История России с древнейших времен(ч.1)

Не легко было усмотреть неравенство в расп-
ределении волостей между тремя линиями, преимущество, которое получил
сын Всеволода и вследствие личных достоинств и вследствие благоприятных
обстоятельств: Мономах держал в своей семье Переяславскую, Смоленскую,
Ростовскую и Новгородскую волости. Святополк только после Витичевского
съезда получил Владимир-Волынский; но Великий Новгород, который был
всегда так тесно связан с Киевом, Новгород принадлежал не ему; всех
меньше была волость Святославичей: они ничего не получили в прибавок к
первоначальной отцовской волости, притом же их было три брата, Святопол-
ку, как видно, очень не нравилось, что Новгород не находится в его
семье; но отнять его у Мономаха без вознаграждения было нельзя; вот по-
чему он решился пожертвовать Волынью для приобретения Новгорода и угово-
рился с Мономахом, что сын последнего, Мстислав, перейдет во Влади-
мир-Волынский, а на его месте, в Новгороде, сядет Ярослав, сын Святопол-
ков, княживший до сих пор во Владимире. Но тут новгородцы в первый раз
воспротивились воле князей: зависимость Новгорода от Киева была тем не-
выгодна для жителей первого, что все перемены и усобицы, происходившие
на Руси, должны были отражаться и в их Стенах: мы видели, что изгнание
Изяслава из Киева необходимо повлекло перемену и в Новгороде: здесь яв-
ляется князем сын Святослава Глеб, но последний в свою очередь должен
был оставить Новгород вследствие вторичного торжества Изяслава, который
послал туда сына своего Святополка. Святополк в конце княжения Всеволода
покинул Новгород для Турова, чтобы быть ближе к Киеву, и Всеволод послал
в Новгород внука своего Мстислава. Потом Святополк и Мономах выводят
Мстислава и посылают на его место Давыда Святославича; Давыд также оста-
вил Новгород, и на его место приехал туда опять Мстислав. Таким образом,
в продолжение 47 лет, от 1054 до 1101 г., в Новгороде шесть раз сменя-
лись князья: двое из них ушли сами, остальные выводились вследствие сме-
ны великих князей или ряду их с другими. Теперь, в 1102 году, князья
опять требуют у новгородцев, чтобы они отпустили от себя Мстислава Вла-
димировича и приняли на его место сына Святополкова; новгородцы реши-
тельно отказываются; при этом, вероятно, они знали, что, не исполняя во-
лю Святополкову, они тем самым исполняют волю Мономахову, в противном
случае они не могли против воли последнего удержать у себя его сына, не
могли поссориться с двумя сильнейшими князьями Руси и сидеть в это время
без князя. В Киеве, на княжом дворе в присутствии Святополка произошло
любопытное явление: Мстислав Владимирович пришел туда в сопровождении
новгородских посланцев; посланцы Мономаха объявили Святополку: "Вот Вла-
димир прислал сына своего, а вот сидят новгородцы; пусть они возьмут сы-
на твоего и едут в Новгород, а Мстислав пусть идет во Владимир". Тогда
новгородцы сказали Святополку: "Мы, князь, присланы сюда, и вот что нам
велено сказать: не хотим Святополка, ни сына его; если у твоего сына две
головы, то пошли его; этого (т. е. Мстислава) дал нам Всеволод, мы его
вскормили себе в князья, а ты ушел от нас". Святополк много спорил с ни-
ми; но они поставили на своем, взяли Мстислава и повели его назад в Нов-
город. Указание на распоряжение Всеволода, вероятно, имело тот смысл в
устах новгородцев, что сами князья на Любецком съезде решили сообразо-
ваться с последними распоряжениями его; слова, что они вскормили себе
Мстислава, показывают желание иметь постоянного князя, у них выросшего,
до чего именно не допускали их родовые счеты и усобицы князей; наконец,
выражение: "А ты ушел от нас" - показывает неудовольствие новгородцев на
Святополка за предпочтение Турова их городу и указание, что, оставив
добровольно Новгород, он тем самым лишился на него всякого права.
После Витичевского съезда прекратились старые усобицы вследствие из-
гойства; но немедленно же начались новые, потому что и второе поколение
Ярославичей имело уже своих изгоев: у Святополка был племянник - Ярос-
лав, сын брата его Ярополка. В 1101 году он затворился в Бресте от дяди
Святополка - ясный знак, что дядя не хотел давать ему волостей, и Ярос-
лав насильно хотел удержать за собою хотя Брест. Святополк пошел на не-
го, заставил сдаться и в оковах привел в Киев. Митрополит и игумены умо-
лили Святополка оставить племянника ходить на свободе, взявши с него
клятву при гробе Бориса и Глеба, вероятно, в том, что он не будет больше
посягать на дядины волости и станет жить спокойно в Киеве. Но в следую-
щем году Ярослав ушел от дяди; за ним погнался двоюродный брат его,
Ярослав Святополчич, обманом схватил его также за Брестом, на польских
границах и в оковах привел к отцу; на этот раз Ярополковича уже не вы-
пускали на свободу, и он умер в заточении в том же году.
Знаменитый чародей Всеслав полоцкий на старости уже не беспокоил
Ярославичей и дал им возможность управиться со своими делами; он умер в
1101 г. С его смертию кончилась сила Полоцкого княжества: между сы-
новьями его (их было человек семь) тотчас же, как видно, начались несог-
ласия, в которые вмешались Ярославичи; так, в 1104 году встречаем извес-
тие, что Святополк посылал на Минск, на Глеба, воеводу своего Путяту,
Владимир - сына своего Ярополка, а Олег сам ходил вместе с Давыдом Всес-
лавичем - знак, что поход был предпринят для выгоды последнего, которого
и прежде видим в связи с Ярославичами; поход, впрочем, кончился ничем.
Таковы были междукняжеские отношения при первом старшем князе из вто-
рого поколения Ярославичей. Теперь взглянем на отношения внешние. Мы ви-
дели, как народ на Руси боялся княжеских усобиц более всего потому, что
ими могут воспользоваться поганые, половцы; видели, что и для самих кня-
зей этот страх служил также главным побуждением к миру. Южная Русь, как
европейская Украйна, должна была, подобно греческим припонтийским коло-
ниям древности, стоять всегда настороже вооруженною. Мы видели, как нес-
частно в этом отношении началось княжение Святополка, который первый по-
дал пример брачных союзов с ханами половецкими. После убиения Итларя и
удачного похода русских князей в степи половцы в том же 1095 г. явились
при реке Роси, границе собственной Руси с степью, и осадили Юрьев, один
из городов, основанных здесь Ярославом Первым, и названный по его имени;
варвары целое лето стояли под городом и едва не взяли; Святополк омирил
их, сказано в летописи, т. е. заплатил им за мир; несмотря на то, они
все оставались в пределах Руси, не уходили за Рось в степи. Юрьевцы, ви-
дя это и наскучив жить в беспрестанном страхе, выбежали из своего города
и пришли в Киев, а половцы сожгли пустой Юрьев - явление замечательное,
показывающее тогдашнее состояние Украйны, или Южной Руси. Святополк ве-
лел строить новый город на Витичевском холму в 56 верстах от Киева, при
Днепре, назвал его Святополчем и велел сесть в нем юрьевцам с своим
епископом; нашлись и другие охотники селиться здесь из разных близких к
степи мест, которых также гнал страх половецкий. В следующем, 1096 году,
пользуясь отсутствием Святополка и Мономаха, воевавших на севере, с Свя-
тославичами, половцы уже не ограничились опустошением пограничных город-
ков, но хан их Боняк, приобретший черную знаменитость в наших летописях,
явился под Киевом, опустошил окрестности, сжег княжеский загородный дом
на Берестове; а на восточной стороне Днепра другой хан - Куря - пустошил
окрестности Переяславля.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz