История России с древнейших времен(ч.1)

Антоний пришел в
Киев, обошел все тамошние монастыри и ни в одном из них не нашел такой
жизни, к какой привык на Афоне; он был одинок среди киевских монахов и
решился жить один. На берегу Днепра, на высокой горе, покрытой лесом,
Антоний нашел пещеру, выкопанную Иларионом, первым митрополитом из русс-
ких, когда еще он был священником в ближнем княжеском селе Берестове;
Иларион уединялся в пещеру временно, Антоний навсегда поселился в ней;
но он недолго пробыл один. Прославление подвигов Антония и собрание к
нему других подвижников не относится к описываемому времени; но к нему
относится юность другого знаменитого подвижника, преемника Антониева;
подробности жизни этого нового русского человека драгоценны для пополне-
ния картины тогдашнего быта новорожденной Руси. Этот подвижник, просла-
вившийся после под именем Феодосия, был также родом из Приднепровья, из
города Василева; но родители его скоро перешли в Курск, где и протекала
его юность. Мальчик нашел себе здесь человека, у которого мог выучиться
грамоте, стал читать книги, переселился мыслями в другой мир и нашел в
себе довольно силы, чтобы немедленно начать приложение читанного к делу:
он не пропускал службы церковной, дома работал вместе с рабами. Но в до-
ме у богатой матери ему было скучно, тесно; его томила жажда подвижни-
чества, желание видеть те места, где он жил постоянно мыслию, места, где
происходило то, о чем он читал в книгах, о чем слышал в церкви. Раз тай-
ком от матери пристал он к паломникам и ушел с ними из города. Мать Фео-
досия была похожа на тех русских матерей, которые, по словам летописца,
плакали по сыновьях своих, как по мертвых, когда Владимир велел отдавать
их в ученье; борьбу двух поколений - старого, полуязыческого, и нового,
христианского, просвещенного книжным учением, всего лучше показывают нам
отношения святого Феодосия к матери. Последняя, узнав о побеге сына,
догнала его, прибила и держала некоторое время в оковах, чтоб не вздумал
уйти опять. Феодосий остался и по-прежнему ходил в церковь; но в церкви
обедню служили не так часто, как бы ему хотелось, - по недостатку прос-
вир; Феодосий стал печь просвиры. Мать оскорбилась таким занятием сына,
бранила, била его и заставила уйти в другой город; здесь он приютился у
священника и по-прежнему пек просвиры. Мать нашла его и тут и взяла на-
зад домой; но другие с большим уважением смотрели на дивное поведение
молодого человека; городской посадник дал ему средство удовлетворять
своей благочестивой склонности, позволил ему жить у своей церкви. Феодо-
сию было мало беспрепятственной молитвы, мало рубища, в котором он пос-
тоянно ходил, отдавая лучшее платье нищим, он надел вериги. Мать увидала
по случаю кровь на белье сына, нашла, что это от вериг, и сорвала их с
яростию с плеч Феодосия, который уже после не мог надевать их. Наконец,
борьба между стремлением к христианскому подвижничеству и уважением к
родительской власти кончилась; пораженный евангельскими словами: "Иже
любит отца или матерь паче мене, несть мене достоин", Феодосий решился
во что бы то ни стало покинуть материнский дом и ушел в Киев, чтобы
вступить в один из тамошних монастырей. Но какие это были монастыри,
видно из того, что ни в один из них не приняли Феодосия, явившегося в
виде бедного скитальца; не такие монастыри нужны были Феодосию и ново-
рожденной Руси. Феодосий нашел, наконец, убежище по своему желанию: он
нашел пещеру Антония. "Сын! - говорил ему Антоний,_ трудно будет тебе
жить со мною в этой тесной пещере: ты еще молод". Но под видом юноши пе-
ред ним стоял муж, окреплый в борьбе, претерпевший столько тесноты в
просторе, столько лишений в довольстве, что никакая теснота и никакие
лишения не были для него более страшными. Антоний принял Феодосия; под-
виги обоих мы еще увидим в следующем периоде.
Показав, как юная русская церковь приготовлялась действовать в лице
представителей нового поколения, уже воспитанного в христианстве, мы об-
ратимся теперь ко внешнему образу церкви, ее управлению и средствам. Еще
во времена Олега греки полагали в России особую епархию, шестидесятую в
числе подведомственных константинопольскому патриарху; с принятия хрис-
тианства святым Владимиром в челе церковного управления стоял митропо-
лит; первые митрополиты были избраны и поставлены патриархом константи-
нопольским, последний, Иларион - собором русских епископов. Кроме митро-
полита, упоминаются епископы; как видно, епископы были в Новгороде, Рос-
тове, Чернигове, Белгороде, Владимире Волынском, вероятно были и в дру-
гих городах. Ближайшие к Киеву епископы собирались в этот город: нужно
было их присутствие около новообращенной власти, деятельность которой
они должны были теперь направлять согласно с новыми потребностями об-
щества. Мы видели сильное влияние епископов относительно земского устава
при Владимире; митрополит Иларион прямо говорит о частых советах Влади-
мира с епископами, говорит, что князь с великим смирением советовался с
ними, как установить закон среди людей, недавно познавших господа. При
таком значении духовенства, когда епископы являлись необходимыми совет-
никами князя во всем, касающемся наряда в стране, при таком их влиянии
трудно предположить, чтобы круг деятельности их оставался неопределенным
и чтоб это определение не последовало по образцу византийскому; вот по-
чему так трудно отвергнуть уставы о церковных судах, приписываемое свя-
тому Владимиру и сыну его Ярославу. Эти уставы, естественно, должны быть
составлены по образцу церковных уставов греко-римских; но так как состо-
яние обоих обществ - греко-римского и русского в описываемое время было
различно, то и в церковных уставах русских мы должны необходимо встре-
тить различие от церковных уставов греко-римских; в обществе греко-римс-
ком отношения семейные издавна подчинялись гражданским законам, тогда
как в русском, новорожденном обществе семейство оставалось еще неприкос-
новенным; но церковь по главной задаче своей - действовать на нравствен-
ность - должна была прежде всего обратить внимание на отношения семей-
ные, которые по этому самому и подчинялись церковному суду. Так, напри-
мер, нарушение святости власти родительской в римском праве предоставле-
но мирскому суду, а в уставе святого Владимира - церковному, равно тяжбы
между сыновьями умершего о наследстве и тяжбы между мужем и женою об
имении. Справедливо замечают также, что статьи об опеке и наследстве,
находящиеся в Русской Правде, большею частию заимствованы из греко-римс-
кого законодательства, перешедшего в наше мирское законодательство пос-
редством духовенства. Повреждение церквей и могил в том виде, как оно
определено уставом святого Владимира, мы не найдем в греческих законах,
ни в гражданских, ни в церковных, потому что такого рода преступления
были только местные русские. Вследствие также юности общества церковь на
Руси взяла под свое покровительство и суд над людьми, которых значение
было тесно связано с религиею, например, просвирню, паломника, прощенни-
ка (человека, исцеленного чудом), людей, которые содержались при церквах
и монастырях для подания помощи страждущим, пришлецов, которые, вероят-
но, пользовались гостеприимством при церквах и монастырях, людей, отпу-
щенных на волю господами ради спасения души, увечных, слепых, хромых,
которые также преимущественно жили при церквах.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz