История России с древнейших времен(ч.1)

-
Перемещения в Черниговской волости. - Неудачный поход князей на Туров. -
Изяслав Давыдович заступается за галицкого изгнанника Ивана Берладника.
Это вооружает против него многих князей. - Неудачный поход Изяслава на
князей Ярослава галицкого и Мстислава Изяславича волынского. - Он при-
нужден оставить Киев, куда Мстислав Изяславич волынский перезывает дядю
своего Ростислава Мстиславича из Смоленска. - Уговор дяди и племянника
насчет двоих митрополитов-соперников. - Война с Изяславом Давыдовичем. -
Смерть последнего. - Ссора великого князя Ростислава с племянником,
Мстиславом волынским. - Смерть Святослава Ольговича черниговского и сму-
та по этому случаю на восточной стороне Днепра. - Смерть великого князя
Ростислава; характер его. - Мстислав Изяславич княжит в Киеве. - Неудо-
вольствие князей на него. - Войско Андрея Боголюбского изгоняет Мстисла-
ва из Киева и опустошает этот город. - Смерть Ивана Берладника. - Смуты
полоцкие. - События в Новгороде Великом. - Борьба новгородцев со шведа-
ми. - Война Андрея Боголюбского с камскими болгарами. - Борьба с полов-
цами. - Дружина.
В другой раз Святославич, теперь племени Давыдова, получил родовое
старшинство и Киев; успехом своим Изяслав Давыдович был обязан тем же
самым обстоятельствам, какие дали возможность получить Киев и двоюродно-
му брату его Всеволоду Ольговичу; старшим в племени Мономаховом был Рос-
тислав Мстиславич, нисколько не похожий на доблестного брата своего,
могший с успехом действовать только при последнем и резко обнаруживший
свою незначительность, когда пришлось действовать одному в челе родичей;
бегство его пред полками Изяслава Давыдовича по смерти Вячеславовой мог-
ло ли ручаться за успех вторичной его борьбы с тем же князем? Нет сомне-
ния, что, заключая союз против Юрия с черниговским князем, Ростислав от-
казался от старшинства в пользу последнего, который по родовым счетам,
точно, приходился ему дядею; Мстислав Изяславич, самый даровитый и дея-
тельный князь в племени Мстиславичей, не мог действовать один ни в
пользу дяди против воли последнего, тем менее - в свою собственную
пользу: пример отца показывал ему, что нельзя затрагивать господствующих
понятий о правах дядей, особенно старших, И вот вследствие этих-то при-
чин Изяслав Давыдович в другой раз въехал в Киев, теперь уже по согласию
всех Мономаховичей: о сыне Юрия, Андрее Боголюбском, не было, по крайней
мере, ничего слышно. Но перемещение Давыдовича на стол киевский не могло
не повлечь за собою перемещений в Черниговской волости: по родовым сче-
там Чернигов должен был перейти к Святославу Ольговичу, не только стар-
шему по Изяславе в племени Святославовом, но и в целом роде Ярославичей,
и вот Ольгович с племянником своим Святославом Всеволодовичем явился пе-
ред Черниговом, но не был впущен туда родным племянником Изяслава, Свя-
тославом Владимировичем, которого дядя, отъезжая в Киев, оставил здесь
со всем полком своим; летописец говорит оставил, а не посадил - знак,
что Изяслав не передал ему Чернигова во владение, но не хотел только,
как видно, впускать туда Ольговича, с которым был не в ладах, потому что
последний не согласился идти с ним вместе на Юрия. Ольговичи, не впущен-
ные в Чернигов, отступили от города и стали за Свиною рекою, на противо-
положном берегу которой скоро показались полки Изяслава Давыдовича, при-
шедшего вместе с Мстиславом Изяславичем. Дело не дошло, однако, до бит-
вы; Давыдовичу трудно было удержат. Чернигов за собою, странно отдать
племяннику вместо дяди: оба действия одинаково сильно противоречили сов-
ременным понятиям; вот почему Давыдович стал пересылаться с Ольговичем и
положили на том, что Чернигов достанется последнему, а Северская область
- Святославу Всеволодовичу; но Святославу Ольговичу досталась не вся
Черниговская волость: большую часть ее удержал Изяслав за собою и за
родным племянником Святославом Владимировичем; Мозырь, уступленный преж-
де Юрием Святославу, также отошел к Киевской волости.
На западе, в области Туровской, произошло также любопытное явление:
мы видели, что Юрий, утвердившись в Киеве, отдал Туров сыну своему Бори-
су; по смерти отца, при всеобщем нерасположении к нему на юге, Борис не
мог удержаться в Турове и был сменен здесь известным Юрием Ярославичем,
представителем Изяславовой линии; очень вероятно даже, что Юрий выгнал
Бориса. Но ни Давыдович, ни Мстиславичи не хотели позволить этому изгою
владеть такою важною волостию, тем более что, как видно, они прежде уго-
ворились отдать ее младшему Мстиславичу - Владимиру, не имевшему стола.
Вследствие этого Изяслав отправился на Ярославича к Турову; с ним пошел
Владимир Мстиславич, Ярослав Изяславич - из Луцка, Ярополк Андреевич -
от брата из Дорогобужа, Рюрик Ростиславич - от отца из Смоленска, пошли
полоцкий и галицкий отряды; не пошел Мстислав Изяславич волынский: вер-
но, не хотел он добывать сильной волости враждебному дяде, который в
случае удачи похода должен был сделаться опасным ему соседом. Туровская
и Пинская волость были опустошены; но Юрий бился крепко на вылазках из
Турова. Несмотря на то он видел, что ему одному не устоять против союз-
ников и посылал с просьбою к Изяславу: "Брат! Прими меня к себе в лю-
бовь!" Изяслав не соглашался, хотел непременно взять Туров и Пинск, но,
простоявши 10 недель понапрасну, принужден был отступить, потому что в
войске открылся конский падеж; изгой Ярославич остался спокойно княжить
в Турове, а Владимир Мстиславич - по-прежнему без волости.
В следующем 1158 году встала смута в Галиче, подавшая повод к изгна-
нию Изяслава Давыдовича из Киева и переходу последнего опять в род Моно-
махов. Не раз упоминали мы об изгнанном галицком князе Иване Ростислави-
че Берладнике, который принужден был служить разным князьям русским; в
последний раз мы видели его на севере, в службе Юрия Долгорукого, кото-
рый посылал его перехватывать новгородцев. Когда Юрий окончательно ут-
вердился в Киеве, то, нуждаясь в помощи зятя своего, Ярослава галицкого,
согласился выдать ему несчастного Берладника, которого уже и привели в
оковах из Суздаля в Киев, где дожидались его послы от Ярослава с большею
дружиною. Но духовенство вооружилось против такого гнусного поступка;
митрополит и все игумены сказали Юрию: "Грешно тебе, целовавши крест,
держать Ивана в такой нужде, да еще теперь хочешь выдать его на
убийство". Юрий послушался, не выдал Берладника галичанам, только отпра-
вил его назад в Суздаль в оковах. Но Изяслав Давыдович черниговский, уз-
нав, что Берладника ведут опять в Суздаль, послал перехватить его на до-
роге и привести к себе. По смерти Юрия, когда Изяслав занял его место в
Киеве, Берладник оставался здесь на свободе, имел полную возможность
сноситься с недовольными галичанами. Легко понять, что Ярослав не мог
оставаться при этом покойным: он начал искать двоюродного брата своего
Ивана, говорит летописец, и подмолвил всех князей русских, короля вен-
герского, польских князей, чтоб были ему помощниками на Ивана; трудно
теперь объяснить, что заставило всех этих князей и короля согласиться на
просьбу Ярослава? Что возбуждало их ненависть против несчастного Берлад-
ника? Разве то, что, взявши деньги у одного князя, он переходил к друго-
му, потом к третьему; быть может, также Ярослав подобно отцу действовал
хитро, каждому князю умел обещать что-нибудь выгодное.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz