История России с древнейших времен(ч.4)

Автор этого "Слова о Димитрии" говорит, что он написал жалость и похвалу великому князю Димитрию Иоанновичу и брату его, чем выражает взгляд современников на Куликовскую битву, представлявшуюся им, с одной стороны, событием славным, с другой - бедственным вследствие страшного урона убитыми с русской стороны. В кратком сказании вовсе не говорится о поражении русс- ких полков вначале; по его словам, битва происходила с одинаким успехом для той и другой стороны: "Много руси биено от татар, и от руси татар, и паде труп на трупе, а инде видети русин за татарином гонится, а татарин русина състигаше. Мнози же небывальцы москвичи устрашишаяся и живота от- чаяшися, а иные сыны агарины на побег возвратишася от клича великаго и зря злаго убийства". После этого автор извещает о поражении татар, не приводя никакой земной причины, склонившей победу на сторону русских, указывая только на одну небесную помощь: "По сих же в 9 час дни, призре господь милостивыма очима на великаго князя Димитрия Ивановича и на все князи русьскыя, и на крепкия воеводы и на вся христпяны, и не устрашиша- ся християне, дерзнуща яко велиции ратници. Видеша вернии, яко в 9 час биющеся, ангели помогающе християном, и св. мученик полкы, и воина вели- кого Христова Георгия, и славнаго Димитрия, и великых князей тезоимени- тых Бориса и Глеба, в них же бе воевода свершеннаго полка небесных сил великый архистратиг Михаил: видеша погании полци двои воеводы, тресол- нечныя полкы и пламенныя их стрелы, яже идуть на них; безбожнии же тата- рове от страха божия и от оружия христианьского падаху. Взнесе бог дес- ницею великаго князя Димитрия Ивановича на победу иноплеменник. Безбож- ный же Мамай со страхом встрепетав" и проч. В пространном сказании гово- рится, что татары везде одолели; но что тут внезапный удар из засады свежих сил под начальством князя Владимира Андреевича и воеводы Волынс- кого решил дело в пользу русских. Наконец, в третьем, по преимуществу поэтическом слове говорится также о поражении русских вначале, почему и первая часть сочинения является как жалость: "На том поле сильныи тучи ступишася, а из них часто сияли молыньи и загремели громы велицыи; то ти ступишася русские удальцы с погаными татарами за свою великую обиду, а в них сияли сильные доспехи злаченые, а гремели князи русские мечьми бу- латными о шеломы хиновские. А билися из утра до полудни в суботу на Ро- жество св. богородицы. Не тури возгремели у Дунаю великаго на поле Кули- кове, и не тури побеждении у Дунаю великаго; но посечени князи руские и бояры и воеводы великаго князя Димитрея Ивановича, побеждены князи бело- зерстии от поганых татар, Феодор Семенович, да Семен Михайлович, да Ти- мофей Валуевич, да Андрей Серкиаович, да и Михайло Иванович и иная мно- гая дружина Пересвета чернца, брянскаго боярина, на суженое место приве- ли. Восплакашася все княгини и боярыни и вси воеводские жены о избиен- ных..." После этого плача жен автор переходит к похвале, к победе, и здесь, полусогласно с пространным сказанием, выставляет князя Владимира Андреевича, который увещевает брата, великого князя, наступить на татар, тот двигается - и победа одержана: "Того же дни в суботу на Рожество св. богородицы иссекша христиана поганые полки на поле Куликове, на реке Напряде; и нюкнув князь великый Владимир Андреевич гораздо, и скакаше в полцех поганых в татарских, а злаченным тым шеломом посвечивает, а ска- каше со всем своим войским, и загремели мечьми булатными о шеломы хи- новские. И восхвалит брата своего великаго князя Димитрея Ивановича: свои полки понужай... уже бо поганые татары поля поступают, а храбрую дружину у нас потеряли, а в трупи человечьи борзи кони не могут скочити, а в крови по колена бродят, а уже бо, брате, жалостно видети кровь крестьянская. И кн. вел. Димитрей Иванович рече своим боярам: братия бо- яра и воеводы и дети боярские! то ти ваши московские сладкие меды и ве- ликие места, туто добудете себе места и своим женам, туто, брате, стару помолодеть, а молодому чести добыть. И рече кн. вел. Димитрей Иванович: Господи боже мой! на тя уповах да не постыжуся в век, ни да посмиютмися враги моя; и помолися богу и пречистой его матери и всем святым его, и прослезися горько, и утер слезы. И тогда аки соколы борзо полетели. И поскакивает князь вел. Димитрей Иванович" и проч. Таковы источники, которыми должен пользоваться историк при описании Куликовской битвы. В какое время составились эти сказания, мы не знаем; на одном списке пространного сказания означено, что оно составлено ря- занцем, иереем Софронием: в одной летописи он назван Софонием рязанцем, брянским боярином; автор поэтического слова поминает рязанца Софония как своего предшественника в сочинении похвал великого князя Димитрия. Нашествие Тохтамыша на Москву послужило также предметом особого ска- зания: "О Московском взятии от царя Тактамыша и о пленении земля Руськыя". Это сказание носит такой же характер, как и краткое сказание о Куликовской битве, но отличается от него большею простотою и обстоя- тельностию рассказа. Известия о Тамерлановом нашествии вошли в "Повесть преславнаго чудеси от иконы пречистыя богородицы, еже нарицается влади- мирская". Здесь говорится о Тамерлане, что он родился между заяицкими татарами, в Самаркандской стране, был простой, бедный человек, ремеслом кузнец, нравом хищник, ябедник и вор. В молодости украл он овцу, хозяин которой переломил ему за это ногу и бедро; но Тамерлан оковал себе ногу железом, отчего и был прозван Железным Хромцом, Темир-Аксаком. К выходу из русских владений побудил его сон, в котором явилась ему на воздухе жена в багряных ризах, воспрещавшая ему идти далее на Русскую землю. Особое сказание о битве русских под Рязанью с татарами внесено в лето- пись под заглавием Повести о Мустафе царевиче. Битва на Ворскле послужи- ла предметом также особого сказания. Если столкновения с татарами вообще и битва Куликовская в особенности возбуждали сильное внимание народа, вследствие чего являлись разного ро- да сказания об них, то неудивительно, что жизнь того князя, который впервые вывел русские полки против татар и победил, стала предметом ук- рашенного сказания. В этом сказании О житии и преставлении великаго кня- зя Димитрия Ивановича, царя русьскаго мы не должны искать подробных из- вестий о подвигах Донского; сказание это есть не иное что, как пох- вальное слово, касающееся почти исключительно нравственной стороны. Ав- тор начинает с происхождения своего героя, потом говорит о его душевных качествах, которыми он отличался в молодости, когда принял правление: "Еще же млад сый возрастом, и о духовных прилежа делесех, и пустотных бесед не творяше, и срамных грагол не любляше, злонравных человек отвра- щашеся, а с благыми всегда беседоваше, божественных писаний всегда со умилением послушаше, о церквах божиих велми печашеся, а стражбу земли Русьскыя мужеством своим держаше, злобою отроча обреташеся, а умом свер- шен всегда бываше, ратным же всегда в бранех страшен бываше, и многы врагы, встающая на ны, победи, и славный град свой Москву стенами чюдны- ми огради, и во всем мире славен бысть, яко кедр в Ливане умножися и яко финик в древесех процвете".

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz