История России с древнейших времен(ч.1)

Владимир пошел в лодках, но на пути от Дуная в Царьград поднялась
буря, разбила русские корабли и, между прочим, корабль князя Владимира,
так что последний должен был пересесть уже на корабль одного из воевод
Ярославовых, Ивана Творимирича. Остальные воины, числом 6000, кроме дру-
жины, были выкинуты на берег; они хотели возвратиться в Русь, но никто
из дружины не хотел идти с ними в начальниках. Тогда Вышата сказал: "Я
пойду с ними; жив ли останусь, погибну ли - все лучше вместе с своими".
Когда греки узнали, что русские корабли разбиты бурею, то император
Константин Мономах послал за ними погоню; Владимир возвратился, разбил
греческие корабли и пришел назад в Русь. Но не так был счастлив Вышата -
его отряд был окружен греками при городе Варне, взят в плен и приведен в
Константинополь, где многих русских ослепили; только через три года,
когда заключили мир, отпущен был Вышата в Русь к Ярославу. Чем обнаружи-
валась вражда в продолжение трех лет, неизвестно; на каких условиях был
заключен мир, также неизвестно. Вероятно, Ярослав поспешил прекратить
вражду с греками, занятый более важным предприятием относительно Польши;
вероятно также, что следствием и условием прекращения вражды был брак
сына Ярославова Всеволода на царевне греческой: в 1053 году летописец
упоминает о рождении сына Всеволодова Владимира от царицы грекини.
О набегах печенежских, кроме упомянутых выше при борьбе Ярослава с
Святополком, древнейшие списки летописи сообщают известие под 1036 го-
дом. Находясь в это время в Новгороде, Ярослав узнал, что печенеги осаж-
дают Киев; он собрал много войска, варягов и новгородцев, и вступил в
Киев., Печенегов было бесчисленное множество; Ярослав вышел из города и
расположил свое войско так: варягов поставил посередине, киевлян - на
правом крыле, а новгородцев - на левом; и началась битва перед кре-
постью. После злой сечи едва к вечеру успел Ярослав одолеть печенегов,
которых погибло множество от меча и перетонуло в реках во время бегства.
После этого поражения имя печенегов хотя и не исчезает совершенно в ле-
тописи, однако нападения их на Русь прекращаются.
Относительно внутренней деятельности Ярослава упоминаются распоряже-
ния в Новгороде. Сам Ярослав, княжа здесь, отказался платить дань в Ки-
ев; ясно, что он не мог установить снова этот платеж, ставши князем ки-
евским, тем более что новгородцы оказали ему такие услуги; вот почему он
дал им финансовую льготную грамоту, на которую они ссылаются впос-
ледствии при столкновениях с князьями. Вместо себя Ярослав оставил в
Новгороде сначала сына своего Илью, а потом, по смерти его, - другого
сына Владимира и по смерти последнего - третьего сына Изяслава. В связи
с этими распоряжениями Ярослава находится известие о заточении и смерти
Константина, сына Добрыни: Ярослав, сказано в летописи, рассердился на
него, заточил в Ростов и потом на третий год велел убить в Муроме. Быть
может, Константин хотел большего для новгородцев за их услугу, чем
сколько давал Ярослав; быть может также, Константин, как дядя великого
князя, как сын Добрыни, хотел большего для себя.
Из дел церковных в княжение Ярослава замечательно поставление митро-
полита Илариона русина, независимо от византийского патриарха, собором
русских епископов, что было следствием недавней вражды с греками. Как
видно, поведение прежнего митрополита Феопемта во время этой вражды было
таково, что Ярослав хотел на будущее время предохранить себя от подобно-
го в случае нового разрыва.
В 1054 году умер Ярослав. Он, как видно, не заслужил такой приятной
памяти в народе, как отец его; несмотря на то, и его деятельность имеет
важное значение в нашей начальной истории; в скандинавских сагах Яросла-
ва называют скупым, но этот отзыв может служить ему только в похвалу: и
отец его, который вовсе не был скуп, не любил, однако, удовлетворять
жадности норманских наемников, которые особенно любили приобретать; раз-
дача большой суммы денег новгородцам скорее будет свидетельствовать о
щедрости Ярослава. По отзыву летописи, Ярослав был на своем месте: "он
был хромоног, но ум у него был добрый, и на рати был он храбр"; прибав-
лена еще замечательная черта, что он был христианин, и сам книги читал.
Последнее обстоятельство было чрезвычайно важно для преемника Владимиро-
ва. В приведенном известии значение христианина тесно связано в Ярославе
с чтением книг; Владимир не читал сам книг, он мог только слушать свя-
щенное писание; сын его Ярослав сам читал книги, был представителем но-
вого поколения грамотных христиан, выученных при Владимире, которые мог-
ли находить для себя утверждение в вере в книгах священных. Уже при Вла-
димире греческое духовенство единственным средством распространения и
утверждения христианства считало грамотность, учение книгам; сын Влади-
мира сам читал книги, сам был утвержденным христианином, и потому, разу-
меется, в его княжение христианство и грамотность должны были распрост-
раняться. И точно, по свидетельству летописи, христианство начало преи-
мущественно распространяться при Ярославе; при нем начали также умно-
жаться монахи. Ярослав, говорит летопись, любил церковные уставы, очень
любил попов, но больше всего монахов; книги читал часто, ночью и днем,
собрал много писцов; они переводили книги с греческого на славянский, и
переписали много книг, много он и купил их. Отец его Владимир распахал
землю и умягчил, т. е. просветил крещением, Ярослав насеял книжными сло-
вами сердца верных людей, а мы, прибавляет летописец, пожинаем, принимая
книжное учение. Сравнение очень важное: в нем ясно указано значение дея-
тельности Владимира и Ярослава и постепенность движения: при одном имело
место крещение, при другом - надлежащее наставление в вере. При книгах
нужны были особенно церкви и грамотные священники, которые могли бы
учить народ неграмотный. Ярослав строил церкви по городам и местам нео-
гороженным, ставил при них священников, которым давал содержание из
собственного имущества, приказывая им учить людей и приходить часто к
церквам. При Ярославе в Новгороде было сделано то же, что при Владимире
в Киеве: князь велел собрать у старост и священников детей (300 человек)
и учить их книгам.
Кроме этой деятельности, княжение Ярослава важно еще в других отноше-
ниях: подобно отцу Владимиру, Ярослав не был князем только в значении
вождя дружины, который стремится в дальние стороны за завоеваниями, сла-
вою и добычею; Ярослав, как видно, был более князем-нарядником страны.
Он любил церковные уставы, был знаком с ними: неудивительно, что к его
времени относится и первый писаный устав гражданский, так называемая
Русская Правда. Подобно отцу, Владимиру, Ярослав следовал совету Добры-
ни, что народы, ходящие в сапогах, не будут охотно давать дани, и потому
не любил войны с ними, а преимущественно обращал свое оружие на варваров
- чудь, литву, ятвягов. Мы не знаем, какими собственно расчетами руково-
дился Ярослав в польских отношениях; но знаем, что он, возвратив свое,
принял сторону порядка и христианства, не захотел усиливать варварства и
победою над Моиславом мазовецким нанес последнему сильный удар.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz