История России с древнейших времен(ч.1)

Эти слова замечательны, во-первых, потому, что
в них высказывается современный взгляд на междукняжеские отношения:
Ярослав в глазах летописца виноват тем, что; будучи молод, гордился пе-
ред дядею и тестем, - чисто родовые отношения, за исключением всяких
других. Во-вторых, очень замечательны слова об отношениях Ярослава к
Мстиславу: Ярослав выставляется молодым, пред Мстиславом, порицается за
гордость пред ним: не заключают ли. эти слова намека на столкновение
прав тестя и зятя на старшинство? не заключалась ли гордость Ярослава
преимущественно в том, что он, будучи молод и зять Мстиславу, вздумал
выставлять права свои перед ним, как сын старшего из внуков Ярославовых?
Нам кажется это очень вероятным. Как бы то ни было, однако и самая стар-
шая линия в Ярославовом потомстве потеряла право на старшинство смертию
Ярослава; если и последний, по мнению летописца, был молод пред Мстисла-
вом, то могли ли соперничать с ним младшие братья Ярославовы, Изяслав и
Брячислав: оба они умерли в 1127 году; потомство Святополково вместе с
Волынью лишилось и Турова, который также отошел к роду Мономахову; за
Святополковичами остался здесь, как увидим после, один Клецк. Наконец,
заметим, что Мономаху и племени его везде благоприятствовало народное
расположение: Ярослав не мог противиться Мономаху во Владимире; бояре
отступили от него, и когда он пришел с огромным войском под Владимир, то
граждане не думали отступать от сына Мономахова.
Так кончились при Владимире междукняжеские отношения и соединенные с
ними отношения польские. Касательно других европейских государств при
Мономахе останавливакл нас летописные известия об отношениях греческих.
Дочь Мономаха Мария была в замужестве за Леоном, сыном императора гре-
ческого Диогена; известны обычные в Византии перевороты, которые возвели
на престол дом Комненов в ущерб дома Диогенова. Леон, без сомнения, не
без совета и помощи тестя своего, русского князя, вздумал в 1116 году
вооружиться на Алексея Комнена и добыть себе какую-нибудь область; нес-
колько дунайских городов уже сдались ему; но Алексей подослал к нему
двух арабов, которые коварным образом умертвили его в Доростоле. Влади-
мир хотел по крайней мере удержать для внука своего Василия приобретения
Леоновы и послал воеводу Ивана Войтишича, который посажал посадников по
городам дунайским; но Доростол захвачен был уже греками: для его взятия
ходил сын Мономаха Вячеслав с воеводою Фомою Ратиборовичем на Дунай. но
принужден был возвратиться без всякого успеха. По другим известиям,
русское войско имело успех во Фракии, опустошило ее, и Алексей Комнен,
чтобы избавиться от этой войны, прислал с мирными предложениями к Моно-
маху Неофита, митрополита ефеского и других знатных людей, которые под-
несли киевскому князю богатые дары - крест из животворящего древа, венец
царский, чашу сердоликовую, принадлежавшую императору Августу, золотые
цепи и проч., причем Неофит возложил этот венец на Владимира и назвал
его царем. Мы видели, что царственное происхождение Мономаха по матери
давало ему большое значение, особенно в глазах духовенства; в памятниках
письменности XII века его называют царем, какую связь имело это название
с вышеприведенным известием - было ли его. причиною или следствием, ре-
шить трудно; заметим одно, что известие это не заключает в себе ничего
невероятного; очень вероятно также, что в Киеве воспользовались этим
случаем, чтоб дать любимому князю и детям его еще более прав на то зна-
чение, которое они приобрели в ущерб старшим линиям. Как бы то ни было,
мы не видим после возобновления военных действий с греками и под 1122
годом встречаем известие о новом брачном союзе внучки Мономаховой, доче-
ри Мстислава, с одним из князей династии Комненов.
Мы вправе ожидать, что половцам и другим степным ордам стало не лег-
че, когда Мономах сел на старшем столе русском. Узнавши о смерти Свято-
полка, половцы явились было на восточных границах; но Мономах, соединив-
шись с Олегом, сыновьями своими и племянниками, пошел на них и принудил
к бегству. В 1116 году видим опять наступательное движение русских: Мо-
номах послал сына своего Ярополка, а Давыд - сына своего Всеволода на
Дон, и князья эти взяли у половцев три города. Ряд удачных походов русс-
ких князей, как видно, ослабил силы половцев и дал подчиненным торкам и
печенегам надежду освободиться от их зависимости; они встали против по-
ловцев и страшная резня происходила на берегах Дона: варвары секлись два
дня и две ночи, после чего торки и печенеги были побеждены, прибежали в
Русь и были поселены на границах. Но движения в степях не прекращались:
в следующем году пришли в Русь беловежцы, также жители донских берегов;
так русские границы населялись варварскими народами разных названий, ко-
торые будут играть важную роль в нашем дальнейшем рассказе; но сначала,
как видно, эти гости были очень беспокойны, не умели отвыкнуть от своих
степных привычек и уживаться в ладу с оседлым народонаселением: в 1120
году Мономах принужден был выгнать берендеев из Руси, а торки и печенеги
бежали сами. Ярополк после того ходил на половцев за Дон, но не нашел их
там: недаром предание говорит, что Мономах загнал их на Кавказ. Новго-
родцы и псковичи продолжали воевать с чудью на запад от Чудского озера:
в 1116 году Мстислав взял город Оденпе, или Медвежью голову, погостов
побрал бесчисленное множество и возвратился домой с большим полоном; сын
его Всеволод в 1122 году ходил на финское племя ямь и победил его; но
дорога была трудна по дороговизне хлеба. На северо-востоке борьба с
иноплеменниками шла также удачно: прежде мы встречали известия о пораже-
ниях, которые претерпевали муромские волости от болгар и мордвы, но те-
перь под 1120 годом читаем, что сын Мономахов, Юрий, посаженный отцом в
Ростовской области, ходил по Волге на болгар, победил их полки, взял
большой полон и пришел назад с честью и славою.
Так во всех концах русских волостей оправдались надежды народа на
благословенное княжение Мономаха. После двенадцатилетнего правления в
Киеве, в 125 году, умер Мономах, просветивший Русскую землю, как солнце,
по выражению летописца; слава его прошла по всем странам, особенно же
был он страшен поганым; был он братолюбец и нищелюбец и добрый страдалец
(труженик) за Русскую землю. Духовенство плакало по нем как по святом и
добром князе, потому что много почитал он монашеский и священнический
чин, давал им все потребное, церкви строил и украшал; когда входил в
церковь и слышал пение, то не мог удержаться от слез, потому-то бог и
исполнял все его прошения и жил он в благополучии; весь народ плакал по
нем, как плачут дети по отце или по матери. Рассмотревши деятельность
второго поколения Ярославичей, взглянем и на деятельность дружинников
княжеских. Мы видели, что с приходом Святополка из Турова в Киев в пос-
леднем городе явились две дружины: старая, бывшая при Изяславе и Всево-
лоде, и новая, приведенная Святополком. Мы заметили, что летописец явно
отдает предпочтение старой пред новою: члены первой являются у него
людьми разумными, опытными, члены второй называются несмысленными.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz