История России с древнейших времен(ч.1)

Писатели первого века нашего летосчисле-
ния знают славян под именем венедов около Вислы, между племенами сар-
матскими, финскими и германскими, встречается у них и имя сербов далее к
востоку. Краткие указания о быте славян - венедов впервые встречаем у
Тацита: Тацит сначала обнаруживает сомнение, к каким племенам причислить
венедов, к германским или сарматским? Они много приняли из сарматских
нравов, говорит он, потому что как разбойники скитаются по стране, лежа-
щей между певцинами и финнами. Из этих слов мы видим, что в глазах Таци-
та, венеды были похожи на сарматов суровостию нравов; венеды в первом
веке по р. х. отличались воинственным движением - знак еще неустановив-
шейся жизни, недавнего переселения. Нравами венеды показались Тациту по-
хожи на сарматов, но когда он вгляделся внимательнее в их быт, то нашел-
ся принужденным сказать, что скорее их следует отнести к племенам евро-
пейским: они, говорит Тацит, строят дома, носят щиты и сражаются пеши, -
все это совершенно отлично от сарматов, живущих в кибитке и на лошади.
Таким образом, первое достоверное известие о быте славян представляет их
нам народом оседлым, резко отличным от кочевников; в первый раз славянин
выводится на историческую сцену в виде европейского воина - пеш и со щи-
том. Писатели следующих веков постоянно упоминают между главными народа-
ми Сарматии - венедов, а далее на востоке - сербов. В половине VI века
известия о племенах и жилищах славянских становятся несколько точнее: по
Иорнанду, многочисленное племя венедов разделялось на два народа - сла-
вян, живших от верховья Вислы на восток до Днепра, и антов, которые были
сильнее первых и жили в странах припонтийских, от Днепра до Днестра.
Прокопий знает также славян и антов, прибавляя, что в древности оба на-
рода были известны под одним общим именем споров, в котором новейшие
исследователи не без вероятности видят сербов. Прокопий говорит, что на
берегах Азовского моря живут утургуры, а пространство дальше от них к
северу занимают бесчисленные народы антов.
От этих неопределенных указаний иностранных писателей перейдем теперь
к точнейшим указаниям нашего начального летописца о расселениях восточ-
ных славянских племен, вошедших в состав Русского государства. Об этом
расселении летопись говорит в трех местах; в первом месте говорится, что
восточная отрасль славян, т. е. хорваты белые, сербы и хорутане, будучи
потеснены врагом, двинулись на северо-восток, и одни сели по Днепру и
назвались полянами, а другие - древлянами, потому что сели в лесах; да-
лее сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами; некоторые сели
на Двине и назвались полочанами, от имени речки Полоты, впадающей в Дви-
ну. Часть славян села также около озера Ильменя и прозвалась своим име-
нем - славянами, эти славяне построили город и назвали его Новгородом,
остальные славяне сели по Десне, по Семи, по Суле и назвались севером
или северянами. В другом месте говорится, что у полян было свое кня-
женье, у древлян - свое, у дреговичей - свое, у славян - свое в Новгоро-
де, у полочан - свое. От них же, т. е. от полочан, кривичи, которые си-
дят на верховьях Волги, Двины и Днепра, у них город Смоленск; от них -
северяне. Потом тут же перечисляются племена в таком порядке: поляне,
древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, север с прибавкою бужан, наз-
вавшихся так по реке Бугу и прозванных после волынянами. Наконец, в
третьем месте говоря о полянах и древлянах, с подтверждением, что они
племени славянского, летописец прибавляет еще радимичей и вятичей, кото-
рые происходят от ляхов, т. е. от западных славян: были два брата в ля-
хах, Радим и Вятко; Радим пришел и сел с родом своим на реке Соже, а
Вятко - на Оке. Тут же прибавлены хорваты, потом дулебы, жившие по Бугу,
где во время летописца были уже волыняне; наконец, угличи и тиверцы, си-
девшие по Днестру, до самого моря и Дуная, многочисленные племена, у ко-
торых были города, существовавшие до времен летописца.
Из первого известия видно, что восточные славяне двинулись от хорва-
тов, из нынешней Галиции, прямо на восток до Днепра - то были древляне и
поляне. Потом славянское народонаселение стало распространяться на север
по правому берегу Днепра; между Припятью и Двиною явились дреговичи, за
ними по Двине, опять прямо на север - полочане и, наконец, славяне нов-
городские. Кривичи пропущены в первом известии; летописец прямо перехо-
дит к ближайшим к Киеву северянам, на восточный берег Днепра, к Десне,
Семи и Суле. Другое известие дополняет и объясняет первое: здесь сначала
летописец пересчитывает только пять главных племен на западной стороне -
полян, древлян, дреговичей, славян новгородских и полочан, но потом ука-
зывает на дальнейшее выселение: от полочан расселились кривичи по вер-
ховьям Волги, Двины и Днепра - "от них же кривичи", от кривичей на юг,
по Днепру и его притокам - северяне. Следовательно, если принимать бук-
вально известие летописца, то выйдет, что славянское народонаселение
двигалось по западной стороне Днепра на север и потом спускалось на юг
по восточной стороне этой реки. О других племенах - дулебах, бужанах,
угличах и тиверцах, радимичах и вятичах летописец сначала не упоминает
ни в первом, ни во втором известии; из этого умолчания имеем право зак-
лючить, что означенные племена явились на востоке не вследствие извест-
ного толчка от волхов и не имеют связи с перечисленными выше племенами,
а явились особо.
Итак, первыми славянскими поселенцами, которых приход и причину его
помнит предание, являются древляне и поляне, жители лесов и жители по-
лей; уже эти самые местные причины условливали разницу в нравах обоих
племен, большую дикость древлян, большую склонность их жить на счет со-
седей, от чего терпели поляне. Это последнее племя приобрело особенное
значение потому, что городок, среди него основанный, Киев, стал главным
городом Русской земли. Насчет основания Киева, как вообще всех древних
знаменитых городов, ходили разные предания. Название его, сходное с при-
лагательной притяжательной формой, заставило предположить имя основателя
Кия (Кий - Киев город, как Андрей - Андреев, Петр - Петров); название
разных городских урочищ, гор - Щековицы и Хоревицы повели к предположе-
нию первых насельников - Щека и Хорива; господствующие понятия заставили
связать Кия, Щека и Хорива кровным союзом, предположить в них братьев;
название речки Лыбеди увеличило еще эту семью сестрою Лыбедью. Сам лето-
писец предложил очень хорошее объяснение этого производства; Киев пере-
воз заставлял предполагать Кия перевозчика. Название городища Киевец на
Дунае заставило предположить, что основателем обоих было одно и то же
лицо; отсюда необходимо другое представление, что Кий был знаменитый
владыка рода, ходивший в Царьград, принявший большую честь от императора
и построивший на возвратном пути Киевец; позднейшие походы русских ки-
евских князей в Грецию, к Дунаю, естественно, влекли к такому представ-
лению точно так, как господство родовых понятий заставляло летописца
предполагать в Кие князя, старейшину рода - "и Кий княжаше в роде сво-
ем", - хотя дальний поход в Грецию и желание поселиться на Дунае, в
стране более привольной, обличают скорее беспокойного вождя дружины, чем
мирного владыку рода.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz