История России с древнейших времен(ч.4)

Но судьба Святослава показала ясно, что первые русские князья не могли иметь для Восточной империи того значения, какое Одоакры и Кловисы имели для Западной; славянские племена, вошедшие в состав Русского госу- дарства, раскинулись широко и привольно по огромной Северо-Восточной равнине Европы; они не получали никакого толчка с севера и северо-восто- ка, ничто не побуждало их покидать землю великую и обильную и отправ- ляться искать новых земель, как то делывали германские племена на запа- де; ничто не побуждало их предпринимать стремительного движения целыми массами с севера на юг, и Святослав вовсе не был предводителем подобных масс: он оставил назади громадное владение, редкое население которого вовсе не хотело переселяться на юг, хотело, чтоб князь жил среди него и защищал его от диких степных орд. "Ты, князь, чужой земли ищешь; а нас здесь чуть не взяли печенеги",говорят киевляне в предании, знак, что у киевлян была своя земля, а чужой искать они не хотели. Святослав был предводителем только небольшой дружины, которая, несмотря на всю свою храбрость, не могла произвести никакого важного переворота на Балканском полуострове. Вытесненный Цимисхием с берегов Дуная, Святослав погиб в степи от печенегов - знак, что, с одной стороны, империя имела еще до- вольно сил, чтоб отбиться от князей новорожденной Руси, а с другой сто- роны, степные варвары по-прежнему отрезывали северо-восточных славян от империи; и действительно, мы знаем, с какими трудностями и опасностями вначале и после сопряжено было сообщение Руси с Византиею вследствие то- го, что печенеги, половцы, татары стояли между ними. Следствием столкно- вения первых русских князей с Византиею было не разрушение империи, но принятие христианства Русью из Византии: мы видели, какое великое влия- ние при образовании Русского государства имело церковное предание, за- имствованное из Византии. Таким образом, и после основания Русского государства, т. е. после соединения восточных славянских племен, главное направление движения ос- тавалось прежнее, т. е. с юго-запада на северо-восток, потому что юго-восточная часть великой равнины по-прежнему занята кочевыми азиатс- кими ордами, на которые новорожденная Русь не в силах предпринимать нас- тупательное движение. Правда, вначале, когда средоточие правительствен- ной деятельности утвердилось в Днепровской области, мы замечаем в князьях стремление переводить народонаселение с севера на юг, населять людьми севера южные украинские города, долженствовавшие защищать Русь от степных варваров. Но скоро господствующие обстоятельства взяли свое: степная украйна, область Днепровская, подвергается постоянным, сильным опустошениям от кочевников; ее города пусты: в них живут псари да полов- цы, по отзыву самих князей; куда же было удалиться русским людям от пле- на и разорения? Конечно, не на юго-восток, прямо в руки к половцам; ко- нечно, не на запад, к иноверным ляхами венграм; свободный путь оставался один - на северо-восток: так, Ростовская, изначала финская, область по- лучила свое славянское население. Мы видели, как северные князья вос- пользовались приплывом народонаселения в свою область; мы видели, какое значение в русской истории имела колонизация севера, совершившаяся в ис- торическое же время под влиянием, под распоряжением князей. Так было в XII веке; в XIII и последующих веках побуждения, застав- лявшие народонаселение двигаться от юго-запада к северо-востоку, стано- вятся еще сильнее; с юго-востока - татары, с запада - литва; крайний се- веро-восток, еще не подвластный русским князьям, населенный зырянами и вогуличами, не привлекателен и опасен для поселенцев невоинственных, идущих небольшими массами; таким образом, теперь с востока, юга и запада население, так сказать, сгоняется в средину страны, где на берегах Моск- вы-реки завязывается крепкий государственный узел. Мы видели, как мос- ковские князья воспользовались средствами, полученными от увеличившегося населения их области, как умели доставить этой области безопасность и тем более привлечь в нее насельников, как Москва собрала около себя Се- веро-Восточную Русь. Таков был в общих чертах ход древней русской истории. Уже давно, как только начали заниматься русскою историею с научною целию, подмечены бы- ли главные, особенно выдающиеся в ней события, события поворотные, от которых история заметно начинает новый путь. На этих событиях начали ос- танавливаться историки, делить по ним историю на части, периоды; начали останавливаться на смерти Ярослава 1, на деятельности Андрея Боголюбско- го, на сороковых годах XIII века, на времени вступления на московский престол Иоанна Калиты, на смерти Василия Темного и вступлении на престол Иоанна III, на прекращении старой династии и восшествии новой, на вступ- лении на престол Петра Великого, на вступлении на престол Екатерины II. Некоторые писатели из этих важных событий начали выбирать наиболее, по их мнению, важные: так явилось деление русской истории на три больших отдела: древнюю - от Рюрика до Иоанна III, среднюю - от Иоанна III до Петра Великого, новую - от Петра Великого до позднейших времен; некото- рые были недовольны этим делением и объявили, что в русской истории мо- жет быть только два больших отдела: история древняя - до Петра Великого и новая - после него. Обыкновенно каждый новый писатель старался пока- зать неправильность деления своего предшественника, обыкновенно старался показать, что и после того события, при котором предшествующий писатель положил свою грань, продолжался прежний порядок вещей, что, наоборот, перед этою гранью мы видим явления которыми писатель характеризовал но- вый период и т. д. Споры бесконечные, ибо в истории ничто не оканчивает- ся вдруг и ничто не начинается вдруг; новое начинается в то время, когда старое продолжается. Но мы не будем продолжать этих споров, мы не станем доказывать непра- вильности деления предшествовавших писателей и придумывать свое деление, более правильное. Мы начнем с того, что объявим все эти деления пра- вильными; мы начнем с того, что признаем заслугу каждого из предшество- вавших писателей, ибо каждый в свою очередь указывал на новую сторону предмета и тем способствовал лучшему пониманию его. Все эти деления и споры о правильности того или другого из них были необходимы в свое вре- мя, в первое время занятия историею: тут необходимо, чтобы легче осмот- реться, поскорее разделить предмет, поставить грани по более видным, по более громким событиям; тут необходим сначала внешний взгляд, по которо- му эти самые видные, громкие события и являются исключительными опреде- лителями исторического хода, уничтожающими вдруг все старое и начинающи- ми новое.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz