История России с древнейших времен(ч.2)

Епископ Артемий и дворский Григорий сперва удерживали жителей от сдачи; но, видя, что не могут более удержать, яви- лись к Даниилу со слезами на глазах, с осклабленным лицом, облизывая гу- бы, поневоле сказали ему: "Приди, князь Данило! прими город". Даниил во- шел в свой город и в знак победы поставил хоругвь свою на Немецких воро- тах, а на другое утро пришла ему весть, что Ростислав возвратился было к Галичу, но, узнавши, что город уже взят, бежал в Венгрию. Тогда бояре, лишенные последней надежды, пришли к Даниилу, упали ему в ноги и стали просить милости, говоря: "Виноваты, что иного князя держали". Даниил от- вечал: "Милую вас, только смотрите, вперед этого не делайте, чтоб хуже не было". Таковы были внутренние дела в Юго-Западной Руси до татарского нашест- вия; касательно внешних мы видели столкновения с Польшею и Венгриею по поводу Галича. В Польше в это время происходили события, имевшие после важное влияние на судьбы Восточной Европы. После того как Владислав Лас- коногий, принужденный уступить Краков Лешку Казимировичу, возвратился в свою отчину, встала усобица между ним и племянником его, сыном Оттоно- вым, Владиславом, обыкновенно называемым Одоничем (Оттоновичем); эта усобица скоро охватила всю Польшу и страшно опустошила ее, способствуя, с другой стороны, большему ослаблению власти княжеской и усилению власти прелатов и вельмож. В 1227 году Владислав Одонич нанес страшное пораже- ние Ласконогому и занял почти все его владения; тогда на помощь Ласконо- гому встали против Одонича князья - Лешко краковский, брат его Конрад мазовецкий и князь Генрих бреславский, а на сторону Одонича стал зять его (женин брат) Святополк, князь поморский. Святополк и Одонич напали нечаянно на враждебных князей и поразили их, причем Лешко краковский ли- шился жизни. Тогда брат его, Конрад мазовецкий, призвал на помощь против Одонича Даниила и Василька, постоянных союзников покойного Лешка; Рома- новичи пошли вместе с Конрадом и осадили Калиш. Даниил хотел непременно взять город, но поляки не шли биться, несмотря на то что Конрад, любя русский бой, понуждал их идти вместе с Русью. Между тем осажденные, видя приготовления Данииловых ратников к приступу, послали просить Конрада, чтоб прислал к ним двоих мужей своих для переговоров; один из последних, Пакослав, сказал Даниилу: "Переоденься, и поедем вместе с нами на пере- говоры". Даниил сперва не хотел ехать, но брат Василько уговорил его: "Ступай, послушай их вече", потому что Конрад не верил одному из послан- ных, Мстиую. Даниил, надевши шлем Пакославов, стал позади послов и слу- шал, что осажденные говорили с забрал вельможам Конрадовым. "Скажите вот что великому князю Конраду, - наказывали им граждане, - этот город не твой ли, и мы разве чужие, ваши же братья, что ж над нами не сжалитесь? Если нас Русь пленит, то какую славу Конрад получит? Если русская хо- ругвь станет на забралах, то кому честь доставишь? Не Романовичам ли од- ним? а свою честь унизишь; нынче брату твоему служим, а завтра будем твои, не дай славы Руси, не погуби нашего города". Пакослав отвечал им на это: "Конрад-то бы и рад вас помиловать, да Даниил очень лют, не хо- чет отойти прочь, не взявши города; да вот он и сам стоит, поговорите с ним", - прибавил он, смеясь и указывая на Даниила. Князь снял с себя шлем, а граждане закричали ему: "Смилуйся, помирись". Романович много смеялся и долго разговаривал с ними, потом взял у них двух человек, по- шел к Конраду, и тот заключил с ними мир. Русские попленили множество челяди и боярынь; но тут Русь и поляки заключили между собою условие и утвердили его клятвою: если вперед будет между ними война, то не воевать полякам русской челяди, а Руси - польской. После этого Романовичи возв- ратились домой с честью и славою: ни один другой князь не входил так глубоко в землю Польскую, кроме Владимира Великого, который землю крес- тил, говорит летописец. Мы уже видели, что Конрад отплатил Романовичам за услугу, соединившись с их врагами; Даниил за это навел на него ли- товского князя Миндовга и русского Изяслава новогрудского (новгородско- го). Этот Конрад знаменит в истории Восточной Европы как виновник события, имевшего важное влияние на последующие судьбы ее. В то время, когда за- падные русские области терпели от опустошительных набегов литвы, волости польские, преимущественно Мазовия, терпели еще больше от набегов единоп- леменных ей пруссов. Конрад доведен был до отчаяния этими набегами, ибо не имел никаких средств вести не только наступательный, но и оборони- тельной войны с варварами: мы видели уже, как повиновались ему подданные на войне. Однажды шайка пруссов пришла к нему требовать лошадей и платья; Конрад не смел не исполнить требование и между тем не имел средств удовлетворить его. Что же он сделал в таких обстоятельствах? Зазвал к себе на пир знатнейших панов своих с женами и во время пира ве- лел отобрать их лошадей и верхнее платье и отослать пруссам. Но не всег- да же можно было употреблять подобные средства, и поэтому Конрад начал думать о других. В это время в Ливонии рыцари Меча успешно действовали против туземцев. Конраду пришла мысль учредить подобный рыцарский орден на границе своих владений для постоянной борьбы с пруссами; орден был учрежден под именем Христова ордена, и Конрад дал ему во владение замок Добрынь. Пруссы, сведав о новом враге, несколько раз подступали к замку, взять его не могли, но зато нагнали такой страх, что четверо или пятеро язычников спокойно грабили под самыми валами Добрыня, и никто не смел остановить их. Конрад видел, что на подвиги добрыньских рыцарей плохая надежда, и поэтому обратился к другому, более знаменитому своею храб- ростью ордену. В 1192 году, во время последних попыток христиан удер- жаться в Палестине, Тевтонский орден рыцарей богородицы получил оконча- тельное утверждение.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz