Флизелиновые фотообои 3д купить

История России с древнейших времен(ч.1)

Князья собира-
лись также думать вместе о земских уставах определяли известные правила,
с которыми должны были сообразоваться в своем поведении. После, когда
права разных князей на старшинство запутались, то иногда князья уславли-
вались: если кто-нибудь из них получит старшинство, то должен отдать
другому какую-нибудь волость.
Единство княжеского рода поддерживалось тем, что каждый член этого
рода, в свою очередь, надеялся достигнуть старшинства и соединенного с
старшинством владения главным столом киевским. Основанием старшинства
было старшинство физическое, причем дядя имел преимущество пред племян-
никами, старший брат - пред младшими, тесть - пред зятем, муж старшей
сестры - пред младшими шурьями, старший шурин - пред младшими зятьями; и
хотя во время господства родовых отношений между князьями встречаем
борьбу племянников от старшего брата с младшими дядьми, однако племянни-
ки при этом никогда не смели выставлять своих родовых прав, и притязания
их, основывавшиеся на случайных обстоятельствах, должны были, исключая
только одного случая, уступать правам дядей самых младших. Но мы видим
иногда, что некоторые князья и целые племена (линии) княжеские исключа-
ются из родового старшинства и это исключение признается правильным. Ка-
ким же образом могло произойти подобное явление? Для решения этого воп-
роса должно посмотреть, каким образом князь достигал старшинства, приб-
лижался к нему? Первоначально род состоял из отца, сыновей, внуков и т.
д.; когда отец умирал, его место для рода заступал старший брат; он ста-
новился отцом для младших братьев, следовательно, его собственные сы-
новья необходимо становились братьями дядьям своим, переходили во вто-
рой, высший ряд, из внуков в сыновья, потому что над ними не было более
деда, старшина рода был для них прямо отец: и точно, дядья называют их
братьями; но другие их двоюродные братья оставались по-прежнему внуками
малолетними (внук-унук, юнук, малолетний по преимуществу), потому что
над ними по-прежнему стояли две степени: старший дядя считался отцом их
отцам, следовательно, для них самих имел значение деда; умирал этот
старший, второй брат заступал его место, становился отцом для остальных
младших братьев, и его собственные дети переходили из внуков в сыновья,
из малолетних - в совершеннолетние, и таким образом мало-помалу все мо-
лодые князья чрез старшинство своих отцов достигали совершеннолетия и
приближались сами к старшинству. Но случись при этом, что князь умирал,
не будучи старшиною рода, отцом для своих братьев, то дети его остава-
лись навсегда на степени внуков несовершеннолетних: для них прекращался
путь к дальнейшему движению; отсюда теперь понятно, почему сын не мог
достигнуть старшинства, если отец его никогда не был старшиною рода; так
понимали князья порядок восхождения своего к старшинству; они говорили:
"Как прадеды наши лествицею восходили на великое княжение киевское, так
и нам должно достигать его лествичным восхождением". Но когда в этой
лестнице вынималась одна ступень, то дальнейшее восхождение становилось
невозможным; такие исключенные из старшинства князья считались в числе
изгоев. Каждый член рода княжеского при известных условиях мог достигать
старшинства, получать старший стол киевский, который, таким образом, на-
ходился в общем родовом владении; но другие волости оставались ли посто-
янно в наследственном владении известных племен княжеских, или, соот-
ветствуя различным степеням старшинства, переходили к князьям различных
племен при их движении к старшинству лествичным восхождением? Для реше-
ния этого вопроса посмотрим, как поступали князья вначале, когда различ-
ные случайные обстоятельства не нарушали еще чистоты их отношений. Когда
умер четвертый сын Ярослава, Вячеслав, княживший в Смоленске, то эта во-
лость не перешла в наследство к его сыновьям, но отдана была братьям пя-
тому Ярославичу, Игорю, княжившему прежде на Волыни: ясный знак от-
сутствия наследственности волостей и движения князей из одной волости в
другую по старшинству, лествичным восхождением; потом, когда Святослав
Ярославич по изгнании брата получил старшинство вместе с главным столом
киевским, то следующий по нем брат, Всеволод, княживший прежде в Переяс-
лавле, переходит на место Святослава в Чернигов. Известная волость могла
сделаться наследственным достоянием какой-нибудь одной княжеской линии
только в том случае, когда князь по вышеизложенным причинам терял воз-
можность двигаться к старшинству лествичным восхождением; тогда, получив
от родичей какую-нибудь волость, он и потомство его принуждены были нав-
сегда ею ограничиться, потому что переход из одной волости в другую ус-
ловливался возможностью движения к старшинству, несуществовавшею для из-
гоев; так образовались особые волости Полоцкая, Галицкая, Рязанская,
после Туровская; линия второго Ярославича, Святослава, известная больше
под племенным названием Ольговичей, также вследствие известных обстоя-
тельств подверглась было тяжкой для князей участи изгойства, и поэтому
самому Черниговская волость принимала было характер особного выделенного
княжества, но Ольговичам удалось, наконец, принудить Мономаховичей приз-
нать свои права на старшинство, и необходимым следствием этого признания
было восстановление родовой общности приднепровских волостей для обеих
линий: Ольгович сел в Киеве, а Мономахович - на его место в Чернигове.
Несмотря на то, однако, мы встречаем в летописи слово: отчина:
князья, не исключенные из старшинства, употребляют это слово для означе-
ния отдельных волостей; в каком же смысле они употребляют его? В настоя-
щем ли его смысле, как наследственного владения, или в другом каком-ли-
бо? В 1097 году князья, внуки Ярославовы, собрались вместе и решили,
чтобы каждый из них держал свою отчину: Святополк - волость отца своего
Изяслава - Киев, Владимир Мономах - отцовскую волость - Переяславль,
Святославичи - Чернигов; но мы никак не поймем этого распоряжения, если
станем принимать слово отчина в смысле наследственного владения для од-
ной линии, потому что Киев был столько же отчиною Святополка, сколько и
отчиною всех остальных князей: и Всеволод и Святослав княжили в нем; но
если здесь Киев называется отчиною Святополка не в смысле наследственно-
го владения исключительно для него и для потомства его, то не имеем ни-
какого права и Переяславль и Чернигов считать отчинами Мономаха и Свя-
тославичей в другом смысле. Еще пример на восточной стороне Днепра: в
1151 году Ольговичи - дядя Святослав Ольгович и племянник Святослав Все-
володович говорят Изяславу Давыдовичу: "У нас две отчины, одна моего от-
ца Олега, а другая твоего отца Давыда; ты брат, Давыдович, а я Ольгович;
так ты, брат, возьми отца своего Давыдово, а что Ольгово, то нам дай, мы
тем и поделимся", вследствие чего Давыдович остался в Чернигове, а
Ольговичам отдал Северскую область. Но для Святослава Всеволодовича Чер-
нигов был точно так же отчиною, как и для Давыдовича, потому что отец
его, Всеволод Ольгович, княжил в Чернигове, и когда Давыдович получил
Киев, то Чернигов, отчину свою, уступил Святославу Ольговичу.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz