История России с древнейших времен(ч.1)

Больше сделано при наследниках Александра: Тимэй подробно го-
ворил о скифах и Северном океане; Клеарх, ученик Аристотеля, написал со-
чинение о скифах; все, что до сих пор было известно о севере, собрал
Эратосфен.
В таком виде греки передали римлянам свои географические познания о
северных берегах Черного моря. Война с Македониею указала римлянам бере-
га Дуная, война с Митридатом открыла путь к северным берегам Понта. Мит-
ридат в своих отчаянных попытках против римского могущества старался во-
оружить на Италию всех диких жителей степей от Дуная до Азовского моря.
Во время Цезаря Беребист основал на берегах Дуная могущественное владе-
ние гетов, которое, впрочем, скоро разделилось и ослабело. Овидий, сос-
ланный в Томы, перечисляет окружные народы - гетов, скифов, сарматов,
языгов, бастарнов; он не упоминает о даках, которых имя часто встречает-
ся у Горация; но на свидетельствах поэтов трудно основываться: у них од-
но народное имя идет за другое, древнее - вместо нового. Причины, почему
страны к северу от Понта не могли быть с точностию исследованы, приводит
Страбон: по Танаису (Дону), говорит он, мало что можно узнать выше
устьев по причине холода и бедности страны; туземцы, народы кочевые, пи-
тающиеся молоком и мясом, могут сносить неприязненный климат, но иност-
ранцы не в состоянии; притом туземцы необщительны, свирепы и дики, не
пускают к себе иностранцев. Вот почему и для римлян эта страна остава-
лась украйною мира, которую покинули люди и боги.
Но скоро северные варвары начинают нападать на римские провинции: в
70 году по р. х. роксоланы вступают в Мизию, но принуждены уйти оттуда с
большими потерями; потом даки перешли Дунай, но были также отброшены на-
зад. Даки были первый варварский народ, которому повелители света должны
были платить дань при Домициане; Троян должен был вести кровопролитную
войну с предводителем их Децебалом, императору удалось превратить Дакию
в римскую провинцию, многие из даков выселились, другие мало-помалу ола-
тинились. Тацит восточными соседями германцев полагает даков и сарматов,
сомневаясь, куда причислить певцинов, венедов и финнов - к германцам или
сарматам. Вследствие частых столкновений с варварами известия об отда-
ленных странах и народах умножились, но эти известия приносились воина-
ми, купцами; люди, которые хотели научным образом составить из их расс-
казов что-нибудь полное, сами не могли поверить чужих известий и потому
писали наугад, произвольно, чему доказательством служит сочинение Птоле-
мея.
Изложивши в немногих словах постепенное распространение сведений о
странах, лежащих к северу от Понта, скажем несколько подробнее о быте
народов, живших в этих странах, сколько о нем знали древние. Мы знаем,
что имена господствовавших здесь один за другим народов были скифы и
сарматы, отчего и страна называлась Скифиею, преимущественно у греков, и
Сарматиею, преимущественно у римлян. Мы не можем позволить себе вда-
ваться в вопросы о происхождении скифов, сарматов и других соседних им
народов, не имея достаточного количества данных в известиях древних пи-
сателей; чем ближе народы к первоначальному быту, тем сходнее друг с
другом в обычаях, нравах, понятиях - отсюда легкость, с какою можно вся-
кий младенчествующий народ по некоторым чертам нравов, обычаев и верова-
ний причислить к какому угодно племени; несколько слов, оставшихся нам
от языка этого народа, не могут вести также к твердым выводам: для выра-
жения некоторых предметов у всех племен найдутся общие звуки. Мы войдем
в исследования мифов и преданий о скифах и других древних народов только
в той мере, в какой они связываются с последующими историческими явлени-
ями, объясняют их и взаимно объясняются ими.
Оставя все многочисленные и противоречивые толкования о положении
скифских рек и народов, упоминаемых у Геродота, мы из его рассказа можем
вывести следующие, несомненные заключения: по Днепру - на запад до само-
го Днестра, на восток - очень на короткое расстояние от берега, живет
народонаселение земледельческое или по крайней мере переходное, которое
хотя еще и не отстало от своих степных обычаев и не привыкло к хлебу,
однако сеет его, как предмет выгодной торговли: таким образом, щедрая
природа стран приднепровских необходимо приводила кочевника к оседлости
или по крайней мере заставляла его работать на оседлого европейского че-
ловека; но на довольно близкое расстояние от восточного берега Днепра
уже начинались жилища чистых кочевников, простираясь до Дона и далее за
эту реку; чистые кочевники господствуют над всею страною до самого
Днестра и Дуная на запад, а за ними, далее к востоку, за Доном, живут в
голых степях другие кочевники, более свирепые, которые грозят новым на-
шествием Приднепровью. Таким образом, восточное степное народонаселение
господствует беспрепятственно; Европа не высылает ему соперников; ни с
севера, ни с юга, ни с запада не обнаруживается никакого движения, гро-
зит движение с одного востока и в тех же самых формах - кочевники сме-
нятся кочевниками. У берегов Понта, при устьях больших рек, греческие
города построили свои колонии для выгодной торговли с варварами, быть
может, эти мирные убежища гражданственности производили хотя медленно,
но заметное в истории влияние на последних? История показывает между
скифами людей царского происхождения, обольщенных красотою греческих
женщин и прелестями греческой цивилизации: они строят себе великолепные
мраморные дворцы в греческих колониях, даже ездят учиться в Грецию, но
гибнут от рук единоверцев своих, как отступники отеческого обычая - вар-
варство в полном разгуле на берегах Понта; не греческим купцам вступить
с ним в борьбу и победить его: для этого нужна большая материальная си-
ла, для этого нужны другие многочисленные, крепкие народы и целые века
медленного, но постоянного движения. Около греческих колоний живут сме-
шанные народы - полуэллины и полускифы, но что это? скифы ли огречившие-
ся или греческие переселенцы, принявшие скифские обычаи, или, наконец,
отрасли родственных с греками фракийских племен? На эти вопросы не дает
ответа древность.
Но о скифах она знает много подробностей. По свидетельству Геродота,
скифы считали себя младшим из народов и аборигенами в земле своей; от
брака верховного божества, которое Геродот называет по-своему Зевсом, на
дочери реки Борисфена родился в пустынной стране человек Таргитавс, у
него было трое сыновей - Лейпоксаис, Арпоксаис и Колаксаис. При них упа-
ли с неба плуг, воловье иго, стрелы и чаша - все золотые. Когда оба
старшие брата хотели дотронуться до этих вещей, то нашли их огненными,
только младший брат мог взять их в руки и отнести в свое жилище,
вследствие чего старшие передали ему царское достоинство. От трех
братьев пошли разные скифские племена: от старшего - авхаты, от среднего
- катиары и траопии, от младшего - царские, или паралаты - все они, во-
обще, носили имя сколотов, а греки называли их скифами. Предание о том,
что скифы суть самый младший из народов, указывает на смутное сознание о
позднем появлении их на берегах Понта, но так как вместе с тем исчезло
предание о стране, откуда они пришли, то явилось другое предание о про-
исхождении скифов на берегах Днепра.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz