История России с древнейших времен(ч.2)

Но Юрьеву сыну не понравилось в Новгороде, в том же году он тайком выехал оттуда со всем двором своим; новгородцы опечалились и отправили снова старших мужей сказать Юрию: "Если тебе не- угодно держать Новгорода сыном, так дай нам брата". И Юрий дал им брата своего Ярослава, того самого, который прежде поморил их голодом. Новго- родцы были рады Ярославу, говорит летописец, и когда в 1223 году он ушел от них в свою волость - Переяславль Залесский, то они кланялись ему, уговаривали: "Не ходи, князь", но он не послушал их просьбы; опять нов- городцы послали за князем к Юрию, и тот опять дал им сына своего Всево- лода. В 1224 году пришел Всеволод вторично в Новгород и в том же году опять тайком ночью ушел оттуда; на этот раз, впрочем, дело только этим не кончилось: Всеволод по примеру дяди засел в Торжке, куда пришел к не- му отец Юрий с полками, дядя Ярослав, двоюродный брат Василько Констан- тинович с ростовцами, шурин Юрьев Михаил с черниговцами. Новгородцы пос- лали сказать Юрию: "Князь! Отпусти к нам сына своего, а сам пойди с Торжка прочь". Юрий велел отвечать: "Выдайте мне Якима Ивановича, Ники- фора Тудоровича, Иванка Тимошкинича, Сдилу Савинича, Вячка, Иваца, Рад- ка, а если не выдадите, то я поил коней Тверцою, напою и Волховом". Нов- городцы собрали всю волость, около города поставили острог и послали опять сказать Юрию: "Князь! Кланяемся тебе, а братьи своей не выдаем; и ты крови не проливай, впрочем, как хочешь: твой меч, а наши головы". И в то же время новгородцы расставили сторожей по дорогам, поделали засеки, твердо решась умереть за св. Софию; Юрий не решился идти поить коней Волховом и послал сказать новгородцам: "Возьмите у меня в князья шурина моего Михаила черниговского". Новгородцы согласились и послали за Михаи- лом, Юрий вышел из Торжка, но не даром: новгородцы заплатили ему семь тысяч; здесь в первый раз они принуждены были откупиться деньгами от се- верного князя; преемники Юрия не преминут воспользоваться его примером. Южный князь из старой Руси был по нраву новгородцам; при нем было легко их волости. Но подобно всем князьям Михаил не мог долго у них ос- таваться. Он пошел сперва во Владимир выпрашивать у Юрия назад товаров новгородских, которые тот захватил на Торжку и по своей волости; возвра- тясь с товарами в Новгород, он стал на Ярославовом дворе и сказал новго- родцам: "Не хочу у вас княжить, иду в Чернигов; пускайте ко мне купцов, пусть ваша земля будет, как моя земля". Новгородцы много упрашивали его остаться и не могли упросить. Проводивши Михаила с честию, новгородцы принуждены были опять послать в Переяславль к Ярославу. Тот пришел к ним и на этот раз пробыл в Новго- роде почти три года, и когда уходил назад в свой Переяславль, то оставил новгородцам двоих сыновей Федора и Александра с боярином Федором Данило- вичем и с тиуном Якимом. Но при Ярославе и сыновьях его Новгородской во- лости не было так легко, как при Михаиле черниговском: явились новые по- дати, новые распоряжения, каких не было означено в старых грамотах Ярос- лавовых. С другой стороны, молодым князьям или, лучше сказать, дядьке их Федору Даниловичу не могло нравиться в Новгороде, где происходили бесп- рерывные волнения и вечевые самоуправства, неизвестные в Низовой земле. Осенью 1228 года полили сильные дожди день и ночь, с Успеньева дня до Николина не видать было солнца; ни сена нельзя было добыть, ни пашни па- хать. Тогда дьявол, по выражению летописца, завидуя христианским подви- гам владыки Арсения, возбудил против него чернь: собрали вече на Яросла- вовом дворе и пошли на двор владычин, крича: "Это из-за Арсения так дол- го стоит у нас тепло, он выпроводил прежнего владыку Антония на Хутынь, а сам сел, задаривши князя"; вытолкали его за ворота, как злодея, чуть-чуть не убили; едва успел он запереться в Софийской церкви, откуда пошел в Хутынь монастырь. На его место вывели опять прежнего архиеписко- па Антония, но этим дело не кончилось: взволновался весь город, вооружи- лись и пошли с веча на тысяцкого Вячеслава, разграбили двор его, двор брата его Богуслава, двор Андреича, владыкина стольника и других; посла- ли грабить двор и Душильца, липитского старосты, а самого хотели пове- сить, но он успел убежать к Ярославу, так взяли его жену, говоря: "Эти люди наводят князя на зло". Отнявши должность тысяцкого у Вячеслава и давши ее Борису Негочевичу, новгородцы послали сказать князю Ярославу: "Приезжай к нам, новые пошли- ны оставь, судей по волости не шли, будь нашим князем на всей воле нашей и на всех грамотах Ярославовых, или ты себе, а мы себе". Вместо ответа Федор Данилович и тиун Яким, взявши двух княжичей, побежали из Новгоро- да, новгородцы сказали: "Что же это он побежал? Разве какое зло задумал на св. Софию, а мы их не гнали, только братью свою казнили, а князю ни- какого зла не сделали, пусть на них будет бог и крест честный, а мы себе князя промыслим"; поцеловали образ богородицы, что быть всем заодно, и послали за Михаилом в Чернигов; послы их были задержаны в Смоленске та- мошними князьями по Ярославову научению, да и потому, вероятно, что Рос- тиславичи не могли желать добра новгородцам после изгнания Всеволода. Несмотря на то что Михаил как-то узнал о новгородских происшествиях, о том, что послы, отправленные за ним, задержаны в Смоленске и поскакал в Торжок, а оттуда в 1229 году явился в Новгороде, к величайшей радости новгородцев, которым целовал крест на всей их воле и на всех грамотах Ярославовых, освободил смердов от платежа дани за пять лет, платеж сбе- жавшим на чужую землю установил на основании распоряжений прежних кня- зей. Получив желанного князя, сторона Михайлова обратилась против своих противников, приверженцев Ярославовых, преимущественно городищан: дворов их не грабили, но взяли с них много денег и дали на строение большого моста. Тогда же отняли посадничество у Ивана Дмитриевича и отдали его Внезду Водовику, а Иванку дали Торжок; но жители этого города не приняли его, и он пошел к Ярославу.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz