История России с древнейших времен(ч.2)

Летопись вышла из рук духовенства; это обстоятельство, ра- зумеется, сильнее всего должно было определить ее характер. Летописец - духовное лицо, ищет в описываемых им событиях религиозно-нравственного смысла, предлагает читателям свой труд как религиозно-нравственное поу- чение; отсюда высокое религиозное значение этого труда в глазах летопис- ца и в глазах всех современников его; Сильвестр в своей приписке гово- рит, что он написал летописец, надеясь принять милость от бога, следова- тельно написание летописи считалось подвигом религиозным, угодным богу. Говоря в начале о событиях древней языческой истории, летописец удержи- вается от благочестивых наставлений и размышлений: поступки людей, неве- дущих закона божия, не представляют ему приличного к тому случая. Только с рассказа об Ольге-христианке начинаются благочестивые размышления и поучения; непослушание язычника Святослава святой матери подает первый к тому повод: "Он же не послуша матери, творяще норовы поганьские, не ве- дый, аще кто матере не послушает, в беду впадаеть; яко же рече: аще кто отца, ли матере не послушаеть, смертью да умреть". Таким образом, бедственная кончина Святослава представляется следствием его непослуша- ния матери. Смерть св. Ольги доставляет повод к другому размышлению о славе и блаженстве праведников. Потом не встречаем благочестивых размыш- лений до рассказа о предательстве Блуда: "О, злая лесть человечьска! Се есть съвет зол, иже свещевають на кровопролитья; то суть неистовии, иже приемше от князя или от господина своего честь, ли дары ти мыслять о главе князя своего на погубленье, горьше суть бесов таковии". Святополк Окаянный с самого рассказа о зачатии его подвергается уже нареканию, предсказывается в нем будущий злодей: "От греховынаго бо корени зол плод бывает". Противоположность Владимира-язычника и Владимира-христианина также подает повод к поучению; смерть двух варягов-христиан не могла ос- таться без благочестивого размышления о преждевременной радости дьявола, который не предвидел скорого торжества истинной веры. При известии о на- чале книжного учения летописец обнаруживает сильную радость и прославля- ет бога за неизреченную милость его. "Сим же раздаяном на ученье книгам, събысться пророчество на Рустьей земли, глаголющее: во оны днии услышать глусии словеса книжная, и ясен будеть язык гугнивых. Се бо не беша преди слышали словесе книжнаго, но по божью строю, и по милости своей помилова бог, яко же рече пророк: помилую, его же аще помилую" и проч. За извес- тием о смерти Владимира следует похвала этому князю, из которой узнаем, что во времена летописца Владимир не был еще причтен к лику святых: "Дивно же есть се, колико добра створил Русьтей земли, крестив ю. Мы же христиане суще, не въздаем почестья противу онаго възданью. Аще бы он не крестил бы нас, то ныне были быхом в прельсти дьяволи, яко же и пророди- тели наши погынуша. Да аще быхом имели потщанье и мольбы приносили богу зань, в день преставленья его, и видя бы бог тщанье наше к нему, просла- вил бы и: нам бо достоить зань бога молити, понеже тем бога познахом". Мы уже прежде упоминали о похвале книжному учению, внесенной в летопись по поводу известия о ревности князя Ярослава к нему. По смерти Ярослава явления, стоящие на первом плане в летописи, суть отношения княжеские, усобицы и потом нашествия степных варваров, полов- цев. Понятно, что летописец вместе со всеми современниками видит в усо- бицах главное зло и сильно против них вооружается. Летописец смотрит на усобицу как на следствие дьявольского внушения, и нашествия иноплеменни- ков, поражения от них суть наказания божий за грех усобицы: "Наводит бо бог по гневу своему иноплеменьникы на землю, и тако скрушенным им въспо- мянути к богу; усобная же рать бывает от соблажненья дьяволя". Мы виде- ли, как часто князья преступали клятвы, данные друг другу, отчего и про- исходили усобцы; по двум основаниям, религиозному и политическому, лето- писец должен был сильно вооружиться против клятвопреступлений, которые вместе были крестопреступлениями, ибо клятвы запечатлевались целованием креста, Ярославичи целовали крест Всеславу полоцкому и тотчас же наруши- ли клятву, посадили Всеслава в тюрьму. Но Всеслав освободился из заклю- чения вследствие изгнания Изяслава; по этому случаю летописец говорит: "Се же бог яви силу крестную, понеже Изяслав целовав крест, и я и (Всес- лава); тем же наведе бог поганыя, сего же яве избави крест честный, в день бо Въздвиженья Всеслав вздохнув рече: "О, кресте честный! понеже к тобе веровах, избави мя от рва сего". Бог же показа силу крестную на по- казанье земле Русьстей, да не преступают честного креста, целовавше его; аще ли преступить кто, то и зде прииметь казнь, и на придущем веце казнь вечную". Начало усобицы между Ярославичами, изгнание Изяслава меньшими братьями, преступление заповеди отцовской дает случай летописцу сказать грозное слово: "Въздвиже дьявол котору в братьи сей Ярославичах... Велий бо есть грех преступати заповедь отца своего: ибо исправа преступиша сы- нове Хамове на землю Сифову, и по 400 лет отмъщенье прияша от бога; от племене бо Сифова суть евреи, же избивше Хананейско племя, всприяше свои жребии и свою землю. Пакы преступи Исав заповедь отца своего, и прия убийство; не добро бо есть преступати предела чюжего". Смерть Изяслава, положившего голову свою за брата, дает летописцу случай распространиться в похвалу братолюбию: "По истине аще что створил есть (Изяслав) в свете сем етеро согрешенье, отдасться ему, занеже положи главу свою за брата своего, не желая болшее волости, ни именья хотя болша, но за братию оби- ду". Говоря о мести Василька теребовльского, сперва на невинных жителях города Всеволожа, а потом на боярах Давыда Игоревича, летописец прибав- ляет: "Се же второе мщенье створи, его же не бяше лепо створити, дабы бог отместник был, и взложити было на бога мщенье свое".

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz