История России с древнейших времен(ч.1)

Однажды, говорит летопись, пошел он вой-
ною на касогов; касожский князь Редедя вышел к нему навстречу с войском
и сказал ему: "Зачем губить дружину, схватимся мы сами бороться, одоле-
ешь ты, возьмешь мое имение, жену, детей и землю мою, я одолею, - возьму
все твое". Мстислав согласился и стал бороться с Редедею; боролись креп-
ко и долго, Редедя был велик и силен. Мстислав уже начал изнемогать и,
видя беду, сказал: "Пречистая богородица, помоги мне; если я его одолею,
то построю церковь в твое имя". Сказавши это, он ударил Редедю об землю,
вынул нож и зарезал его, потом пошел в его землю, взял его имение, жену,
детей и наложил дань на касогов. Обет был также исполнен: церковь Бого-
родицы, построенная Мстиславом, стояла в Тмутаракани еще во времена ле-
тописца. Такой-то князь в 1023 году явился в русских пределах искать во-
лостей после умерших братьев; говорят, что он уже и прежде требовал их у
Ярослава, и тот давал ему Муром, но Мстиславу было этого мало. Ярослав
был в Новгороде, когда Мстислав пришел к Киеву; киевляне, однако, не
приняли его, и он принужден был сесть в Чернигове. Между тем Ярослав,
управившись на севере, волнуемом остатками язычества, послал по заморс-
ких варягов, и к нему пришел слепой Якун с дружиною. Ярослав отправился
с Якуном на Мстислава и встретился с ним у Листвена. Мстислав с вечера
исполчил свое войско: поставил северян в средине против варягов Яросла-
вовых, а сам стал с дружиною своею по крылам. Ночь была темная и бурная,
с дождем и грозою; Мстислав сказал дружине: "Пойдем на них"; северяне
сошлись с варягами, и когда варяги уже истомились в битве с северянами,
то Мстислав вдруг напал на них с своею свежею дружиною, битва усилилась:
как блеснет молния, так и осветит оружие; и гроза была велика, и сеча
сильная и страшная, по словам летописи. Наконец, Ярослав побежал с Яку-
ном, князем варяжским; он пришел в Новгород, а Якун пошел за море, поте-
рявши у Листвена и золотую свою луду, или верхнюю одежду. Утром, на дру-
гой день битвы, Мстислав объехал поле и сказал своим: "Как не порадо-
ваться? Вот лежит северянин, вот варяг, а дружина моя цела". Эта дружина
состояла из козар и касогов!
Несмотря на победу, Мстислав не хотел добывать Киева мимо старшего
брата; он послал сказать Ярославу: "Садись в своем Киеве, ты старший
брат, а мне будет та сторона", т. е. восточный берег Днепра. Но Ярослав
не смел идти в Киев на этот зов и держал там своих посадников, а сам жил
в Новгороде. Только в следующем, 1025 году, собравши большое войско,
пришел он в Киев и заключил мир с Мстиславом у Городца; братья разделили
Русскую землю по Днепр, как хотел Мстислав: он взял себе восточную сто-
рону с главным столом в Чернигове, а Ярослав - западную с Киевом. "И на-
чали жить мирно, в братолюбстве, - говорит летопись, - перестала усобица
и мятеж, и была тишина великая в Земле".
В 1032 году умер сын Мстислава, Евстафий, которого имя странно выда-
ется между славянскими именами князей, а в 1035 году умер и сам Мстислав
на охоте. Летописец говорит, что он был дебел телом, красноват лицом, с
большими глазами, храбр на рати, милостив, очень любил дружину, имения,
питья и кушанья не щадил для нее. Видно, что этот князь своим бога-
тырством поразил внимание народа и долго жил в его памяти; ни об одном
из князей в дошедших до нас списках не встречаем мы таких подробностей,
например, о наружном виде.
По смерти Мстислава Ярослав взял всю его волость и был самовластием в
Русской земле, по выражению летописца. Но, видно, Судиславу псковскому
не нравилось, что Ярослав не делится с ним выморочными волостями
братьев, или, по крайней мере, Ярославу казалось, что не нравится: в са-
мый год Мстиславовой смерти Ярослав посадил Судислава в тюрьму во Пско-
ве; летописи прибавляют, что его оклеветали пред старшим братом.
Счастливее был племянник Ярослава Брячислав полоцкий. В 1021 году он
нечаянно напал на Новгород, побрал в плен граждан, взял их имение и по-
шел назад в Полоцку. Но Ярослав узнал о замыслах его, выступил поспешно
из Киева и, настигнув племянника на реке Судомири, обратил его в
бегство, отнявши всех пленников новгородских. Несмотря, однако, на эту
победу, Ярослав видел, что надобно что-нибудь прибавить Брячиславу к его
волости, иначе Новгород никогда не будет безопасен: он дал ему два горо-
да - Витебск и Усвят, если только он не дал их за жену свою, похищенную
известным Эймундом, как говорят скандинавские предания.
Так кончились отношения Ярослава к братьям и племяннику; обратимся
теперь к отношениям внешним. С Скандинавиею продолжалась по-прежнему
тесная связь; враждебных отношений не могло быть: с 1024 года царствовал
в Швеции король Олоф (Schoskonig), которого упрекали тем, что он потерял
завоевание упсальского короля Эриха, сына Эймундова, на восточном берегу
Балтийского моря, в Финляндии, Карелии, Эстляндии, Курляндии. По сканди-
навским преданиям, на дочери этого Олофа, Ингигерде был женат наш Ярос-
лав. По смерти Олофа королем в Швеции был Анунд - Яков, которого все
внимание обращено было на отношения датские и норвежские. Он поддерживал
в Норвегии родственника своего Олофа Святого против могущественного Кну-
та, короля датского и английского; ревность Олофа к распространению
христианства возбудила против него много врагов, и он принужден был бе-
жать из отечества; в изгнании он жил одно время при дворе Ярослава, и
сын его Магнус Добрый был здесь воспитан. Родственник Ингигерды, прие-
хавший с нею в Русь и сделанный посадником венового ее города Альдейга-
борга (быть может, Ладоги), ярл Рагнвальд имел двух сыновей - ярлов
Ульфа и Ейлифа, которые наследовали отцовскую должность; третий сын его
- Стенкиль был королем шведским, равно как и сын последнего Инге, про-
ведший часть своей молодости в России у дяди Ейлифа. К княжению Ярослава
относятся первые положительные известия о столкновениях русских с финс-
кими племенами: под 1032 годом встречаем известие, что какой-то Улеб
(очень быть может, что Ульф - сын Рагнвальда) ходил из Новгорода на Же-
лезные ворота, но, как видно, поход был неудачен, потому что из дружины
Улебовой мало возвратилось народу. 80 верст к югу от Устьсысольска, у
села Водча, находится городок, по-зырянски Карил, т. е. городовой холм;
предание и теперь называет это место Железными воротами. В 1042 году
Владимир, сын Ярослава, посаженный отцом в Новгороде, ходил на ямь, по-
бедил это племя, но потерял коней в дороге от мора. Приведя в связь это
известие с предыдущим, можно думать, что поход Владимира был предпринят
по следам Улебовым в ту же сторону, на северо-восток, к берегам Северной
Двины; таким образом, мы получим верное известие о начале утверждения
русских владений в этих странах. Еще ранее, в 1030 году, сам Ярослав ут-
вердил свою власть на западном берегу Чудского озера; это утверждение
произошло обычным образом - построением города: основан был Юрьев, ны-
нешний Дерпт. Из походов на западные дикие народы упоминается поход на
ятвягов, и в первый раз поход на Литву: эти походы были предприняты, как
видно, с целью не покорения, а только отражения набегов.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz