История России с древнейших времен(ч.1)

Рюрик раздает города мужам
своим; Олег сажает мужей своих в занятых им городах - Смоленске и Любе-
че: они здесь начальники отрядов, они заступают место князя; но при этом
должно строго отличать характер правительственный от характера вла-
дельческого; мы и после будем постоянно видеть везде княжих посадников,
наместников, но везде только с характером правительственным. С другой
стороны, если князь с дружиною покорял новые племена, то это покорение
было особого рода: покоренные племена были рассеяны на огромном пустын-
ном пространстве; волею или неволею соглашались они платить дань - и
только, их нельзя было поделить междучленами дружины; мы знаем, как по-
корял Олег племена: одни добровольно соглашались платить ему дань, какую
прежде платили козарам, на других накладывал он дань легкую; некоторых
примучивал, т. е., силою заставлял платить себе дань, но опять только
дань. Большое различие, когда дружина займет страну цивилизованного на-
рода, покрытую городами и селениями, или когда займет страну пустынную,
редко населенную, построит острожек и станет ходить из него к племенам
за мехами. Земли было много у русского князя, он мог, если хотел, разда-
вать ее своим дружинникам, но дело в том, выгодно ли было дружинникам
брать ее без народонаселения; им гораздо выгоднее было остаться при кня-
зе, ходить с ним за добычею на войну к народам еще не покоренным, за
данью к племенам подчиненным, продавать эту дань чужим народам, одним
словом, получать от князя содержание непосредственно.
Замечено было, что князья принимали в свою дружину всякого витязя, из
какого бы народа он ни был: так, между послами Игоря мы встречаем ятвя-
га; Святослав отовсюду собирал воинов многих и храбрых; Владимир выбрал
из наемных варягов мужей добрых, смысленных и храбрых и роздал им горо-
да; северные саги говорят о знатных витязях скандинавских, которые слу-
жили в дружинах наших князей; каждый пришлец получал место смотря по
своей известности; в древних песнях наших читаем, что князь встречал не-
известных витязей следующими словами: "Гой вы еси, добры молодцы!/ Ска-
житеся, как вас по имени зовут:/ А по имени вам мочно место дать,/ По
изотчеству можно пожаловати".
В сагах читаем, что при Владимире княгиня, жена его, имела такую же
многочисленную дружину, как и сам князь: муж и жена соперничали, у кого
будет больше знаменитых витязей; если являлся храбрый пришлец, то каждый
из них старался привлечь его в свою дружину. Подтверждение этому извес-
тию находим также в наших старинных песнях: так Владимир, посылая бога-
тыря на подвиг, обращается к нему с следующими словами: "Гой еси, Иван
Годинович!/ Возьми ты у меня, князя, сто человек/ Русских могучих бога-
тырей,/ У княгини ты бери другое сто".
Чем знаменитее был князь, тем храбрее и многочисленнее были его спод-
вижники; каков был князь, такова была и дружина; дружина Игорева говори-
ла: "Кто с морем советен", и шла домой без боя; сподвижники Святослава
были все похожи на него: "Где ляжет твоя голова, там и все мы головы
свои сложим", - говорили они ему, потому что оставить поле битвы, поте-
рявши князя, считалось ужасным позором для доброго дружинника. И хороший
вождь считал постыдным покинуть войско в опасности; так, во время похода
Владимира Ярославича на греков тысяцкий Вышата сошел на берег к выбро-
шенным бурею воинам и сказал: "Если буду жив, то с ними; если погибну,
то с дружиною". Было уже замечено, что дружина получала содержание от
князя - пищу, одежду, коней и оружие; дружина говорит Игорю: "Отроки
Свенельдовы богаты оружием и платьем, а мы босы и наги; пойдем с нами в
дань". Хороший князь не жалел ничего для дружины: он знал, что с много-
численными и храбрыми сподвижниками мог всегда приобресть богатую добы-
чу; так говорил Владимир и давал частые, обильные пиры дружине; так, о
сыне его Мстиславе говорится, что он очень любил дружину, имения не ща-
дил, в питье и пище ей не отказывал. Летописец, с сожалением вспоминая о
старом времени, говорит о прежних князьях: "Те князья не собирали много
имения, вир и продаж неправедных не налагали на людей; но если случится
правая вира, ту брали и тотчас отдавали дружине на оружие. Дружина этим
кормилась, воевала чужие страны; в битвах говорили друг другу: "Братья!
Потянем по своем князе и по Русской земле!" Не говорили князю: "Мало мне
ста гривен"; не наряжали жен своих в золотые обручи, ходили жены их в
серебре; и вот они расплодили землю Русскую". При такой жизни вместе в
братском кругу, когда князь не жалел ничего для дружины, ясно, что он не
скрывал от нее своих дум, что члены дружины были главными его советника-
ми во всех делах; так, о Владимире говорится: "Владимир любил дружину и
думал с нею о строе земском, о ратях, об уставе земском". Святослав не
хочет принимать христианства, потому что дружина станет смеяться. Бояре
вместе с городскими старцами решают, что должно принести человеческую
жертву; Владимир созывает бояр и старцев советоваться о перемене веры.
Из приведенных известий видно, что одни бояре, одни старшие члены
дружины были советниками князя: два последние известия ограничивают пер-
вое, показывают, с какою дружиною думал Владимир. Как же разделялась
дружина, как назывались младшие ее члены, не бояре? Для означения от-
дельного члена дружины, дружинника, без различия степеней, употреблялось
слово муж. Муж, мужи - значило человек, люди, но преимущественно с по-
четным значением: муж с притяжательным местоимением, относящимся к кня-
зю, означал дружинника: муж свой, муж его. Но, как видно, слово "муж"
имело и более тесное значение, означало дружинников второго разряда,
низших, младших членов дружины, в противоположность боярам; это видно из
следующего места летописи, хотя относящегося к позднейшему времени.
Князь Игорь северский, попавшись в плен к половцам, так горюет об ист-
реблении своего войска: "Где бояре думающие, где мужи храборствующие,
где ряд полчный?" Итак, бояре были лучшие, старшие в дружине, советники,
думцы князя по преимуществу; мужи были воины по преимуществу; другое бо-
лее определенное название для этого разряда дружинников было гриди,
гридь, гридьба, что означает также сборище, толпу, дружину. Комната во
дворе княжеском, где собиралась дружина, называлась гридницею: так гово-
рится о Владимире: "Он учредил на дворе в гриднице пиры, куда приходили
бояре и гриди, соцкие и десяцкие, и нарочитые мужи, при князе и без кня-
зя". Мужи княжие, жившие по городам, занимавшие там разные должности, в
отличие от бояр, живших при князе, в стольном его городе, назывались
уменьшительным - болярцы. В Русской Правде и в Новгородской летописи мы
встречаем название огнищанина, подававшее повод к различным объяснениям.
Единственное средство объяснить это название - посмотреть, как оно заме-
няется в других списках Правды и в других летописях; в других списках
Правды оно заменяется постоянно выражением: княж муж, и в этом значении
противополагается смерду; в летописи Новгородской читаем: "Позвал (Рос-
тислав) новгородцев на поряд: огнищан, гридь".

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz