История России с древнейших времен(ч.2)

Есть еще любопытные примеры обращения г. Сергеевича с источниками. Летописец говорит следующее об Андрее Боголюбском: "Выгна Андрей еписко- па Леона из Суздаля и братью свою погна Мстислава и Василька и два Рос- тиславича сыновца своя, мужи отца своего переднии. Се же створи хотя са- мовластец быти". Г. Сергеевич говорит: "Самовластец употреблено здесь по отношению к другим князьям, внукам и младшим сыновьям Юрия, оно означает собственно единовластителя, в противоположность разделению волости между несколькими князьями, не заключая в себе никакого указания на самый ха- рактер власти". Конечно так, если пропустить слова: "Мужи отца своего переднии", как делает г. Сергеевич, но если оставить эти слова, то вый- дет, что князь, изгоняющий влиятельных бояр, стремится не к единовлас- тию, а к самовластию. Притом, как хорошо известно г. Сергеевичу, мнение о самовластии Андрея Боголюбского основано не на одном приведенном месте летописца: о характере Андрея свидетельствуют князья-современники, кото- рые жалуются, что Андрей обращается с ними не как с родственниками, а как с подручниками; наконец, о характере Андрея свидетельствует смерть его, побуждения, которые заставили убийц решиться на свое дело, неслы- ханное прежде на Руси. Под 1174 годом летописец говорит: "Приглашася Ростиславичи к князю Андрееви, просяче Романови Ростиславичу княжить в Киеве". Г. Сергеевич говорит: "Можно подумать, что Андрею принадлежит право раздавать русские княжения. Из предыдущего мы видели, что Андрей как князь сильной Влади- мирской волости мог в союзе с другими князьями овладеть Киевом и огра- бить его, но и это только в том случае, когда на его стороне было более союзников, чем на стороне киевского князя. Лучшего же права он не имел. Обращение к нему Ростиславичей есть не что иное, как предложение ему со- юза, одною из целей которого долженствовало быть доставление киевского стола Роману. Подобное же выражение находим еще под 1202 годом: "Слися к свату своему, к великому князю Всеволоду, - говорит Роман Мстиславич своему тестю Рюрику, - и аз слю к нему и молимся ему, дабы ти Киев опять дал", т. е. дал в силу того фактического преобладания, которое принадле- жало сильному владимирскому князю, а не в силу верховного права". Мы не слыхивали, чтоб делались предложения о союзе в виде мольбы о пожаловании чего-нибудь, но дело не в этом. Г. Сергеевичу хочется доказать, что в древней Руси признавалось только право сильного, а не какое-нибудь дру- гое лучшее право. С этою целью он заботливо исключает все известия о том, что князья признавали это лучшее право. Так, он не упоминает о том, что Ростиславичи не признавали за Андреем одно право сильного, что они признавали это право и за собою, потому что вооружились против Андрея; но за последним они признавали еще другое право - право родового стар- шинства, по которому они считали его себе отцом и обращались к нему так: "Мы называли тебя отцом себе, мы до сих пор почитали тебя, как отца, по любви". Такое же право было и за великим князем Всеволодом, который сам свидетельствует о своем праве, говоря Ростиславичам: "Вы назвали меня старшим в своем Владимировом племени". Что признавалось это право, по которому князья должны были занимать столы не захватом, а вследствие родового старшинства, неопровержимым свидетельством служат приведенные в летописи слова великого князя Ярос- лава I сыну его Всеволоду: "Аще ти подаст Бог приять власть стола моего, по братьи своей с правдою и не с насилием, то да ляжеши у гроба моего". Как же г. Сергеевич разделывается с этим местом летописи, которое он спрятал в длинном примечании, где говорится о завещаниях московских кня- зей? "Так как это место, - говорит г. Сергеевич, - находится в посмерт- ной похвале Всеволоду, написанной очень дружественной ему рукой, то ско- рее надо думать, что оно сочинено самим летописцем для оправдания совер- шившихся событий". Но отчаянное средство помочь не может: если бы даже и позволительно было предположить, что летописец неизвестно для чего выду- мал слова Ярославовы, то его свидетельство нисколько не теряет своего значения, ибо он мог высказать только представление о правде, какое гос- подствовало в современном ему обществе.
ГЛАВА ПЕРВАЯ ВНУТРЕННЕЕ СОСТОЯНИЕ РУССКОГО ОБЩЕСТВА ОТ СМЕРТИ ЯРОСЛАВА I ДО СМЕРТИ МСТИСЛАВА ТОРОПЕЦКОГО (1054-1228)
Значение князя.- Титул.- Посаженые князя.- Круг его деятельности.- Доходы княжеские.- Быт князей.- Отношения к дружине.- Дружина старшая и младшая.Войско земское.- Вооружение.- Образ ведения войны.- Число войск.Богатыри.- Земля и волость.- Города старшие и младшие.- Новгород и Псков.Вече.- Особенности новгородского быта.- Внешний вид города.- Пожа- ры.Народонаселение города.- Погосты и станы.- Слободы.- Сельское народо- население.- Количество городов в областях.- Препятствия к увеличению на- родонаселения.- Торговля.- Монетная система.- Искусство.- Домашний быт.- Борьба язычества с христианством.- Распространение христианства.- Цер- ковное управление.- Материальное благосостояние церкви.- Деятельность духовенства.- Монашество.- Законодательство.- Народное право.Религиоз- ность.- Двуверие.- Семейная нравственность.- Состояние нравственности вообще.- Грамотность.- Сочинения св. Феодосия Печерского, митрополита Никифора, епископа Симона, митрополита Иоанна, монаха Кирика, епископа Луки Жидяты, Кирилла Туровского.- Безыменные поучения.- Поучение Влади- мира Мономаха.- Путешествие игумена Даниила.- Послание Даниила Заточни- ка.- Поэтические произведения.- Слово о полку Игореве.- Песни.Летопись.
При обозрении первого периода нашей истории мы видели, как племена соединились под властью одного общего главы или князя, призванного се- верными племенами из чужого рода. Достоинство князей Русской земли оста- ется исключительно в этом призванном роде; в Х веке новгородцы говорили Святославу, что если он не даст им князя из своих сыновей, то они выбе- рут себе князя из другого рода; но после мы не слышим нигде подобных слов.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz