История России с древнейших времен(ч.1)

Между тем с другой стороны шел к Полоцку старший сын
Мстислава, Всеволод, князь новгородский; тогда полочане выгнали от себя
Давыда с сыновьями, взяли брата его Рогволода и послали просить Мстисла-
ва, чтоб он утвердил его у них князем; Мстислав согласился. Недаром, од-
нако, современники не умели объяснить себе этой наследственной и непри-
миримой вражды полоцких князей к потомству Ярослава и прибегали к помощи
предания о Рогволоде и Рогнеде: как при Мономахе, так и теперь при сыне
его дело могло кончиться только изгнанием Изяславичей из волостей их. Во
время половецкого нашествия в 1129 году Мстислав, собирая князей, послал
звать и полоцких на помощь против варваров; Рогволода, приятного Яросла-
вичам, как видно, не было уже в это время в живых, и старшинство
по-прежнему держал Давыд, который с братьями и племянниками дал дерзкий,
насмешливый ответ на зов Мстислава. Половецкая война помешала великому
князю немедленно наказать Всеславича; но когда половцы были прогнаны, то
он вспомнил обиду и послал за кривскими князьями, как продолжали еще на-
зывать полоцких владельцев; Давыда, Ростислава и Святослава Всеславичей
вместе с племянниками их Рогволодовичами посадили в три лодки и заточили
в Царьград: без всякого сомнения, полочане выдали князей своих, не желая
подвергать страны своей опустошениям. По городам полоцким, говорил лето-
писец, Мстислав посажал своих посадников, но после мы видим там сына его
Изяслава, переведенного из Курска.
Из внешних событий по-прежнему записана в летописи борьба с половцами
и другими соседними варварами. Половцы обрадовались смерти Мономаховой и
немедленно явились в пределах Переяславского княжества. Мы видели, что
русские князья во время счастливых походов своих в степи взяли у полов-
цев часть подвластных им торков и печенегов; видели, что эти варвары
после сами убежали от половцев в русские пределы и были поселены здесь.
Разумеется, половцам хотелось возвратить их назад, и вот летописец гово-
рит, что они именно являлись для того, чтобы перехватить русских торков.
Но в Переяславле сидел Ярополк, достойный по храбрости сын Мономаха,
привыкший под отцовским стягом громить варваров в степях их: узнавши о
нападении и намерении половцев, Ярополк велел вогнать торков и все ос-
тальное народонаселение в города; половцы приехали, но ничего не могли
сделать и, узнав, что Ярополк в Переяславле, пошли воевать Посулье (мес-
та по реке Суле). Ярополк, благоверного князя корень и благоверная от-
расль, по выражению летописца, не дожидаясь помощи от братьев, с одними
переяславцами пошел вслед за половцами, настиг их на правом берегу реки
Удая, призвал имя божие и отца своего, ударил на поганых и одержал побе-
ду: помог ему бог и молитвы отца его, продолжает летописец. После этого
нападения половцев мы встретили известие об них при описании черниговс-
ких и потом полоцких происшествий. Мстислав не забыл той борьбы, которую
вел он, сидя на столе новгородском, именно борьбы с чудью, и в 1130 году
послал на нее сыновей своих - Всеволода, Изяслава и Ростислава; летопи-
сец говорит подробно, в чем состоял поход: самих врагов перебили, хоромы
пожгли, жен и детей привели домой. Но не так был счастлив чудский поход
одного Всеволода новгородского в следующем году: сотворилась пакость ве-
ликая, говорит летописец, перебили много добрых мужей новгородских в
Клину: Клин - это русский перевод эстонского слова Waija, или Wagja, как
называлась часть нынешнего Дерптского уезда в XIII веке. Что половцы бы-
ли для Юго-Восточной Руси, то литва была для Западной, преимущественно
для княжества Полоцкого. Присоединивши к волостям своего рода и это кня-
жество, Мстислав должен был вступить в борьбу с его врагами; вот почему
в последний год его княжения летописец упоминает о походе на Литву:
Мстислав ходил с сыновьями своими, с Ольговичами и зятем Всеволодом го-
роденским. Поход был удачен; Литву ожгли по обыкновению, но на возврат-
ном пути киевские полки пошли отдельно от княжеской дружины; литовцы
настигли их и побили много народу.
В 1132 году умер Мстислав; его княжение, бывшее совершенным подобием
отцовского, утвердило в народе веру в достоинство племени Мономахова.
Этот Мстислав Великий, говорит летописец, наследовал пот отца своего,
Владимира Мономаха Великого. Владимир сам собою постоял на Дону и много
пота утер за землю Русскую, а Мстислав мужей своих послал, загнал полов-
цев за Дон, за Волгу и за Яик; и так избавил бог Русскую землю от пога-
ных. Здесь также видим выражение главного современного интереса - борьбы
с степными варварами. Народ мог надеяться, что долго будет спокоен от их
нашествий, потому что Мстиславу наследовал по всем правам брат его Яро-
полк, благоверная отрасль, который был известен своею храбростию, своими
счастливыми походами в степи. У Ярополка не было соперников: он был
единственный князь, который мог сесть на старший стол по отчине и деди-
не; он крепко сидел в Киеве и потому еще, что люди киевские послали за
ним. Но их надежды на Ярополка не сбылись: спокойствие Руси кончилось
смертию Мстислава; с начала княжения Ярополкова начались усобицы, усоби-
цы в самой семье знаменитого князя братолюбца; Святославичи воспользова-
лись ими, и киевляне должны были терпеть на своем столе князя недоброго
племени. Усобица, начавшаяся по смерти Мстислава Великого, носит харак-
тер, отличный от прежних усобиц. Прежние усобицы проистекали главным об-
разом от изгойства, оттого, что осиротелые при жизни дедов или старших
дядей князья исключались не только из старшинства, не только не получали
отцовских волостей, но даже часто и никаких. Этим исключением из стар-
шинства лучше всяких поэтических преданий объясняется непримиримая враж-
да полоцких Изяславичей к потомкам Ярослава, объясняются движения Рос-
тислава Владимировича, судьба и поведение сыновей его: борьбы с изгоями
на востоке и на западе, с Вячеславичем, Игоревичами, Святославичами на-
полняют время княжения Изяславова, Всеволодова, Святополкова. Все эти
борьбы благодаря последним распоряжениям князей-родичей на съездах прек-
ратились; но теперь начинается новая борьба, борьба племянников, сыновей
от старшего брата с младшими дядьми. Мы видели первый пример этой борьбы
в Чернигове, где сын Олегов, Всеволод, согнал дядю своего Ярослава с
старшего стола. Мстислав допустил такое нарушение права дядей, хотя рас-
каивался в этом во всю жизнь; по смерти его одно опасение подобного яв-
ления произвело сильную усобицу в собственном племени его.
Мстислав оставил княжение брату своему Ярополку, говорит летописец,
ему же передал и детей своих с богом на руки: Ярополк был бездетен и тем
удобнее мог заботиться о порученных ему сыновьях старшего брата, Мстис-
лав при жизни своей уговорился с братом, чтоб тот немедленно по принятии
старшего стола перевел на свое место в Переяславль старшего племянника,
Всеволода Мстиславича из Новгорода; старшие Мономаховичи, как видно из
слов летописца, выставляли основанием такого распоряжения волю отца сво-
его, а об этой воле заключали они из того, что Мономах дал им Переяс-
лавль обоим вместе; но при тогдашних понятиях это еще не значило, чтоб
они имели право оставить этот город в наследство сыновьям своим мимо
других братьев.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz