История России с древнейших времен(ч.1)


В непосредственной связи с верованием, что весною души умерших встают
для наслаждения новою жизнию природы, находится праздник русалок или ру-
сальная неделя. Русалки вовсе не суть речные или какие бы то ни было
нимфы; имя их не происходит от русла, но от русый (светлый, ясный), ру-
салки суть не иное что как души умерших, выходящие весною насладиться
оживленною природою. Народ теперь верит, что русалки суть души младен-
цев, умерших без крещения, но когда все славяне умирали без крещения, то
души их всех должны были становиться русалками? Русалки появляются с
Страстного четверга (когда в старину, по Стоглаву, порану солому палили
и кликали мертвых) , как только покроются луга весеннею водою, распус-
тятся вербы. Если они и представляются прекрасными, то всегда, однако,
носят на себе отпечаток безжизненности, бледности. Огни, выходящие из
могил, суть огни русалок, они бегают по полям приговаривая: "Бух! бух!
соломенный дух. Мене мати породила, некрещену положила". Русалки до Тро-
ицына дня живут в водах, на берега выходят только поиграть. У всех язы-
ческих народов путь водный считался проводником в подземное царство и из
него назад, поэтому и русалки являются из воды, живут сперва в реках и
показываются при колодцах. С Троицына дня до Петрова поста русалки живут
на земле, в лесах, на деревьях - любимом пребывании душ по смерти. Ру-
сальные игры суть игры в честь мертвых, на что указывает переряживание,
маски - обряд, который не у одних славян был необходим при празднике те-
ням умерших; человеку свойственно представлять себе мертвеца чем-то
страшным, безобразным, свойственно думать, что особенно души злых людей
превращаются в страшные безобразные существа для того, чтобы пугать и
делать зло живым. Отсюда естественный переход к верованию в переселение
душ и в оборотней; если душа по смерти может принимать различные образы,
то силою чародейства она может на время оставлять тело и принимать ту
или другую форму. Есть известие, что у чехов на перекрестках совершались
игрища в честь мертвых с переряжанием. Это известие объясняется обычаем
наших восточных славян, которые, по летописи, ставили сосуды с прахом
мертвецов на распутиях, перекрестках; отсюда до сих пор в народе суевер-
ный страх перед перекрестками, мнение, что здесь собирается нечистая си-
ла.
У русских славян главным праздником русалок был Семик, велик день ру-
салок; в это время, при конце весны, совершались проводы последних. Ко-
нец русальной недели, Троицын день, был окончательным праздником руса-
лок, в этот день русалки уже падают с деревьев, перестает для них пора
весенних наслаждений. В первый понедельник Петрова поста бывало в неко-
торых местах игрище - провожанье русалок в могилы. В тесной связи с ру-
салками находятся водяные дедушки, лешие, кикиморы и проч. Мертвецы были
известны еще под именем навья и представлялись в виде существ малорос-
лых, карликов (людки).
Вот главные первоначальные черты верований восточных славян. С тече-
нием времени эти первоначальные черты могли искажаться: одно и то же бо-
жество у различных племен носило разные названия; после, при сближении
племен, различные названия могли явиться уже различными божествами. Фан-
тазия стремится олицетворять и обожать явления природы, которые первона-
чально являются произведением главной силы; естественно, олицетворялись
весна и зима, жизнь и смерть природы, - одна под образом прекрасной де-
вы, другая - безобразной старухи и т. п. Стихийные божества первона-
чально не имеют пола и потому после легко меняют его; солнце могло быть
легко и мужеского и женского пола, мужем и женою месяца, так было не у
одних славян. Но главными исказителями первоначальной религии народа яв-
ляются всегда и везде жрецы и художники; вот почему у наших восточных
славян, у которых не было класса жрецов и не был распространен обычай
изображать божества в кумирах, религия сохранилась в гораздо большей
простоте, чем у западных славян, у которых городская жизнь и сильное
чуждое влияние повели и к образованию жреческого класса, и к распростра-
нению храмов и кумиров. Летописи молчат о существовании храмов и жрецов
у наших восточных славян; нельзя предположить, что, если б храмы сущест-
вовали, то летописцы умолчали б о их разрушении или превращении в церкви
при рассказе о введении христианства и ниспровержении идолов. Летописи
молчат также и о жрецах; князь ставит идолов, князь приносит жертвы,
толпа требует человеческой крови для богов, о жрецах ни слова; князь пе-
ременяет веру, все люди делают то же, и жрецы не только не противятся,
но о них нет даже и помину. Эта неразвитость общественного богослужения,
отсутствие храмов и жрецов не должны нисколько поражать нас - все это
необходимо при том быте, в котором жили славяне, в каждом роде старший
был вместе и жрецом, он приносил жертвы, он гадал о будущем.
Но если не было храмов, то где же и как приносились жертвы старшинами
родов? Природными жертвенниками, алтарями для младенчествующих народов
служили горы, скалы, камни огромной величины. Наша природа скупа на воз-
вышенности и камни, зато щедра на естественные капища (шатры, навесы) -
многоветвистые деревья: под ними-то преимущественно совершались религи-
озные обряды, приносились жертвы; дерево (по преимуществу дуб), выбран-
ное для этого, освящалось и становилось само предметом благоговейного
уважения, как местопребывание богов, куда они стекались для принятия
жертв. Обычай приносить жертвы под деревьями мог произойти и от того,
что первоначально жертва назначалась для душ умерших, а души умерших, по
всеобщему верованию, обитали в лесах, на деревьях, преимущественно на
дубах. Кроме деревьев, жертвы приносились также у воды. Славяне смотрели
на жертву именно как на трапезу, поставляемую богам; и по введении хрис-
тианства жертвы продолжались по-старому, в домашнем кругу, предлагались
душам усопших родичей и рожаницам, и опять в смысле трапезы, покорма.
Есть известие, что у русских славян были также в обычае человеческие
жертвы, которые у народов были большею частию умилостивительные: при ка-
ких-нибудь общественных бедствиях думали, что божество гневается за
чьи-нибудь грехи, и потому искали преступника, которого и приносили в
умилостивительную жертву; потом приносили обыкновенно в жертву богам
пленников по господствовавшему мнению, что побежденный есть грешник,
разгневавший божество.
Если у восточных славян не было жреческого класса, зато были волхвы,
гадатели, кудесники, ведуны, ведьмы. О волхвах славянских мы знаем очень
мало, но нет сомнения, что они имеют тесную связь с волхвами финскими по
близкому соседству и союзничеству этих двух народов, тем более, что пос-
ле, по принятии христианства, волхвы преимущественно являются на финском
севере и оттуда мутят славянское народонаселение. Финское племя искони
отличалось наклонностию к волшебству, искони славилось им: у финнов пре-
имущественно было развито учение о злых божествах, о злых духах и о со-
общении с ними.
История застает финское племя на крайнем севере; очень вероятно, что
Геродотовы андрофаги, меланхлены и фиссагеты принадлежали к этому племе-
ни.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz