История России с древнейших времен(ч.1)


В летописи находим имена двенадцати сыновей Владимира, но без опреде-
ления, в каком порядке они один за другим следовали по старшинству: в
одном месте, при исчислении жен Владимировых, молодые князья поставлены
по матерям; в другом, где говорится о рассылке сыновей по областям, они
следуют в другом порядке. Постараемся по некоторым данным определить по-
рядок старшинства между ними.
В Новгород был отправлен Вышеслав: мы знаем, что сюда посылался обык-
новенно старший в семье великого князя; из этого можем заключить, что
Вышеслав был старший сын Владимира, тем более что в известии о рассылке
по областям он поставлен первым. Но в предшествующем исчислении жен Вла-
димировых Вышеслав поставлен после сыновей Рогнединых и гречанки, вдовы
Ярополковой, и назван сыном чехини: если Вышеслав был старший, то должен
был родиться от первого брака Владимирова, заключенного или в Новгороде
или во время пребывания Владимира в Скандинавии, когда ему было лет 18;
но странно, что чехиня зашла так далеко на север; Иоакимовская летопись
и здесь объясняет дело удовлетворительно, а именно: мать Вышеслава назы-
вает Оловою, женою варяжскою. Потом следует сын Рогнеды, Изяслав, полу-
чивший волость деда своего по матери - Полоцк. Тотчас после брака на
Рогнеде Владимир женился на вдове брата своего Ярополка, и потому рож-
денного от последней Святополка имеем право поставить в-третьих после
Вышеслава и Изяслава; этот Святополк получил Туровскую волость и по
смерти Вышеслава и Изяслава оставался старшим в роде, на что ясно указы-
вают слова св. Бориса: "Не подниму я рук на брата старшего". За Свято-
полком мы должны дать место Ярославу, также, по летописям, сыну Рогнеды;
Ярослав получил сперва Ростов, а потом, по смерти старшего Вышеслава,
переведен в Новгород. Этот перевод Ярослава в Новгород мимо старшего
Святополка туровского объясняется свидетельством Дитмара, что Святополк
в это время был под гневом отца и даже в заключении. Всеволод, также сын
Рогнеды, получил Владимир-Волынский; Святослав и Мстислав, которых мать
в начальной Киевской летописи названа чехинею другою в отличие от мнимой
матери Вышеслава, получили: первый - землю Древлянскую; второй - Тмута-
ракань. Мать Святослава Иоакимовская летопись называет Малфридою; что
это имя одной из жен Владимировых не вымышлено, доказательством служит
известие начальной Киевской летописи под 1002 годом о смерти Малфриды,
которая здесь соединена с Рогнедою; мать же Мстислава Иоаким называет
Аделью, или Адилью. Второго сына Адели, Станислава, этот же летописец,
равно как и некоторые другие, отсылает в Смоленск, а Судислава - во
Псков. Теперь остается определить мать и возраст Бориса и Глеба. В на-
чальной Киевской летописи матерью их названа болгарыня, волостью первого
- Ростов, второго - Муром. Но ясно, что здесь упоминается уже второе
распоряжение, потому что при первом распределении волостей Ростов был
отдан Ярославу; поэтому в некоторых списках, бывших в руках у Татищева,
прибавлено, что сначала Борис получил Муром, а Глеб - Суздаль. Несмотря
на это, молчание древнейших дошедших до нас списков летописи о первона-
чальных волостях Бориса и Глеба, равно как их молчание о волостях Ста-
нислава, Судислава и Позвизда, ведет нас к заключению, что во время пер-
вой рассылки сыновей Владимировых по волостям все эти князья или были
очень малы, или некоторые из них, быть может, еще не родились. Любопыт-
но, что в летописи Иоакима матерью Бориса и Глеба названа Анна - царев-
на, причем Татищев соглашает свидетельство киевского летописца о бол-
гарском происхождении матери Борисовой тем, что эта Анна могла быть дво-
юродною сестрою императоров Василия и Константина, которых тетка, дочь
Романа, была в супружестве за царем болгарским. Если б так было, то для
нас уяснилось бы предпочтение, которое оказывал Владимир Борису, как сы-
ну царевны и рожденному в христианском супружестве, на которое он должен
был смотреть как на единственное законное. Отсюда уяснилось бы и поведе-
ние Ярослава, который, считая себя при невзгоде Святополка старшим и ви-
дя предпочтение, которое оказывал отец Борису, не хотел быть посадником
последнего в Новгороде и потому спешил объявить себя независимым. Как бы
то ни было, Борис единогласно описывается человеком в самой цветущей
юности: "Аки цвет в юности своей... брада мала и ус, млад бо бе еще".
Если предположить, что он был первым плодом брака Владимирова с Анною,
то в год отцовой смерти ему было 25 лет; но по описанию можно судить,
что он был гораздо моложе. Летописец прибавляет, что Борис светился
царски, желая, быть может, указать на его царственное происхождение по
матери. Отец любил его более других сыновей и держал при себе, в чем
видно было намерение передать ему старший стол киевский. Мы должны ска-
зать также несколько слов о волостях сыновей Владимировых; сравнив эти
волости с волостями сыновей Ярославовых, мы замечаем, что так как у Вла-
димира было вдвое более сыновей, чем у Ярослава, то и волости первых
должны быть гораздо более размельчены: Новгородская волость была разде-
лена на две - Новгородскую и Псковскую; здесь начало отделения Пскова от
Новгорода. Ростов является самостоятельным столом, Муром - также; в Ки-
евском княжестве являются две особые волости - Древлянская земля и Ту-
ров. Но странно, что, размельчая так волости на севере и западе, Влади-
мир не дал волостей на восток от Днепра, ибо не упоминается ни о Черни-
гове, ни о Переяславле как особых волостях. Мстислав сидел в Тмутарака-
ни, но Чернигов не мог принадлежать ему, он его завоевал впоследствии
уже при Ярославе.
Владимир умер на Берестове; окружающие скрыли его смерть, потому что
Святополк был в Киеве; и в ночь уже, проломав пол между двумя клетьми,
на канатах спустили на землю тело, обвернутое в ковер, положили на сани,
привезли в Киев и поставили в Десятинной церкви. Когда в городе узнали
об этом, то бесчисленное множество народа сошлось в церковь и начали
плакаться по нем: знатные - как по заступнике земли своей, убогие - как
о заступнике и кормителе своем; положили тело в мраморный гроб и с пла-
чем похоронили. По всем вероятностям, хотели утаить смерть Владимира для
того, чтобы Святополк узнал о ней не прежде граждан киевских, ибо тогда
ему труднее было действовать.
Как скоро в Киеве разнеслась весть о кончине Владимира, то Святополк
сел на отцовском месте, созвал киевлян и начал раздавать им подарки -
это уже служило знаком, что он боялся соперничества и желал приобресть
расположение граждан; граждане принимали подарки, говорит летописец, но
сердце их не было с Святополком, потому что братья их находились на вой-
не с Борисом. Следовательно, граждане были равнодушны; они опасались од-
ного что как вдруг братья их провозгласят князем Бориса, а Святополк
потребует от них помощи против последнего? Их пугало это междоусобие.
Борис, не нашедши печенегов, был уже на возвратном пути и стоял на реке
Альте, когда пришла к нему весть о смерти отцовской. Бывшая с Борисом
дружина Владимирова, бояре, старые думцы предпочитали Бориса всем его
братьям, потому что он постоянно находился при них.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz