История России с древнейших времен(ч.1)

Так говорил
он на словах, а в сердце затаил обман, потому что был родом грек, при-
бавляет летописец, первый целовал он спасов образ, первый и нарушил
клятву, послал к Всеволодовичу грамоту, в которой писал: "Дядя твой
умер; послали за Олегом; дружина по городам далеко; княгиня сидит с
детьми без памяти, а именья у нее множество; ступай поскорее, Олег еще
не приехал, так ты урядишься с ним на всей своей воле". Святослав, проч-
тя грамоту, немедленно отправил сына в Гомель, по другим городам послал
посадников, а сам сбирался ехать в Чернигов, но, услыхав, что Олег пре-
дупредил его, стал пересылаться с ним, улаживаясь насчет волостей; Олег
уступил ему Чернигов, а себе взял Новгород-Северский; Всеволодович цело-
вал также крест. что наделит из своих волостей братьев Олеговых, Игоря и
Всеволода, но не исполнил клятвы. Олег, как видно, на первый раз смол-
чал, но скоро представился новый случай к ссоре: в 1167 году умер князь
вщижский Святослав Владимирович, представитель старшей линии в Святосла-
вовом роде, имевший поэтому более Ольговичей права на Чернигов, но, как
видно, не хотевший вступать в спор по болезни или по каким-нибудь другим
причинам. Выморочную волость должны были поделить между собою остальные
родичи, но Святослав не дал ничего Олегу, отдал лучшую волость родному
брату своему Ярославу, а во Вщиже посадил сына. Тогда Ростислав киевс-
кий, видя, что Святослав обижает Олега, вступился за последнего, тем бо-
лее что за ним была его дочь, и несколько раз посылал уговаривать Всево-
лодовича, чтоб наделил Олега как следует; а между тем стародубцы, недо-
вольные почему-то Всеволодовичем, послали также звать к себе Олега, тот
было поехал, но был предупрежден Ярославом Всеволодовичем, и гражданам
нельзя было исполнить своего намерения; тогда Олег всердцах на неудачу
побрал в плен множество сельских жителей около Стародуба. Святослав хо-
тел отмстить ему тем, что послал брата Ярослава с половцами к Новгоро-
ду-Северскому, но это войско, не дошедши 15 верст от города, возврати-
лось назад. Олег не мог сам продолжать военные действия, потому что
сильно занемог, и потому легко согласился на предложение Ростислава по-
мириться с черниговским князем, взявши у последнего четыре города.
Таким образом, Ростиславу удалось умирить всех князей и на восточной
и на западной стороне Днепра; оставалось урядить дела на севере. В 1168
году он отправился туда, заехавши наперед к зятю своему, Олегу северско-
му; смольняне, лучшие люди, начали встречать его еще за 300 верст от
своего города, потом встретили его внуки, за ними - сын Роман, епископ,
тысяцкий и мало не весь город вышел к нему навстречу: так все обрадова-
лись его приходу и множество даров надавали ему. Из Смоленска Ростислав
отправился в Торопец, откуда послал в Новгород к сыну Святославову, чтоб
приезжал с лучшими гражданами к нему в Великие Луки, потому что болезнь
не позволяла ему ехать дальше. Урядившись с новгородцами, взявши много
даров у них и у сына, он возвратился в Смоленск совсем больной; сестра
Рогнеда начала просить его, чтоб остался в Смоленске и лег в построенной
им церкви, но Ростислав отвечал: "Не могу здесь лечь, везите меня в Ки-
ев; если бог пошлет по душу на дороге, то положите меня в отцовском бла-
гословении у св. Феодора, а если, бог даст, выздоровлю, то постригусь в
Печерском монастыре". Перед смертию он говорил духовнику своему, священ-
нику Семену: "Отдашь ты ответ богу, что не допустил меня до постриже-
ния". Ростислав постоянно имел эту мысль и часто говорил печерскому игу-
мену Поликарпу: "Тогда мне пришла мысль о пострижении, как получил я
весть из Чернигова о смерти Святослава Ольговича". С тех пор он все
твердил игумену: "Поставь мне келью добрую, боюсь напрасной смерти". Но
Поликарп отговаривал ему: "Вам бог так велел быть, - говорил игумен, -
правду блюсти на этом свете, суд судить праведный и стоять в крестном
целовании". Ростислав отвечал на это: "Отец! Княжение и мир не могут
быть без греха, а я уже немало пожил на этом свете, так хотелось бы по-
ревновать святым". Поликарп не хотел больше противиться и отвечал: "Если
уже ты так сильно этого хочешь, князь, то да будет воля божия". Ростис-
лав сказал на это: "Подожду еще немного, есть у меня кое-какие дела".
Теперь все дела были устроены, и больной Ростислав спешил в Киев с тем,
чтобы лечь там или постричься, как на дороге из Смоленска, будучи в
сестрином селе Зарубе, почувствовал приближение смерти и послал за ду-
ховником; сам прочел отходную и умер в полной памяти, отирая платком
слезы. И этот Мстиславич представляет также замечательное явление между
древними князьями нашими: далеко уступая старшему брату своему Изяславу
в деятельности, отваге и распорядительности ратной, Ростислав отличался
охранительным характером: постоянно почтительный пред старшим братом,
покорный его воле, он был почтителен и перед дядьми, с неудовольствием
смотрел на борьбу с ними старшего брата, уговаривал его уступить им; и
когда самому пришла очередь быть старшим в роде, то потребовал от млад-
ших такого же повиновения, какое сам оказывал своим старшим. Принявши
старшинство, он не уступил пылкому племяннику своему Мстиславу в требо-
ваниях, как по всему видно, неумеренных, но и его после, и всех ос-
тальных младших родичей ни в чем не обидел, всех старался примирить,
всех наделил волостями, так что при конце его жизни повсюду водворилось
спокойствие (1168 г.).
По смерти Ростислава старшинство в роде принадлежало прежде всего
Святославу Всеволодовичу черниговскому по старшинству племени, но Моно-
маховичи не хотели признавать этого старшинства; в племени Мономаховом
старшим по линии был последний сын Мстислава Великого, Владимир Мстисла-
вич; но этот князь, как мы видели, был мачешич и, вероятно, моложе свое-
го племянника летами, был изгнан Мстиславом даже из Волыни: мог ли он
надеяться, что последний уступит ему Киев? Наконец, после Владимира на
старшинство в роде имел право сын Юрия Долгорукого - Андрей Боголюбский;
но северных князей вообще не любили на юге, и Андрей поведением своим
относительно братьев не мог нисколько уменьшить этого нерасположения.
Вот почему по смерти Ростислава взоры всех обратились на смелого племян-
ника его, князя владимирского на Волыни, который два раза уже овладевал
Киевом, два раза уступал его родному и старшему дяде, но кроме последне-
го не мог уступить никому другому. Несмотря, однако, на это, спорность
прав Мстислава, спорность самой отчинности его (ибо отец его умер, не
будучи собственно старшим в роде), давала родичам его надежду, что Изяс-
лавич щедро наградит их за уступку ему старшинства, даст им все, чего
они сами захотят, но они ошиблись в своем расчете: Мстислав, подобно дя-
де Ростиславу, хотел быть старшим на деле, а не по имени только. Получив
приглашение ехать в Киев от братьи - Владимира Мстиславича, Рюрика и Да-
выда Ростиславичей, также особое приглашение от киевлян и особое от чер-
ных клобуков, Мстислав отправил немедленно в Киев племянника Василька
Ярополчича с своим тиуном.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz