История России с древнейших времен(ч.1)

С выделкою ору-
жия в древности соединяли всегда понятие о мудрости, хитрости; в север-
ных преданиях оружие куют обыкновенно карлы - волшебники; эти существа
лишены материальной силы, и, несмотря на то, оружие, произведение их ис-
кусства, их духовной деятельности, делают героев непобедимыми. Но должно
заметить, что одну животненную силу и единоборство любят употреблять
преимущественно восточные варвары: так, печенеги вызывают на едино-
борство русского; так, Редедя, князь касожский, вызывает Мстислава; ази-
атские понятия высказываются в том, что вожди в поединках рискуют счас-
тием, свободою семейства и подданных. Высшую богатырскую природу, высшие
стремления выставляет Европа, Русь в лице Святослава. Предание не гово-
рит об его страшной физической силе, оно говорит о крепости духа, кото-
рая заставляла тело переносить всякого рода лишения; это герой дея-
тельности, движения: он ходит легко, как барс; он противоположен тем
сказочным богатырям, которые не двигаются от избытка материальной силы.
Святослав собственно не богатырь; он вождь дружины, которая похожа на
него; он любит оружие, он отказывается от поединка с Цимисхием; он пер-
вый между дружинниками бьется в челе их, но не отделяется от них, не су-
ществует без них, живет и умирает с ними. Святославу вторит Вышата: "Жив
ли буду - с дружиною, погибну ли - вместе с нею". Вообще в преданиях,
занесенных в летопись, без труда можем заметить эту борьбу Востока с За-
падом, Азии с Европою: борьба происходит за Доном, часто за Днепром,
подле самого Киева, но везде видим характеристические черты борющихся
сторон: со стороны Азии выходит громадный печенег, со стороны Руси - Ян
Усмошвец, человек по наружности очень обыкновенный, незначительностью
своего вида возбуждает насмешки великана, но побеждает его. Редедя,
князь касожский вызывает Мстислава на поединок, Мстислав чувствует уже,
что противник одолевает его, и, однако, русский князь побеждает азиатца,
побеждает духовною силою, верою. Но как бы то ни было, мы видим повсюду
проявления материальной силы, ей первое место, ей почет от князя до
простолюдина; чрез нее простолюдин может сделаться великим мужем, как
сделался Ян Усмошвец, она верное средство для приобретения славы и добы-
чи. При господстве материальной силы, при необузданности страстей, при
стремлении юного общества к расширению, при жизни в постоянной борьбе, в
постоянном употреблении материальной силы нравы не могли быть мягки;
когда силою можно взять все, когда право силы есть высшее право, то, ко-
нечно, сильный не будет сдерживаться перед слабым: "С дружиною приобрету
серебро и золото", - говорит Владимир и тем указывает на главное, вер-
нейшее средство к приобретению серебра и золота; они приобретались ору-
жием, приобретались сильным на счет слабого. Князья идут на греков, чтоб
взять золото, драгоценности; если с дружиною можно было приобрести бо-
гатство, то богатство необходимо было для содержания дружины: хорошим
князем считался тот, который ничего не щадил для дружины: дружина Игоря
требует, чтоб князь шел с нею в дань; Игорь и дружина его прямо объявля-
ют, что цель их похода - золото, что если греки дадут им его, то им
больше ничего не нужно; дружина Владимира жалуется, что князь кормит ее
с деревянных ложек. Славные подвиги нужны были для богатства, богатство
нужно было для совершения славных подвигов; обе страсти питали одна дру-
гую. Но при этом мы видим, однако, что в образце тогдашнего героя чистое
корыстолюбие, страсть к богатству для богатства было осуждено; так, Свя-
тослав не обращает внимания на богатые подарки императора и любуется од-
ним оружием; простота, презрение к роскоши выставлены в Святославе как
достоинство; добрый князь не может быть скупым, он не щадит ничего для
дружины - таков Владимир и сын его Мстислав. Несмотря на уважение к си-
ле, она не считалась единственно позволенным средством к торжеству; хит-
рость ценилась так же высоко, считалась мудростью; перехитрить, переклю-
кать было тоже подвиг. Легко понять, что все природные стремления
сильного не знали границ при возможности удовлетворить им: таково жено-
любие язычника Владимира. Богатыри после подвигов силы не знали других
наслаждений, кроме материальных: "Руси есть веселие пити", - говорит
Владимир; в предании с восторгом говорится о количестве блюд на пирах
этого князя.
Мы видели, как закон слабо сдерживал проявления материальной силы,
позволяя частную месть или выкуп деньгами. Представляла ли славянская
языческая религия какое-нибудь противоборство им? Кажется, никакого. Од-
но только нравственное противоборство могла представить власть роди-
тельская; любопытен рассказ старика, отца Усмошвецова: "Однажды, - гово-
рит он, - я бранил своего младшего сына, и тот в сердцах разорвал во-
ловью кожу". Вот верная картина быта! Богатырь принужден выслушать укоры
старого отца; материальная сила кипит, просится вон, но сдерживается и
оказывается только в бессмысленном гневе на невинную вещь. Игорь по-
корствует Олегу, ходит по нем, как сын; Святослав сердится на мать за
советы принять христианство, но отговаривается дружиною, Владимир пови-
нуется дяде Добрыне, посылает сказать Блуду, что будет иметь его вместо
отца - большего выражения для чести и власти не было. Преобладание мате-
риальной силы, разумеется, не могло условливать уважения к слабейшему
полу вообще; но при отсутствии определений женщина могла, пользуясь
иногда своим преимуществом духовным, а иногда даже и силою материальною,
играть важную роль; мудрейшею из людей в описываемый период является
женщина - Ольга, которая правит Русью во время малолетства Святослава,
да и после совершеннолетия. Женщины провожают мужей своих на битвы; пес-
ни, содержание которых относится ко временам Владимира, упоминают о жен-
щинах-чародейках. По свидетельству тех же песен, женщины участвовали
вместе с мужчинами в пирах княжеских, похваляясь своей хитростию, муд-
ростию; стыдливости мало в их беседах, выходки материальной силы - и тут
на первом плане. Владимир советуется с своею женою Анною о церковном ус-
таве; княгини имеют свои волости, содержат свою дружину, спорят с
мужьями, кто наберет храбрейших дружинников. Рогволод полоцкий отдает
дочери на решение, за кого она хочет выйти замуж; Предслава переписыва-
ется с Ярославом о поступках Святополковых. В таком состоянии застало
нравы новорожденного русского общества христианство, о влиянии которого
будет речь в своем месте.
Теперь обратимся к обычаям. Мы не знаем, какие обряды совершались при
рождении ребенка; знаем из летописи и из "Правды", что к детям пристав-
лялись кормильцы или воспитатели, упоминаются также кормилицы; трудно
решить, в каком значении принимались последние, в одном ли нашем тесном
значении женщин, кормящих грудью ребенка, или в обширном значении нянек,
точно так как воспитатели, пестуны-мужчины назывались кормильцами.
Князья женились рано: Владимир, будучи очень молод, сватался на Рогнеде,
но уже прежде был женат на матери Вышеслава.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz