История России с древнейших времен(ч.2)

Под 1180 годом очевиден влади- мирский летописец, ибо в рассказе о войне Всеволода III с Рязанью упот- ребляет выражение: "наши сторожки, наши погнаша". Под 1185 г. в рассказе о поставлении епископа Луки летописец обращается к нему с такими слова- ми: "Молися за порученное тебе стадо, за люди хрестьянскыя, за князя и за землю Ростовьскую"; отсюда ясно также, что писано это уже по смерти епископа Луки. Под тем же годом любопытен в Лаврентьевском списке расс- каз о подвигах князя Переяславля Южного, Владимира Глебовича, рассказ, обличающий северного летописца, приверженного к племени Юрия Долгоруко- го: у суздальского летописца вся честь победы над половцами приписана Владимиру Глебовичу; у киевского дело рассказано иначе. Любопытно также разногласие в рассказе суздальского (Лавр. спис.) и киевского (Ипатьев. спис.) летописцев о войне Всеволода III и Рюрика Ростиславича с Ольгови- чами: суздальский во всем оправдывает Всеволода, киевский - Рюрика. Под 1227 годом читаем: "Поставлен бысть епископ Митрофан и богохранимем гра- де Володимере, в чюдней святей Богородици, Суждалю и Володимерю, Переяс- лавлю, сущю ту благородному князю Гюргю и с детми своими, и братома его Святославу, Иоанну, и всем бояром, и множество народа; приключися и мне грешному ту быти". Мы сказали, что летопись, известная под именем Несторовой с продолжа- телями, в том виде, в каком она дошла до нас, есть летопись всероссийс- кая; ей по содержанию противоположны летописи местные: Волынская и Нов- городская. Мы признали сказание Василия об ослеплении князя Василька те- ребовльского за отрывок из первой части Волынской летописи, которая не дошла до нас, дошла вторая половина, начинающаяся с 1201 года, с загла- вием: "Начало княжения великого князя Романа, самодержца бывша всей Русской земли, князя галичкого"; но вместо того тотчас после заглавия читаем: "По смерти же великаго князя Романа", после чего следует похвала этому князю, сравнение его с Мономахом; потом с 1202 года начинается рассказ о событиях, происходивших по смерти Романа. Примету летопис- ца-современника, очевидца событий можно отыскать под 1226 годом в расс- казе о борьбе Мстислава торопецкого с венграми: "Мстислав же выехал про- тиву с полкы, онем же позоровавшим нас, и ехаша угре в станы своя". На- чальной Новгородской летописи не дошло до нас в чистоте; в известных нам списках известия из нее находятся уже в смешении с начальною Киевскою летописью: в древнейшем, так называемом Синодальном списке недостает первых пятнадцати тетрадей. Другой список, так называемый Толстовский, начинается любопытным местом, очевидно, принадлежащим позднейшему соста- вителю, соединявшему Новгородскую начальную летопись с Киевскою: "Вре- менник, еже нарицается летописание князей и земля Русския, како избра бог страну нашу на последнее время, и грады почаша (бывати) по местом, преже Новгородская волость и потом Киевская, и о поставлении Киева, како во имя (Кия) назвася Киев. Якоже древле царь Рим, прозвася во имя его град Рим, и паки Антиох, и бысть Антиохия, и пакы Селевк, бысть Селев- кия, и паки Александр, бысть Александрия во имя его. И по многа места тако прозвани быша гради ти во имяна цареч тех и князь тех. Яко в нашей стране прозван бысть град великий Киев во имя Кия, его же древле нарица- ют перевозника бывша, инии же яко и ловы деяща около града своего. Велик бо есть промысл божий, еже яви в последняя времена! Куда же древле пога- ни жряху бесом на горах, туда же ныне церкви святыя стоят златоверхия каменозданныя, и монастыреве исполнени черноризцев, беспрестанно славя- щих бога в молитвах и в бдении, в посте, в слезах, ихже ради молитв мир стоит. Аще бо кто к святым прибегнет церквам, тем велику ползу приимет души же и телу. Мы же на последнее возвратимся. О начале Русьскыя земля и о князях, како и откуда быша". За этим следует не раз приведенное мес- то о древних князьях и дружине с увещанием современникам подражать им: "Вас молю, стадо Христово, с любовию, приклоните ушеса ваша разумно; ка- ко быша древня князи и мужи их и проч." Здесь можно приметить, что пер- вое заглавие "Временник, еже нарицается летописание князей и земля Рус- кия" и следующее за ним рассуждение о начале городов принадлежит позд- нейшему составителю; а второе заглавие: "О начале Русьскыя земля и о князих" - с рассуждением о древних князьях, взято им из древнейшего ле- тописца - какого: новгородского или киевского - решить трудно. Рассужде- ние о древних князьях и боярах оканчивается так: "Да отселе, братия воз- любленная моя, останемся от несытьства своего: доволни будите урокы ва- шими. Яко и Павел пишет: ему же дань, то дань, ему же урок, то урок; ни кому же насилия творяще, милостынею цветуще, страннолюбием в страсе бо- жии и правоверии свое спасение содевающе, да и зде добре поживем, и тамо вечней жизни причастници будем. Се же таковая. Мы же от начала Русьской земли до сего лета и вся по ряду известно да скажем, от Михаила царя до Александра и Исакия". Выше было указано на примету первого летописца новгородского, ученика Ефремова; примету другого позднейшего составителя находим под годом 1144: "В то же лето постави мя попом архиепископ свя- тый Нифонт". В связи с вопросом о Новгородской летописи находится вопрос о так на- зываемой Иоакимовой летописи, помещенной в первом томе Истории Российс- кой Татищева. Нет сомнения, что составитель ее пользовался начальною Новгородскою летописью, которая не дошла до нас и которую он приписывает первому новгородскому епископу Иоакиму, - на каком основании, решить нельзя; быть может, он основался только на следующем месте рассказа о крещении новгородцев: "Мы же стояхом на Торговой стране, ходихом по тор- жищам и улицам, учахом люди елико можахом". Исследовавши состав наших летописей в том виде, в каком они дошли до нас, скажем несколько слов об общем их характере и о некоторых местных особенностях.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz