История России с древнейших времен(ч.1)

4) Если русин украдет что-либо у христианина или
христианин у русина и вор будет пойман в краже, то в случае сопротивле-
ния хозяин украденной вещи может убить его безнаказанно и взять свое на-
зад. Если же вор отдается без сопротивления, то его должно связать и
взять с него втрое за похищенное. 5) Если кто из христиан или русских
начнет делать обыск насильно и возьмет что-нибудь, то должен заплатить
втрое против взятого. 6) Если корабль греческий будет выброшен ветром на
чужую землю и случится при этом кто-нибудь из русских, то они должны ох-
ранять корабль с грузом, отослать его назад в землю христианскую, прово-
жать его чрез всякое страшное место, пока достигнет места безопасного;
если же противные ветры или мели задержат корабль на одном месте, то
русские должны помочь гребцам и проводить их с товарами поздорову, если
случится близко тут земля Греческая; если же беда приключится близ земли
Русской, то корабль проводят в последнюю, груз продается, и вырученное
русь принесет в Царьград, когда придет туда для торговли или по-
сольством; если же кто на корабле том будет прибит или убит русью или
пропадет что-нибудь, то преступники подвергаются вышеозначенному наказа-
нию. 7) Если в какой-нибудь стране будут держать русского или греческого
невольника и случится в той стране кто-нибудь из русских или из греков,
то последний обязан выкупить невольника и возвратить его на родину, за
что получит искупную цену или общую цену невольника; военнопленные также
возвращаются на родину, пленивший получает общую цену невольника. 8) Те
из русских, которые захотят служить императору греческому, вольны это
сделать. 9) Если случится, что русские невольники придут на продажу из
какой-нибудь страны к христианам, а христианские невольники в Русь, то
они продаются по 20 золотых и отпускаются на родину. 10) Если раб будет
украден из Руси или уйдет сам, или будет насильственно продан и если
господин раба начнет жаловаться и справедливость жалобы будет подтверж-
дена самим рабом, то последний возвращается в Русь; также гости русские,
потерявшие раба, могут искать его и взять обратно; если же кто не позво-
лит у себя делать обыска, то этим самым уже проигрывает свое дело. II)
Если кто из русских, служащих христианскому царю, умрет, не распорядив-
шись имением и не будет около него никого из родных, то имение отсылает-
ся к ближним его в Русь. Если же распорядится, то имение идет к назна-
ченному в завещании наследнику, который получит его от своих земляков,
ходящих в Грецию. 12) Если преступник убежит из Руси, то по жалобе русс-
ких возвращается насильно в отечество. Так точно должны поступать и
русские относительно греков.
Император одарил русских послов золотом, дорогими тканями, платьем и
по обычаю приставил к ним людей, которые должны были водить их по церк-
вам цареградским, показывать богатства их, также страсти Христовы мощи
святых, при чем излагать учение веры. Послы возвратились к Олегу в 912
году, осенью этого года князь умер. Было предание, что перед смертью
Олег ходил на север, в Новгород и Ладогу; в этом предании нет ничего не-
вероятного, оно же прибавляет, что Олег и похоронен в Ладоге; все указы-
вает нам на тесную связь севера с югом, связь необходимую. Север хотел
иметь у себя могилу вещего преемника Рюрикова, юг - у себя: по южному
преданию, Олег похоронен в Киеве, на горе Щековице; в летописи находим
также предание о самой смерти Олега. Спрашивал он волхвов кудесников, от
чего ему умереть? И сказал ему один кудесник: "Умереть тебе, князь, от
любимого коня, на котором ты всегда ездишь". Олег подумал: "Так никогда
же не сяду на этого коня и не увижу его", - и велел кормить его, но не
подводить к себе и так не трогал его несколько лет, до самого греческого
похода. Возвратившись в Киев, жил Олег четыре года, на пятый вспомнил о
коне, призвал конюшего и спросил: "Где тот конь мой, что я поставил кор-
мить и беречь?" Конюший отвечал: "Он уже умер". Тогда Олег начал сме-
яться над кудесником и бранить его: "Эти волхвы вечно лгут, - говорил
он, - вот конь-то умер, а я жив, поеду-ка я посмотреть его кости". Когда
князь приехал на место, где лежали голые кости конские и череп голый, то
сошел с лошади и наступил ногой на череп, говоря со смехом: "Так от это-
го-то черепа мне придется умереть!" Но тут выползла из черепа змея и
ужалила Олега в ногу: князь разболелся и умер.
При разборе преданий об Олеге мы видим, что в народной памяти предс-
тавлялся он не столько храбрым воителем, сколько вещим князем, мудрым
или хитрым, что, по тогдашним понятиям, значило одно и то же: хитростию
Олег овладевает Киевом, ловкими переговорами подчиняет себе без насилий
племена, жившие на восточной стороне Днепра; под Царьградом хитростию
пугает греков, не дается в обман самому хитрому народу и прозывается от
своего народа вещим. В предании он является также и князем-нарядником
земли: он располагает дани, строит города; при нем впервые почти все
племена, жившие по восточному водному пути, собираются под одно знамя,
получают понятие о своем единстве, впервые соединенными силами совершают
дальний поход. Таково предание об Олеге, историк не имеет никакого права
заподозрить это предание, отвергнуть значение Олега как собирателя пле-
мен.
По счету летописца, преемник Олегов Игорь, сын Рюриков, княжил 33 го-
да (912 - 945) и только пять преданий записано в летописи о делах этого
князя; для княжения Олега высчитано также 33 года (879 - 912). В летопи-
си сказано, что Игорь остался по смерти отца младенцем; в предании о за-
нятии Киева Олегом Игорь является также младенцем, которого не могли да-
же вывести, а вынесли на руках; если Олег княжил 33 года, то Игорю по
смерти его должно было быть около 35 лет. Под 903 годом упоминается о
женитьбе Игоря: Игорь вырос, говорит летописец, ходил по Олеге, слушался
его, и привели ему жену из Пскова именем Ольгу. Во время похода Олегова
под Царьград Игорь оставался в Киеве. Первое предание об Игоре, занесен-
ное в летопись, говорит, что древляне, примученные Олегом, не хотели
платить дани новому князю, затворились от него, т. е. не стали пускать к
себе за данью ни князя, ни мужей его. Игорь пошел на древлян, победил и
наложил на них дань больше той, какую они платили прежде Олегу. Потом
летописец знает русское предание и греческое известие о походе Игоря на
Константинополь: в 941 году русский князь пошел морем к берегам Империи,
болгары дали весть в Царьград, что идет Русь; выслан был против нее про-
товестиарий Феофан, который пожег Игоревы лодки греческим огнем. Потер-
пев поражение на море, руссы пристали к берегам Малой Азии и по обычаю
сильно опустошали их, но здесь были застигнуты и разбиты патрикием Бар-
дою и доместиком Иоанном, бросились в лодки и пустились к берегам Фра-
кии, на дороге были нагнаны, опять разбиты Феофаном и с малыми остатками
возвратились назад в Русь. Дома беглецы оправдывались тем, что у греков
какой-то чудесный огонь, точно молния небесная, которую они пускали на
русские лодки и жгли их.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz