История России с древнейших времен(ч.1)

Несмотря на то, первона-
чальный славянский город имеет важное историческое значение: городовая
жизнь, как жизнь вместе, была гораздо выше разрозненной жизни родов на
особых местах, в городах более частые столкновения, более частые усобицы
должны были скорее повести к сознанию о необходимости наряда, прави-
тельственного начала. Остается вопрос: какое отношение было между этими
городами и народонаселением, вне их живущим, было ли это народонаселение
независимо от города или подчинено ему? Естественно предположить город
первым пребыванием поселенцев, откуда народонаселение распространялось
по всей стране: род являлся в новой стране, селился в удобном месте,
огораживался для большей безопасности и потом уже вследствие размножения
своих членов наполнял и всю окрестную страну; если предположить выселе-
ние из городов младших членов рода или родов, там живущих, то необходимо
предположить связь и подчинение, подчинение, разумеется, родовое - млад-
ших старшим; ясные следы этого подчинения мы увидим после в отношениях
новых городов или пригородов к городам старым, откуда они получили наро-
донаселение. Но, кроме этих родовых отношений, связь и подчиненность
сельского народонаселения городскому могли скрепляться и по другим при-
чинам: сельское народонаселение было разбросано, городское совокуплено,
и потому последнее имело всегда возможность обнаруживать свое влияние
над первым; в случае опасности сельское народонаселение могло находить
защиту в городе, необходимо примыкало к последнему и поэтому уже самому
не могло сохранить равного с ним положения. На такое отношение городов к
окружному народонаселению находим указание в летописи: так говорится,
что род основателей Киева держал княженье среди полян. Но, с другой сто-
роны, мы не можем предполагать большой точности, определенности в этих
отношениях, ибо и после, в историческое время, как увидим, отношение
пригородов к старшему городу не отличалось определенностию, и потому,
говоря о подчинении сел городам, о связи родов между собою, зависимости
их от одного центра, мы должны строго различать эту подчиненность,
связь, зависимость в дорюриковское время от подчиненности, связи и зави-
симости, начавших утверждаться мало-помалу после призвания князей ва-
ряжских; если сельчане считали себя младшими относительно горожан, то
легко понять, в какой степени признавали они себя зависимыми от послед-
них, какое значение имел для них старшина городской. Городов, как видно,
было немного: знаем, что славяне любили жить рассеянно, по родам, кото-
рым леса и болота служили вместо городов; на всем пути из Новгорода до
Киева, по течению большой реки, Олег нашел только два города - Смоленск
и Любеч; у древлян упоминаются города, кроме Коростеня; на юге должно
было находиться больше городов, здесь более было нужды в защите от на-
шествия диких орд, да и потому, что место было открытее; у тиверцев и
угличей были города, сохранившиеся и во времена летописца; в средней по-
лосе - у дреговичей, радимичей, вятичей - не встречается упоминовения о
городах.
Кроме преимуществ, которые город (т. е. огороженное место, в стенах
которого живет один многочисленный или несколько отдельных родов) мог
иметь над окружным рассеянным народонаселением, могло, разумеется, слу-
чаться, что один род, сильнейший материальными средствами, получал преи-
мущество перед другими родами, что князь, начальник одного рода, по сво-
им личным качествам получал верх над князьями других родов. Так, у южных
славян, о которых византийцы говорят, что у них много князьков и нет
единого государя, иногда являются князья, которые по своим личным досто-
инствам выдаются вперед, как например знаменитый Лавритас. Так и у нас в
известном рассказе об Ольгиной мести, у древлян сначала на первом плане
является князь Мал, но заметим, что здесь нельзя еще принимать Мала неп-
ременно князем всей Древлянской земли, можно принимать, что он был князь
коростенский только; что в убиении Игоря участвовали одни коростенцы под
преимущественным влиянием Мала, остальные же древляне приняли их сторону
после по ясному единству выгод, на это прямо указывает предание: "Ольга
же устремися с сыном своим на Искоростень город, яко те бяху убили мужа
ея". Малу, как главному зачинщику, присудили и жениться на Ольге; на су-
ществование других князей, других державцев земли, указывает предание в
словах послов древлянских: "Наши князи добри суть, иже распасли суть Де-
ревьску землю", об этом свидетельствует и молчание, которое хранит лето-
пись относительно Мала во все продолжение борьбы с Ольгою. Родовой быт
условливал общую, нераздельную собственность, и, наоборот, общность, не-
раздельность собственности служила самою крепкою связью для членов рода,
выделение условливало необходимо и расторжение родовой связи. Известная
уже чешская песня говорит: "когда умрет родоначальник, то все дети сооб-
ща владеют оставшимся имением, выбравши себе владыку из рода". Общее
владение родовою собственностию необходимо заставляло родичей восстанов-
лять значение отца, выбрать кого-нибудь из себя в отца место, а выбор
кого-нибудь вместо отца, следовательно, возобновление прежних отношений,
как они были при жизни отца, условливало необходимо и общее, нераз-
дельное владение. Должно заметить, что родовую связь и общую, нераз-
дельную собственность поддерживала простота быта, малочисленность нужд,
легко удовлетворяемых общими первоначальными занятиями родичей.
Что касается нравов и обычаев славян языческих, то они условливаются
преимущественно тогдашним народным бытом их. Сличив известия современни-
ков-чужеземцев, мы находим, что вообще славяне своею нравственностию
производили на них выгодное впечатление: простота нравов славянских на-
ходилась в противоположности с испорченными нравами тогдашних образован-
ных или полуобразованных народов. Так, встречаем отзывы, что злые и лу-
кавые попадаются очень редко между славянами. Доброта не исключала,
впрочем, свирепости и жестокости в известных случаях; те же писатели,
которые хвалят доброту славян, рассказывают ужасы об обхождении их с
пленными, с проповедниками христианства; здесь же следует удивляться
противоречию свидетельств: так часто бывает у людей и целых народов,
добрых по природе, но предоставленных влечениям одной только природы.
Одни писатели называют славян нелукавыми, другие - вероломными: это про-
тиворечие объясняется известием, что между славянами господствовали пос-
тоянно различные мнения; ни в чем они не были между собою согласны, если
одни в чем-нибудь согласятся, то другие тотчас же нарушают их решение,
потому что все питают друг к другу вражду и ни один не хочет повино-
ваться другому. Такое поведение проистекало, естественно, из разрознен-
ности, особности быта по родам, из отсутствия сознания об общем интересе
вне родового.
Все писатели единогласно превозносят гостеприимство славян, их ласко-
вость к иностранцам, которых усердно провожали из одного места в другое,
и если случится, что странник потерпит какую-нибудь беду по нерадению
своего хозяина, то сосед последнего вооружается против него, почитая
священным долгом отомстить за странника; о северо-западных славянах
рассказывают, что у них считалось позволенным украсть для угощения.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz