История России с древнейших времен(ч.2)

Король снял осаду; галичане напали на отсталых, и много перебили, и побрали в плен, еще больше умерло на дороге от болезни. Даниил избавился от врагов внешних, но летописец опять начинает расс- каз свой зловещими словами: "Скажем многий мятеж, великия льсти, бесчис- ленныя рати". Бояре галицкие, привыкшие к крамолам, находившие свою вы- году в беспорядке, в возможности переходить от одного князя к другому, не могли сносить спокойно установление наряда, утверждение сына Романова на столе отцовском. Они стали сноситься с давним врагом Романовичей, Александром бельзским, как бы убить Даниила и взять к себе в князья его, Александра. Однажды заговорщики сидели вместе и советовались, как бы за- жечь двор княжеский и таким образом погубить Даниила; в это время брат его Василько выходит к ним и в шутку бросается с обнаженным мечом на од- ного слугу, вырывает щиту другого; заговорщики испугались, думая, что Василько поступает так с намерением, открывши их замысел, и бросились бежать. Даниил с братом никак не могли догадаться, отчего побежали боя- ре, как один из оставшихся, Филипп, стал звать к себе Даниила на пир; Даниил поехал, но на дороге нагнал его посол от тысяцкого Дамьяна. "Пир затеян злой, - сказал ему посол, - Филипп с Александром бельзским сгово- рились убить тебя". Даниил возвратился в Галич и послал сказать брату Васильку во Владимир, чтоб шел на Александра; Василько выгнал Александра в Перемышль, взял Бельз, а седельничего своего Ивана Михайловича послал захватить бояр, которых и взято было 28 человек; но Даниил не хотел пос- тупать по примеру отца и простил крамольников. Великодушие, однако, не помогло, а только еще усилило дерзость бояр: один из этих безбожников, по выражению летописца, залил на пиру князю лицо вином; Даниил стерпел и это оскорбление. Но он не хотел оставить без наказания Александра бельзского, который засел в Перемышле со своими галицкими соумышленника- ми. Из всей дружины у Даниила осталось только 18 отроков, на которых можно было положиться; он созвал их на вече вместе с Дамьяном-тысяцким и спросил: "Хотите ли оставаться мне верными и идти со мною на врагов мо- их?" Те отвечали: "Верны мы богу и тебе, господину нашему, ступай с бо- жиею помощью"; а сотский Микула прибавил при этом: "Господин! не разда- вивши пчел, меду не есть". Старый дядька Даниила, Мирослав, привел к не- му на помощь еще немного отроков, и с такою-то небольшою дружиною Даниил выступил к Перемышлю; на дороге, впрочем, присоединились к нему и невер- ные бояре, показывая только вид верности. Александр, узнавши о приближе- нии Даниила, бросил все свое имение и убежал в Венгрию, где вместе с Су- диславом стал опять поднимать короля на Даниила; король послушался и с двумя сыновьями выступил к Ярославлю, где заперся воевода Даниилов, Да- выд Вышатич, который отбивался целый день от венгров и отбился. Но у Да- выда была теща, большая приятельница Судиславу, который звал ее не иначе как матерью: она стала стращать зятя и успела напугать его; тщетно това- рищ его, Василько Гаврилович, муж крепкий и храбрый, уговаривал не сда- ваться, тщетно переметчик, приехавший из полков венгерских, говорил Да- выду, что ослабленные венгры не в состоянии взять города, - Давыд сдал Ярославль, только сам вышел цел со всем войском. Взявши Ярославль, ко- роль пошел к Галичу, а между тем отступление от Даниила боярина Климяты, убежавшего с Голых гор к королю, послужило знаком к измене всех ос- тальных бояр галицких. Отнявши Галич у Даниила, король перешел теперь в дедовскую волость его и осадил Владимир Волынский; король Андрей, по словам летописца, удивлен был видом этого города, многочисленностию рат- ников, которых оружие и щиты блистали, как солнце. "Такого города не на- ходил я и в немецких землях", - сказал он. И начальник в городе был на- дежный - старый дядька Даниилов, Мирослав. "Бог знает, что с ним случи- лось, - говорит летописец, - в старину он был храбр, а тут смутился умом и заключил мир с королем, без совета с своими князьями - Даниилом и Ва- сильком, обязался уступить Бельз и Червень Александру". Сильно упрекали за это Романовичи Мирослава: "Зачем мирился, имея такое большое войско?" Старик отпирался, что не уступал венграм Червени. Как бы то ни было, ко- роль достиг своей цели, посадил опять сына в Галиче и ушел было в Венг- рию, но скоро опять сын его Андрей поднял рать на Даниила: с королевичем был Александр бельзский, Глеб Зеремеевич, князья болховские и множество венгров. Соперники - королевич и Даниил виделись на реке Велье, но не уладились; из слов летописца видно, что виною этого была гордость Дании- ла, слишком понадеявшегося на свою силу. На другой день Даниил перешел реку у Шумска и дал кровопролитную битву венграм, причем воеводы угова- ривали Романовичей воспользоваться выгодным положением на высоких горах, но Даниил отвечал словами писания: "Медляй на брань страшливу душу имать", - испустил полки свои вниз на неприятеля; оба брата приняли дея- тельное участие в битве, подвергаясь страшной опасности; но дружина Да- ниилова не отвечала храбрости князя своего и в конце дела обратилась в бегство; впрочем, урон, претерпенный венграми, был так велик, что они не смели преследовать неприятеля и отступили в Галич; Даниил с успехом про- должал войну до конца года, мерилом его успеха служит то, что заклятый враг Романовичей, Александр бельзский, перешел от королевича на их сто- рону, прислал сказать им: "Не годится мне быть нигде, кроме вас"; и братья приняли его с любовию. В следующем 1232 году королевич и Судислав выслали против Даниила воеводу Дианиша; Даниил поехал в Киев, привел от- туда на помощь князя Владимира Рюриковича, Изяслава, которого считают обыкновенно Владимировичем, внуком Игоря Северского, половцев и выступил против венгров, которые после нерешительной битвы должны были возвра- титься назад; Изяслав в самом начале похода отступил от Даниила и, вмес- то того чтоб помогать ему, опустошил его же волость.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz