимают самое видное место в нашей истории от кончины Ярослава до владычества монго- лов, 1054-1240. Впрочем, они были совсем не таковы, какими у нас без ближайшего рассмотрения представлялись и представляются. Итак, подверг- нем их строгому, подробному химическому анализу или разложению и иссле- дуем, за что, как, где, когда, кем они велися и какое могли иметь влия- ние на действующие лица, на всю землю и ее судьбы. Постараемся вести на- ши исследования путем строгим, математическим". Мы видим здесь, что г. Погодин начинает свое исследование как должно, с главной причины разбираемого явления; указывает на главный источник - семейный обычай. Но, найдя главную причину, главный источник междоусобий в семейном обычае, мы должны, идя путем строгим, прежде всего исследо- вать, какой же это был семейный обычай, как подавал он поводы к спорам, какие это были новые случаи, зарождавшие войны? Для этого мы должны рассмотреть все междоусобные войны из года в год по летописям и, зная, что источник каждой войны заключался в семейном праве, должны объяснять, какая междоусобная война произошла вследствие каких семейных счетов и рассчетов, какое право по господствовавшим тогда понятиям имел известный князь считать себя обиженным и начинать войну; за то ли начата она, что младшему дали больше волостей, чем старшему, или старший обидел младше- го, или, быть может, младший не уважил прав старшего? Так мы должны исс- ледовать междоусобные войны, если хотим идти путем строгим, математичес- ким.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz