История России с древнейших времен(ч.2)

Поэтому неудивительно встретить в летописи известие, что новго- родцы изгнали Димитрия Александровича по совету с посадником своим Миха- илом и послали в Тверь сына посадникова и лучших бояр звать Ярослава к себе на стол: вспомним, что и прежде Ярослав был позван в Новгород вследствие желания меньших людей, которые так сильно после того противи- лись Александру. Ряд новгородцев с Ярославом дошел до нас во всей полно- те в двух грамотах; новгородцы называют предложенные князю условия древ- ними, быть может, они были предложены впервые Всеволоду, внуку Мономахо- ву; внесено также в условия, чтобы поступки Невского нег повторялись, несмотря на то, новгородцы недолго нажили в мире и с новым князем. Пер- вая размолвка произошла по поводу псковичей, которые посадили у себя князем Довмонта литовского, тогда как прежде сидел у них сын Ярославов Святослав; в 1266 году Ярослав пришел в Новгород с полками низовыми, чтоб идти на псковичей и Довмонта, уже славного подвигами своими за Русскую землю; новгородцы воспротивились этому походу и сказали князю: "Прежде переведайся с нами, а потом уже поезжай во Псков". Ярослав отос- лал полки свои назад. Наместником Ярославовым в Новгороде сидел племян- ник его, Юрий Андреевич, но в 1269 году приходил туда сам великий князь и стал жаловаться: "Мужи мои и братья мои и ваши побиты в войне с немца- ми": князь складывал всю вину на трех граждан - Жирослава Давыдовича, Михаила Мишинича и Юрия Сбыславича, желая лишить их волостей. Но новго- родцы были за них; князь в сердцах собрался выехать из города: жители стали кланяться ему: "Князь! перестань сердиться на Жирослава, Михайла и Юрия и от нас не езди", потому что мир с немцами был еще непрочен. Ярос- лав не послушался и уехал; но они послали за ним владыку и лучших мужей и воротили его с Бронниц; чтоб угодить ему, выбрали тысяцкого Ратибора Клуксовича по его воле, а посадником на место Михаила Федоровича, умер- шего в 1268 году, был избран тогда же еще сын известного Анании, Павша. Новгородцы хотели мира с Ярославом из страха перед немцами только, и когда этот страх прошел, то в следующем же 1270 году встал мятеж в горо- де: начали выгонять князя, собрали вече на Ярославовом дворе, убили при- ятеля княжеского Ивапка, а другие приятели Ярославовы, и между ними ты- сяцкий Ратибор, скрылись к князю на Городище; новгородцы разграбили их домы, хоромы разнесли, а к князю послали грамоту с жалобою, что отнят Волхов гогольными ловцами, а поле отнято заячьими ловцами, взят двор Алексы Морткинича, взято серебро на Никифоре Манускиниче, на Романе Бол- дыжевиче, на Варфоломее; кроме того, выводятся иноземцы, которые живут в Новгороде, Ярослав, несмотря на все свои старания, должен был выехать, и новгородцы послали за Димитрием Александровичем, но ошиблись в расчете: Димитрий отказался ехать к ним, сказавши: "Не хочу взять стола перед дя- дею". Новгородцы приуныли, особенно когда узнали, что Ярослав копит пол- ки на них, мало того, послал к хану их прежнего тысяцкого Ратибора про- сить помощи на Новгород; Ратибор говорил хану: "Новгородцы тебя не слу- шают; мы просили у них дани для тебя, а они нас выгнали, других убили, домы наши разграбили и Ярослава обесчестили". Хан поверил и отправил войско к Ярославу. В такой крайней опасности Новгород был спасен не кня- зем Южной, старой Руси, но родным братом великого князя, Василием Ярос- лавичем костромским: этот князь вступился за старый город не по со- чувствию с его бытом, но из соперничества с братом: как князь костромс- кой, Василий боялся усиления князя тверского, ибо такое усиление грозило не только правам его на княжество Владимирское, но даже независимости его княжества Костромского. Василий послал сказать новгородцам: "Кланя- юсь св. Софии и мужам новгородцам: слышал я, что Ярослав идет на Новго- род со всею своею силою, Димитрий с переяславцами и Глеб с смолянами; жаль мне своей отчины". Но Василий не ограничился одним сожалением: сам поехал в Орду, сказал хану, что новгородцы правы, а Ярослав виноват, и возвратил с дороги татарскую рать. Между тем новгородцы поставили острог около города, имение свое вывезли в крепость, и когда явились сторожа Ярославовы, то весь город вышел с оружием от мала до велика. Ярослав, узнав об этом, засел в Русе, а в Новгород послал с мирными предложения- ми: "Обещаюсь впредь не делать ничего того, за что на меня сердитесь, все князья в том за меня поручатся". Новгородцы отвечали: "Князь! ты вздумал зло на св. Софию, так ступай: а мы изомрем честно за св. Софию; у нас князя нет, но с нами бог и правда и св. София, а тебя не хотим". Новгородцы могли так разговаривать - к Ярославу татары не приходили, а к ним собралась вся их волость. Псковичи, ладожане, корела, ижора, вожане пошли все к устью Шелони и стояли неделю на броде, а полк Ярославов - по другую сторону реки. Дело, впрочем, не дошло до битвы, потому что явился новый посредник: прислал митрополит грамоту, в которой писал: "Мне пору- чил бог архиепископию в Русской земле, вам надобно слушаться бога и ме- ня: крови не проливайте, а Ярослав не сделает вам ничего дурного, я за то ручаюсь; если же вы крест целовали не держать его, то я за это прини- маю епитимью на себя и отвечаю перед богом". Митрополичья грамота по- действовала, и когда Ярослав опять прислал в новгородский полк с покло- ном, то новгородцы помирились с ним на всей своей воле, посадили его опять у себя на столе и привели к кресту. Зимою Ярослав отправился во Владимир, а оттуда в Орду, оставя в Новгороде наместником Андрея Вратис- лавича, а во Пскове князя Айгуста литовского.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz